Законно ли решение Арбитражного суда в моей ситуации?

Топ-10 способов затянуть судебный процесс

Законно ли решение Арбитражного суда в моей ситуации?

Всем известна фраза «в бою все средства хороши». То же самое можно сказать о споре, который по ряду причин уже невозможно разрешить без суда.

В этом случае одна из самых распространенных уловок – затянуть рассмотрение дела или постоянно искусственно отодвигать возобновление процесса. Иногда это происходит от безыс­ходности, а иногда – чтобы выиграть время и, например, добыть нужные доказательства.

Посмотрим, какие способы затянуть процесс существуют и насколько возможность их использования зависит от действия сторон и усмотрения суда.

«Разумный» расчет

Более полутора лет назад в АПК РФ была введена ст. 6.1. В ней идет речь о том, что сроки рассмотрения дела в суде должны быть разумными.

Понятно, что такая «разумность» напрямую зависит не только от суда, но и от спорящих сторон, а также от других участников процесса.

Использование различных способов затянуть рассмотрение спора свойственно обеим сторонам, ведь за то время, пока суд будет рассматривать дело, можно вывести с баланса активы, заключить притворные сделки, провести ликвидацию, а также многое другое.

Злоупотребление: есть и нет

Как показывает практика, во многих случаях имеет место так называемое злоупотребление процессуальными возможностями, которые предоставлены сторонам законом (АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ) и в использовании которых никто не вправе ограничить спорящих. Вот они и злоупотребляют, кому как необходимо.

Пункт 36 постановления Пленума ВС РФ № 30 и Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» дает следующее разъяснение.

При оценке поведения заявителя (истца) на него нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела по причине использования им процессуальных средств, которые предоставлены ему законом для своей защиты.

В частности, это изменение исковых требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов.

А вот неисполнение процессуальных обязанностей (например, непредставление доказательств по гражданскому делу, неоднократная неявка в судебное заседание по неуважительным причинам) с позиции закона и высших судей однозначно расценивается как затягивание судебного процесса.

Однако среди юристов распространена несколько иная установка. Ее суть в том, что правовых оснований для обвинения в злоупотреблении процессуальными правами нет.

Мол, каждая сторона вправе использовать любые установленные законом способы защиты своих прав и интересов, в том числе право оспаривать акты суда. Но это не совсем верно. Так, в АПК РФ есть ст.

111, которая устанавливает своего рода ответственность за злоупотребление процессуальными правами.

Фрагмент документа

Показать

Ч. 2 ст. 111 АПК РФ

Арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Именно эту норму суд применяет в случае, когда одна из сторон намеренно пытается затянуть различными способами судебный процесс.

Судебная практика

Показать

Решением налоговой инспекции компания привлечена к налоговой ответственности. Сумма санкций была уплачена в добровольном порядке по реквизитам, указанным в решении налогового органа. Позже инспекция сообщила, что штрафные санкции следовало перечислить по другим реквизитам. Организация повторно перечислила штраф на счет, указанный инспекцией.

Но и он оказался неправильным. Налогоплательщику пришлось перечислять деньги в третий раз. В связи с тем, что первые два платежа были ошибочными, компания дважды обратилась в налоговую инспекцию с заявлениями о возврате излишне перечисленных сумм. Однако налоговики отказали в возврате излишне уплаченных денег и порекомендовали обратиться в суд.

Арбитры удовлетворили требования компании, поскольку никаких правовых основания для удержания в бюджете излишне уплаченных сумм не нашлось. Однако инспекции такое решение, видимо, показалось несправедливым, и она обратилась с жалобами сначала в апелляционную, а затем в кассационную инстанции.

Суды посчитали, что в данном случае налоговая инспекция злоупотребила своим процессуальным правом на подачу апелляционной и кассационной жалоб, что привело к затягиванию судебного процесса. Арбитры указали, что понятие добросовестного пользования правами включает четкость процессуального поведения сторон и лояльность их по отношению к остальным лицам, участвующим в деле.

Злоупотребление налоговой инспекцией правом на судебную защиту проявилось в надуманных аргументах апелляционной и кассационной жалоб против хорошо обоснованного иска. Доводы, приведенные в апелляционной и кассационной жалобах, не имеют ни фактической, ни законодательной базы.

А кроме того, налогоплательщик был вынужден трижды уплачивать в бюджет штрафы по вине налоговой инспекции.

На основании изложенного ФАС Северо­Западного округа (постановление от 29.08.2005 № А56-45211/04) посчитал правомерным взыскание апелляционной инстанцией в доход федерального бюджета с налогового органа 1000 руб. государственной пошлины и взыскал с нее еще 1000 руб. за рассмотрение дела в кассации.

Процессуальная «машина времени»

Процессуальное законодательство с присущим ему строгим формализмом выдвигает жесткие требования к форме, содержанию и комплектности судебных документов. Малейшее несоответствие – и суд может применить законодательную «палочку-выручалочку»:

  • приостановить процессуальный срок (ст. 116 АПК РФ и ст. 110 ГПК РФ);
  • восстановить процессуальный срок (ст. 117 АПК РФ и ст. 112 ГПК РФ);
  • продлить процессуальный срок (ст. 118 АПК РФ и ст. 111 ГПК РФ);
  • объявить перерыв в судебном заседании (в среднем – пять дней) (ст. 163 АПК РФ);
  • отложить судебное разбирательство (ст. 158 АПК РФ и ст. 169 ГПК РФ).

Имейте в виду: арбитражный суд восстанавливает или продлевает процессуальный срок, если не истекли предельно допустимые сроки и при этом суд считает причину пропуска уважительной.

Уважительная причина – понятие растяжимое. Спорить с судом, почему он признал ту или иную причину уважительной, не принято. Хотя мотивы признания причины уважительной суд тоже не приводит. Принцип, в общем-то, один: чем больше и качественнее оправдательные документы, тем лучше.

Способ 1. Не все документы

Это, пожалуй, один из самых распространенных на практике способов затянуть процесс. Причем в большинстве случаев может применяться неоднократно. Особо изощряться не требуется: достаточно «забыть» приложить какую-нибудь нужную справку.

Классический пример: сторона подает апелляционную жалобу на определение, к ней (как бы случайно) оказываются приложены не все необходимые документы. Соответственно, суд жалобу не принимает и требует полный комплект документов.

При этом срок на обжалование начинает течь заново. В следующий раз все повторяется. Суд снова возвращает документы и опять восстанавливает или продлевает срок обжалования. И так до бесконечности.

И на все это время основной спор «повисает» в воздухе.

Между тем есть определения, которые нельзя (невозможно) обжаловать. Они, как правило, решают текущие процессуальные вопросы. Ключевой роли для исхода тяжбы они в большинстве случаев не играют.

Но чтобы затянуть процесс, именно их зачастую и обжалуют в апелляционную инстанцию.

Так, часть времени уходит на переправление документов в другой суд (не исключено, что в другую местность), часть – на вынесение отказа и возврат жалобы и пакета документов.

Способ 2. Ходатайство за ходатайством

Состязательность судебного процесса проявляется помимо прочего в том, что каждый участник вправе заявлять различные ходатайства (поводов не счесть). Причем делать это можно не только напрямую, но и, например, заказным письмом, телефонограммой, направлять ходатайство на факс суда и др.

Например, согласно решению ФАС Центрального округа от 01.08.2011 по делу № А35-3734/05 представитель Минфина России прямо заявил, что затягивание срока рассмотрения спора вызвано в том числе действиями самих истиц.

Они неоднократно ходатайствовали об истребовании доказательств и отложении судебных заседаний для ознакомления с материалами дела (хотя в данном случае суд в итоге не согласился с мнением чиновников и, вдобавок, взыскал с Минфина по 150 000 рублей в пользу каждой истицы).

По праву одно из самых «популярных» ходатайств – об отложении судебного заседания. Это наиболее простой вариант затянуть процесс. Мотивация может быть такая:

  • невозможно представить суду доказательство по причине нахождения его у отсутствующего лица;
  • необходимо истребовать доказательство у лица, которое не является участником процесса (при этом заявитель ходатайства на момент его подачи уже должен направить такому лицу запрос о предоставлении нужного доказательства).

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству обеих сторон в случае их обращения к суду или посреднику за содействием в добровольном урегулировании спора (часть 2 ст. 158 АПК РФ). Здесь речь идет прежде всего о намерении заключить мировое соглашение.

Конечно, на самом деле этого намерения может и не быть. Поэтому такой ход событий важно грамотно представить и обыграть. Тем более практика показывает: даже если другая сторона активно сопротивляется, суд все же даст время на примирение. Просто других вариантов у него нет.

Такие жесткие для суда рамки установлены ст. 138 АПК РФ, ст. 150 и 172 ГПК РФ.

Еще один очень распространенный способ затянуть процесс – попросить суд о вызове нового свидетеля. При этом нужно назвать Ф.И.О. свидетеля и место его жительства (пребывания). Далее все зависит от таланта убеждать, что этот свидетель важный и нужный.

При положительном исходе суд придет к выводу, что без участия этого лица рассматривать дело далее нецелесообразно (ч. 5 ст. 158 АПК РФ). То же самое касается и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Мотив простой: решение суда может затронуть их интересы по сделке (правоотношению).

Важно, что суд оценивает не только содержание ходатайства, но и момент, когда оно подано. Это очень важно, так как позволяет оценить возможность своевременно рассмотреть дело.

Судебная практика

Показать

Одна из сторон спора заявила ходатайство об участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференцсвязи.

Отказывая в его удовлетворении, суд учел, что участники арбитражного процесса могут участвовать в судебном заседании путем использования видеоконференцсвязи при условии заявления ими ходатайства об этом и при наличии у суда технической возможности провести такую конференцию (ч.

1 ст. 153.1 АПК РФ). Ходатайство подается до назначения дела к судебному разбирательству и рассматривается судьей в течение пяти дней (ч. 4 ст. 159 АПК РФ).

Суд может отказать в удовлетворении ходатайства в случае, если оно не было подано своевременно вследствие злоупотребления процессуальным правом и явно направлено на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

Таким образом, арбитры посчитали, что ходатайство подано стороной с нарушением установленных порядка и сроков и не содержит обоснования объективных причин, препятствующих его подаче ранее.

Фактически ходатайство подано за два дня до начала судебного заседания, что исключает возможность своевременного рассмотрения дела судом.

Такие действия стороны направлены, по мнению суда, на затягивание судебного процесса (определение ФАС Волго-Вятского округа от 15.09.2011 по делу № А31-9103/2010).

Способ 3. Долгая экспертиза

Если при рассмотрении спора возник вопрос, который требует специальных знаний, скорее всего, будет назначена экспертиза. Она может длиться от недели до нескольких лет. Конечно, настолько долгий срок говорит о затягивании рассмотрения дела. И не факт, что ее результаты суд потом учтет при вынесении итогового решения.

Судебная практика

Показать

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=9323

Основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции – решение арбитражного суда соответствует нормам материального права в случае

Законно ли решение Арбитражного суда в моей ситуации?

Отправим материал вам на почту:

Арбитражная система Российской Федерации состоит из нескольких уровней, позволяющих участнику процесса оспорить решение, вынесенного судом первой инстанции, если оно вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Эта система включает:

  1. арбитражные суды первой инстанции, являющиеся основой правосудия в экономической сфере;
  2. апелляционные суды, в которые поступают дела на пересмотр в случае несогласия одной из сторон с судебным решением;
  3. окружные арбитражные суды, рассматривающие кассационные жалобы на решения апелляционных судов;
  4. Судебную коллегию Верховного суда РФ, которая рассматривает жалобы, поданные в рамках второй кассации;
  5. Президиум Верховного суда РФ, в который направляются надзорные жалобы.

Следует заметить, что кассационные и надзорные инстанции рассматривают жалобы в рамках анализа общей законности вынесенных решений и с точки зрения единообразия трактовки норм права, а также ставят прецедентную по своей сути точку в спорных случаях. Доказательную сторону дела высшие инстанции уже не рассматривают, в отличие от апелляционного арбитражного суда. Поэтому вторая инстанция – это второй и, по сути, последний шанс использовать фактическую базу в судебной баталии.

Учитывая особенности обжалования решений арбитражного суда, следует как можно тщательнее подготовиться к апелляционному пересмотру – причём обеим сторонам: и той, что подаёт жалобу суду, и противоположной. Во второй инстанции ещё можно использовать для убеждения судей конкретные фактические доказательства, а в рамках кассации и надзора уже будет вестись обжалование на уровне законодательной теории и правоприменения. Для качественной подготовки к сражению в апелляционном суде следует привлечь профессионала – адвоката, имеющего опыт в арбитражных делах.

Но не следует думать, что процесс в апелляционном суде полностью идентичен разбирательству в рамках первой инстанции. На этом уровне действуют определённые процессуальные правила, установленные АПК РФ. И отмена решения суда первой инстанции производится по строго установленным основаниям.

Сама возможность подачи апелляционной жалобы суду имеет ряд ограничений: при её составлении необходимо чётко сформулировать список тех оснований, на которых вы требуете отмены решения арбитражного суда первой инстанции или его изменения. Если причины, на основании которых вы просите произвести отмену решения, не будут соответствовать допустимым основаниям, апелляция сорвётся.

Это, кстати, ещё одна причина, по которой подготовку к битве в апелляционном суде поручают высококвалифицированным адвокатам: самостоятельно найти соответствующие причины для аннулирования или изменения судебного акта непрофессионалу очень непросто, для этого требуется серьёзное знание законодательства и процессуальных нюансов, а также опыт практической работы в арбитражных инстанциях.

Правовая база для пересмотра решений арбитражного суда

Отмена решения арбитражного суда первой инстанции производится на основании ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Эта статья АПК РФ посвящена основаниям, на основе которых арбитражным апелляционным судом производится пересмотр судебных решений, вынесенных на уровне первой инстанции.

Апелляционный суд, пересматривая судебные акты, обязан провести их оценку как на соответствие нормам материального и процессуального права, так и на соответствие обстоятельствам дела. В процессе анализа решения, вынесенного по делу судом первой инстанции, апелляционный орган может признать его:

  • законным и обоснованным;
  • незаконным (то есть не соответствующим законодательным нормам);
  • необоснованным.

В первом случае решение суда первой инстанции подтверждается на уровне второй инстанции, в двух других производится изменение или отмена решения, вынесенного судьями первой инстанции.

Следует подчеркнуть, что перечень оснований для отмены и изменения актов, принятых арбитражным судом первого уровня, изложенный в ч. 1 ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим, то есть никакие другие причины не могут привести к пересмотру выводов суда.

Необоснованность как основание для отмены пересматриваемого судебного решения

Изложенный в ч. 1 ст. 270 АПК РФ перечень оснований, которые позволяют изменить или отменить решения арбитражного суда, теоретики права делят на две группы: а) необоснованность принятого судебного акта; б) его незаконность.

Рассмотрим первую группу причин, на основании которых аннулируются либо изменяются судебные акты. Необоснованность выводов арбитражного суда первого уровня может выражаться:

  1. В неполном выяснении судом значимых для дела фактических обстоятельств.

    Ошибка суда в данном случае заключается в неверном определении предмета доказывания. К примеру, во время судебного процесса в предмет доказывания нередко вносятся обстоятельства, которые для данного дела являются юридически безразличными, а юридически важные остаются вне внимания суда.

    Скажем, при оспаривании в арбитражном суде договора о совместной деятельности и выяснении судьбы спорного имущества мотив заключения сделки не должен рассматриваться – это излишне и отвлекает от сути разбирательства.

    А вот выяснение, какие вклады были сделаны договаривающимися сторонами в совместную деятельность, имеет значение для определения судьбы спорного имущества.

  2. В недоказанности имеющих значение для вынесения решения фактов, обстоятельств, которые суд первой инстанции посчитал установленными.

    В данном случае оспаривание предыдущего судебного акта строится на указании на недостаточную доказательную базу, которая лежит в основе вынесенного решения.

    В отличие от предыдущего случая, обстоятельства, юридически важные для дела, судом первого уровня были установлены верно. Ошибка в другом: доказательства, подтверждающие значимые для процесса обстоятельства, не были изучены в достаточной мере.

    Причины, по которым суд это не сделал, могут быть разными: например, доказательств было недостаточно, или они были недостоверны, или недопустимы, или не относились к предмету разбирательства.

    Тем не менее, арбитражный суд счёл набор доказательств достаточным для того, чтобы вынести решение по делу – и именно это становится, с точки зрения права, для аннулирования или изменения судебного акта.

    Важно подчеркнуть, что на апелляционном этапе, в отличие от кассационного, возможна и переоценка доказательств. Если суд опирался при вынесении решения на доказательства, которые ваша сторона считает недостоверными, на этапе апелляционного рассмотрения дела есть возможность обратить внимание судей на эту проблему.

    Апелляционный арбитражный суд должен будет ознакомиться с предоставленными доказательствами и дать им свою оценку. При этом со стороны адвоката необходимы объяснения, почему представленные доказательства необходимо переоценить и в чём заключается ошибка первой инстанции.

    А это, в свою очередь, позволяет поставить вопрос об отмене предыдущего судебного акта.

  3. В несоответствие выводов суда, которые изложены в принятом решении, фактическим обстоятельствам дела.

    Ещё один из способов опротестовать решение, вынесенное в первой инстанции, заключается в выявлении разночтений между выводами судей и фактическими обстоятельствами. Как правило, такая ошибка возникает при неправильной трактовке судом отдельных нюансов дела. Например, ошибка может возникнуть из-за игнорирования срока давности, что станет основанием для отмены вынесенного арбитражем решения.

    В большинстве случаев ошибки арбитражного суда касаются очень незначительных, на первый взгляд, нюансов. Ведь если обстоятельства дела очевидны, суд примет логически вытекающее решение.

    Например, ошибочность в определении судом срока давности связана, как правило, со спорными моментами, связанными с началом его отсчёта или с восстановлением.

    Найти такую ошибку сможет только опытный адвокат-законник, к которому и следует обращаться для обжалования решений.

Незаконность как основание для пересмотра решений суда

К отмене решения, которое было принято арбитражным судом, приводит также неправильное применение правовых норм. Апелляционный суд признает незаконным решение, вынесенное первой инстанцией, в следующих случаях:

  1. Неприменение судом закона, подлежащего применению.

    В данном случае незаконность выводов суда заключается в игнорировании судьями действующего законодательства. Законность решений суда означает, что основой для судебных выводов является применение закона, который соответствует характеру дела. Если закон должен применяться, но у суда другое мнение – это повод поставить в апелляционном порядке вопрос об отмене вердикта.

  2. Применение судом закона, не подлежащего применению.

    А это противоположная, но тесно взаимосвязанная ситуация – когда вердикт суда выносится на основании ненадлежащего закона.

    Такая ситуация в арбитражных судах возникает, когда спорные правоотношения подвергаются неправильной квалификации. Впрочем, бывают и случаи, когда обстоятельства дела в суде установлены правильно, но закон применён не тот.

    Как бы то ни было, но это основание для пересмотра дела с отменой акта, вынесенного в первой инстанции.

  3. Неправильное истолкование закона судом.

    Это ещё одна ошибка суда, представляющая собой основание для аннулирования или изменения принятого акта. В данном случае закон, который использовался судом, именно тот, который и надлежало использовать – в этом претензий нет; но вот трактовка его представляется вашей стороне ошибочной, в связи с чем и подаётся апелляция.

Следует добавить, что оспаривание решений суда, связанных с незаконностью, возможно и на более высоких уровнях: в кассации и надзоре (в отличие от пересмотра дел из-за переоценки доказательств, выявления значимых фактов и т. д.). Это связано с тем, что в применении норм материального и процессуального права в ряде случаев возможны разногласия между юристами, и иногда в спорных вопросах не может поставить точку даже апелляционный арбитражный суд.

Безусловные основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции

Помимо вышеперечисленных оснований для аннулирования или изменения судебных актов, принятых на уровне первой инстанции, Арбитражно-процессуальный кодекс РФ перечисляет семь безусловных поводов, ведущих к отмене вынесенного решения:

  1. Ведение процесса арбитражным судом в неполном/незаконном составе. Один из основополагающих принципов арбитражного процесса гласит, что правосудие осуществляется исключительно судом. Если же состав суда незаконен по той или иной причине, апелляция должна отменить все принятые этим составом акты. Примером такого нарушения является ситуация, когда состав суда поменялся без оформления замены.
  2. Проведение разбирательств в арбитражном суде без присутствия лиц, которые не были должным образом извещены о заседании суда.
  3. Нарушение правил участвующего в процессе лица на использование национального языка. Это нарушение может выражаться, к примеру, в непредставлении лицу, который не владеет русским, переводчика во время заседания суда. К отмене актов, принятых судом, может привести и непредставление данной стороне и переведённых документов.
  4. Обжаловать акт суда имеют право и третьи лица, которые заинтересованы в данном деле, но не были привлечены к разбирательству. Если судом был принят акт, в котором определяются права и обязанности лиц, не участвовавших в процессе, они вправе обратиться к вердикту апелляционного органа, причём в данном случае нарушение однозначно ведёт к отмене судебного постановления.
  5. Отсутствие под актом суда подписи судьи или одного из судей (в том случае, если разбирательство велось коллегиально). Не учитываются также подписи судей, которые были включены в состав суда без надлежащего оформления замены. Следует также заметить, что судебный акт обязаны подписывать все судьи коллегиального состава, даже если один из них не согласен с выводами остальных. В этом случае судья обязан подписать акт, принятый коллегиальным составом суда, но имеет право на изложение особого мнения.
  6. В деле отсутствует протокол заседания суда либо этот протокол подписан лицами, не имеющими права подписи.
  7. Нарушена одна из важнейших процессуальных гарантий правосудия – принцип независимости судей. Арбитражно-процессуальный кодекс РФ требует обеспечения тайны совещания. При совещании и принятии судебного акта в помещении, где проводится эта работа, разрешено только лицам, непосредственно входящим в состав суда. Общение с ними запрещено. Поводом для аннулирования акта может даже телефонный звонок, принятый одним из судей. Чаще всего нарушение принципа независимости судей возникает при объявлении перерыва для вынесения судебного акта вплоть до следующего дня. Разумеется, никто не предполагает, что судьи будут ночевать в суде, поэтому процессуальное законодательно однозначно нарушается.

Во всех этих оспариваемые судебные акты аннулируются независимо от того, имело ли значение данное нарушение норм процессуального права для выводов суда или нет. Именно поэтому данный перечень оснований и называется безусловным.

Но бывают случаи, когда нарушение процессуальных норм не ведёт к аннулированию актов арбитражного суда первого уровня.

Бывает так, что процессуальные нормы судом нарушены, но апелляция нецелесообразна: такая ситуация возникает в тех случаях, когда нарушение никак не могло оказать влияния на выводы суда.

Значимым обстоятельством, влекущим за собой отмену вердикта, нарушение процессуальных норм становится в том случае, оно привело к принятию незаконного решения или могло к этому привести.

2, : 3.35) Перейти к списку аналитики

Запишитесь на бесплатную консультацию

Оставьте заявку и с вами свяжутся в течение 15 минут

Источник: https://noskov.ru/infobase/articles/osnovaniya-dlya-otmeny-resheniya-arbitrazhnogo-suda-pervoj-instantsii/

Спор в арбитраже: суд определит будущее финансовой системы РФ

Законно ли решение Арбитражного суда в моей ситуации?

Девятый апелляционный арбитражный суд 23 августа рассмотрит дело, которое способно изменить правила российской финансовой системы и стать началом кризиса банковской сферы в нашей стране. Суд вынесет решение не только по спору Транснефти и Сбербанка, но и по перспективам дальнейшего функционирования рынка производных финансовых инструментов (ПФИ) в России.

В среду суд рассмотрит апелляцию Сбербанка. Ранее Арбитражный суд Москвы признал недействительной сделку с двумя барьерными опционами между Транснефтью и Сбербанком. Если апелляция подтвердит решение суда первой инстанции, банк должен будет вернуть компании около 67 миллиардов рублей, выплаченных за сделку.

Впрочем, почти по единогласной оценке экспертов, истинная цена решения суда гораздо выше. Поражение Сбербанка в суде способно создать прецедент, который может стать основанием для аналогичных исков от других компаний. Потенциальный объем претензий по ним оценивается в 200 миллиардов долларов.

Однако и это не полная сумма ожидаемого ущерба. Следом за Сбербанком подобные иски, очевидно, будут предъявлены и другим банкам, что приведет к совокупным потерям в сумме 0,6-1 триллион рублей (10% капитала банковской системы).

Решение суда первой инстанции вызывает очень много вопросов не только в плане экономических последствий, но также и в отношении соответствия судебным и этическим нормам. Рассмотрим три эти контекста спора по отдельности.

Нарушение судебных требований

Постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) прямо рекомендует судам при рассмотрении споров о несправедливых договорных условиях определять «фактическое соотношение переговорных возможностей сторон… было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также… уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.».

Суд первой инстанции признал, что Сбербанк навязал Транснефти невыгодную сделку, не отвечающую «цели снижения стоимости обслуживания облигаций за счет соответствующего использования опционной премии, суть исполнения и риски по которой истец не был в состоянии самостоятельно оценить в силу отсутствия у него опыта и квалификации в сфере заключения сделок со сложными производными инструментами».

Таким образом, суд фактически признает Транснефть организацией не равной Сбербанку в «переговорных возможностях», а также оценивает уровень профессионализма истца как недостаточный для ведения таких переговоров.

Решение суда прямо нарушает нормы закона о рынке ценных бумаг, в котором перечисляются конкретные случаи, когда сделка признается недействительной.

В данной ситуации, для этого необходимо одно из двух условий: отсутствие квалификации у менеджеров Транснефти или непризнание Сбербанка брокером. Наличие же квалификации подтверждается очень просто – статистикой заключенных сделок по подобной схеме.

До сделки со Сбербанком Транснефть заключила уже более 100 аналогичных сделок с иностранными банками.

На самом деле, сам спор об уровне профессионализма Транснефти, сотрудники которой якобы не могли адекватно оценить эту сделку, поскольку ее профилем не является работа с производными финансовыми инструментами, эксперты называют всего лишь способом увести от главного вопроса дела. Правлению Транснефти достаточно было осознать, что в договоре речь идет о принятии на себя валютного риска. А в этом они, по определению, должны разбираться, раз компания проводит значительную часть операций в валюте.

Но решение суда не только поднимает вопрос о грубом нарушении закона о рынке ценных бумаг, но оно также, по сути, признает «недееспособным» практически все российские компании при заключении подобных сделок, потому что почти невозможно найти в России более крупную и опытную в этой сфере компанию, что подтверждает даже поверхностный анализ масштаба заключенных ею сделок. 

Поскольку признание сотрудников Транснефти дилетантами в финансовых вопросах выглядит абсурдом, то решение судьи АСГМ, считают юристы, в реальности оказывается всего лишь профанацией постановления Пленума ВАС и в определенной мере даже дискредитирует сам критерий признания участника спора «слабой стороной» (что может иметь далеко идущие деструктивные последствия, как отказ истцов от взятых финансовых обязательств при рассмотрении судами споров разных уровней, так и в плане появления новых форм мошенничества, вследствие релятивизма оценки профессиональных знаний сторон).

Решение судьи, по оценкам экспертов, выглядит как бомба замедленного действия под практикой применения статьи 10 Гражданского кодекса РФ (запрет на злоупотребление правом). Проблема в том, что применение этой статьи опирается на соблюдение требований здравого смысла.

А такое откровенное его нарушение, как признание судом сотрудников Транснефти не способными оценить риски валютного долга, дает основания предполагать, что схожие прецеденты могут случиться в любых отношениях, как с ценными бумагами, так и, например, с кредитованием.

Наконец, нельзя не обратить внимание на еще одну важную процессуальную деталь, которая во многом объясняет причину столь юридически сомнительной формулировки иска и, соответственно, решения суда (признание Транснефти слабой стороной). С момента выплаты денег до подачи иска Транснефтью прошло больше года. Это принципиально важно потому, что юристы делят сделки на оспоримые и ничтожные.

Срок давности по оспоримым сделкам – год. Соответственно, если бы юристы Транснефти уложились в этот срок, то спор велся бы по вполне конкретным, адекватным вопросам. И, скорее всего, стороны могли бы прийти к компромиссу.

И только из-за того, что юристы компании пропустили законный дедлайн у Транснефти осталась только одна возможность – признавать договор со Сбербанком мошенническим.

Тем самым, вместо конструктивного судебного процесса, уточняющего детали и механизмы применения подобных договоров, суду приходится иметь делу с вынужденной попыткой аннулировать принятые в банковском секторе правила.

Нарушение экономических требований

При этом надо учесть масштаб ставок. Решение суда создает риски для российского рынка внебиржевых производных финансовых инструментов. Поскольку такой прецедент позволяет признать судом недействительной любую сделку, заключенную банком с контрагентом, не являющимся финансовым институтом, то ведущие эксперты России опасаются, что такие сделки могут быть полностью прекращены в России.

Это, в свою очередь, уже ставит под удар всю российскую экономику. Только за первую треть этого года оборот подобных сделок, по данным Банка России, составил около 17 трлн рублей.

Но еще хуже тот факт, что отказ от наиболее распространенного инструмента хеджирования рисков сделает нашу экономику более уязвимой, а обычную деловую деятельность менее предсказуемой.

Существует даже угроза, что рынок деривативов может вовсе перестать выполнять функцию по перераспределению рисков экономики.

Судебное решение первой инстанции выглядит тем более странно в условиях экономический санкций и борьбы с офшорами.

Как отмечает Банк России, складывающаяся судебная практика создает неприемлемые юридические риски, что может вылиться в свертывание данных операций в российской юрисдикции.

«Отсутствие возможности хеджирования валютных и процентных рисков экспортеров и импортеров поставит под угрозу значительную часть экономики, связанную с экспортом и импортом», – указали в Банке России.

Как следствие вполне реалистично выглядит перспектива массового переноса заключения деривативов из России в офшорные юрисдикции, что способно дать офшорам вторую жизнь (фактически речь идет об «офшорах 2.0») и нивелировать все результаты государственной борьбы с ними.

Экспертов также удивила позиция суда о том, что банк должен заботиться об интересах другой стороны. Это вызвало сомнения в том, не путает ли суд понятия контрагент и консультант.

«Это характерно для посреднических, агентских отношений, но не по сделкам с деривативами. Здесь каждая сторона должна заботиться только о своем интересе, и это не должно быть основанием для признания сделки недействительной», – объяснил в интервью «РБК» глава НАУФОР Алексей Тимофеев.

Нарушение этических требований

Наконец, нельзя умолчать и об этико-социальном контексте решения суда первой инстанции в пользу Транснефти. Если совсем упростить суть договора между компанией и Сбербанком, то она выглядит очень похоже на валютную ипотеку.

Сбербанк предложил Транснефти сложный производный инструмент для снижения стоимости обслуживания ее облигационного долга. То есть компания просто рискнула перевести свой, по сути, рублевый кредит на рынке в валюту, чтобы снизить проценты за его обслуживание. До того, как курс доллара неожиданно взлетел, это решение было очень выгодно для Транснефти.

Найдите принципиальное отличие от ситуации простых кредиторов, взявших валютную ипотеку, получение которой, к слову, никак не зависит от квалификации заемщика (и многие из них стали по-настоящему слабой стороной, поддавшись уговорам сотрудников банков). Возвращаясь к терминологии спора Транснефти и Сбербанка, валютную ипотеку можно назвать проданным опционом на то, что курс не вырастет.

Возникает вопрос, почему суды применяют двойные стандарты к простым гражданам и крупным компаниям. Напомним, Верховный суд в обзоре судебной практики в январе этого года пришел к выводу, что кредитор, подписывая ипотечный договор (в валюте), осознанно брал на себя кредитный риск и должен выполнять его законные условия.

Решение эмоционально тяжелое, но тем более ценное в качестве иллюстрации превосходства закона в любой ситуации.

И очень неприятно, что его пытается перечеркнуть своим решением судья АСГМ, который признает менеджеров крупнейшей корпорации, ведущей международные операции, менее квалифицированными людьми, чем рядовые граждане. Получается, закон функционирует согласно античной пословице о Юпитере и быке?

Мнения экспертов

«Позиция Арбитражного суда города Москвы по делу нарушает как специальные нормы гражданского законодательства, так и общие положения о справедливости и разумности судебных решений», – заявил РАПСИ адвокат Алексей Мельников.

По мнению юриста, утверждение о том, что компания Транснефть при заключении договора со Сбербанком является слабой стороной, не обосновано надлежащим образом и противоречит общеизвестным фактам. Доказательства того, что трубопроводную компанию ввели в заблуждение, отсутствуют.

Как пояснил Мельников, у Транснефти есть штат юристов, компания постоянно использует иные финансовые инструменты в своей деятельности.

«В тех случаях, когда компании выгодно, она не ссылается на недостаточную осведомленность о последствиях применения к сделке тех или иных финансовых инструментов», – прокомментировал Мельников обращение Транснефти в суд с иском, и добавил, что убытки по деривативам укладываются в рамки обычного предпринимательского риска.

Если решение Арбитражного суда Москвы по делу признают законным, это будет означать смерть финансового рынка в России, считает юрист.

«Организации смогут предъявлять к финансовым институтам требования о возмещении убытков от рискованных вложений.

Это будет противоречить позиции Верховного суда, который ранее в аналогичной ситуации не поддержал валютных ипотечников – физических лиц, указав, что риск изменения курса лежит на заемщиках», – сказал Мельников.

Адвокат МКА «Клишин и Партнеры» Александр Малахов считает, что «в случае сохранения решения в апелляционной инстанции этот прецедент может стать серьезной проблемой для всей банковской системы».

«В этом случае можно ожидать аналогичных исков по другим сходным по структуре договорам, что грозит для кредитных организаций серьезными финансовыми проблемами.

Неудивительно, что сегодня ЦБ уже запросил информацию у крупнейших банков по схожим сделкам по хеджированию рисков», – сказал эксперт.

Адвокат Александр Арутюнов в первую очередь отметил, что Транснефть — одна из крупнейших компаний, сотрудники которой, в том числе из юридического департамента, должны просчитывать риски и последствия от заключения сделок на тех или иных условиях.

Эксперт считает, что если компания заключила сделку, то должна выполнять условия заключенного договора вне зависимости от разницы в положениях хозяйствующих субъектов на рынке. Арутюнов подчеркнул, что колебания валютного курса не относятся к форс-мажорным обстоятельствам, на которые могла бы сослаться Транснефть в обоснование своей позиции.

Адвокат вспомнил о гражданах, взявших ипотечные кредиты в иностранной валюте и понесших в связи с этим финансовые потери. Он отметил, что зачастую физические лица, берущие жилье в ипотеку, далеки от экономики, однако суды не встают на их сторону.

В случае же спора между Транснефтью и Сбербанком суд фактически пошел навстречу трубопроводной компании.

По его мнению, решение Арбитражного суда города Москвы может быть воспринято обществом как признак того, что государство в большей степени озабочено проблемами крупных компании, а не интересами простых людей.

«Решение суда первой инстанции представляется несколько странным, но мы должны его принять. Поскольку решение еще не вступило в законную силу, существует возможность того, что апелляционный суд его отменит и откажет в удовлетворении иска Транснефти, либо направит дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции», – сказал Арутюнов.  

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20170822/279856523.html

Вопрос права
Добавить комментарий