Сын должен банкам. Что ему грозит?

В 2013 году минчанин Максим взял в банке два потребительских кредита — на покупку ноутбука и на ремонт квартиры. Но платить по ним молодой человек не смог. Банк сначала искал должника, чтобы обсудить проблему, а потом подал в суд.

Недавно мать мужчины напугали описью имущества судебные исполнители. Но все, что есть у женщины, — это ее квартира. Можно ли на самом деле остаться без жилья или имущества из-за долгов близких родственников, выяснял FINANCE.TUT.BY.

«Он хотел казаться Суперменом, а на самом деле — Дон Кихот»

«Мой сын просто пытался казаться лучше и успешнее, чем он есть, — вздыхает мать должника Наталья. — Одна из его девушек как-то сказала: „Он мне подарил серьги за 4 миллиона. А на жизнь?“ И вот не знаю на что, но сын взял кредиты, а потом начались неприятности на работе, зарплату не платили. Там и суммы-то были небольшие, но все равно оказались непосильными».

Наталья уверена: сын попал в такую ситуацию именно из-за девушек. «Ему хотелось их обеспечивать, — делится она. — Вроде бы, ничего плохого. Но денег ему для этого все-таки не хватало. Я не считаю, что мой сын негодяй. Он просто попробовал произвести впечатление Супермена. Но это ему не удалось».

Хотя молодой человек на самом деле всегда готов прийти на помощь к любому: «Он Дон Кихот. Даже если вы разговаривали с ним один раз в жизни, а потом позвонили ночью и сказали: „Я тут машину разбил“, — то он вскочит с дивана и побежит вас спасать».

Кстати, мужчина уже был женат, но развелся. У него есть дочь, которая, по словам Натальи, очень любит своего папу.

Максим не живет с матерью уже 9 лет, но до сих пор прописан в квартире, которая полностью оформлена на Наталью. Иногда сын заходил в гости. «Спрашивала, как у него насчет кредитов. Он все время глаза отводил.

И мне вдруг стало неспокойно. Я сама нашла банк, в котором он брал деньги, и позвонила туда. Мне сказали, что кредиты не выплачиваются. И тут я испугалась.

Кроме квартиры, у меня ведь никаких сбережений нет», — говорит Наталья.

Тревога женщины усилилась после того, как она позвонила судебному исполнителю. «У меня спросили, почему я так плохо воспитала сына, и пригрозили описью имущества. Но на мои вопросы о том, могут ли что-то сделать с квартирой, ничего не ответили».

«Я живу на 3−4 миллиона. А ведь лекарства только стоят около 900 тысяч»

Наталья инвалид 3-й группы. У нее больная спина, и поэтому в движении она очень ограничена. «Я совершенно легально репетиторствую. Это помогает мне выжить. Но работать все равно тяжело, — рассказывает женщина.

— Был такой период, что я только лежала на животе и очень мало двигалась, сидеть не могла. Ко мне приводили абитуриентов, и я даже в таком состоянии с ними занималась, потому что за них родители просили.

Вот так я зарабатывала на лекарства».

У Натальи нет постоянных учеников. И в месяц она в среднем зарабатывает 2 миллиона рублей. Еще 2 миллиона — пенсия. «Но я могу и миллион заработать, а могу и три.

Просто у людей сейчас нет денег, и они стараются экономить. Чаще всего родители отправляют ко мне двоечников. Я ему помогаю какое-то время, он начинает получать „шестерки“ и больше ко мне не ходит.

А такие занятия пару недель только длятся».

Каждый месяц нужно принимать лекарство, которое стоит около 750 тысяч рублей. Плюс к этому что-нибудь от давления — 150 тысяч. «Ем я мало и одеваюсь в секонд-хенде. Так что мне на жизнь хватает. Но долги никакие я выплачивать не могу».

То самое лекарство.

«Кредиты брал на ноутбук и ремонт в квартире»

Максим, хоть и был против публикации этой истории, все же ответил на несколько вопросов.

«Я долги выплачиваю. На работу пришел исполнительный лист, и по нему с меня взыскивают из зарплаты деньги. Я коплю еще параллельно с этим. И в скором времени кредит выплачу досрочно. Сейчас я должен банку около 10 миллионов рублей», — пояснил мужчина.

Один из кредитов он брал на покупку ноутбука, а второй — на ремонт квартиры.

«С матерью я не особо общаюсь. Ей просто нечего делать, вот она и жалуется, — считает Максим. — Я разговаривал с работниками банка, и ни о какой описи речи вообще нет. Я не платил банку около года. И сейчас меня просто сделали временно невыездным из страны».

Мужчина подтвердил, что с предыдущей работой у него были проблемы. Там не платили зарплату. «Но я уже полгода работаю в другом месте».

«Если это единственное жилье, то квартиру никто забрать не сможет»

В подобной ситуации органы принудительного исполнения на самом деле имеют право провести опись и арестовать любое имущество, находящееся в жилом помещении, в котором проживает должник. А родственники имеют право доказывать, что имущество принадлежит им.

«Судебный исполнитель может арестовывать имущество, только принадлежащее должнику, — поясняет консультант управления правового регулирования исполнительного производства Главного управления принудительного исполнения Министерства юстиции Лариса Есина.

— Если эта гражданка считает, что судебный исполнитель обращает взыскание на ее имущество, а не должника, то при наличии у нее правоустанавливающих документов на это имущество она вправе обратиться в суд с соответствующим исковым заявлением об исключении из акта ареста этих вещей.

Нужно предоставить чеки, гарантийные талоны, договоры на продажу и тому подобное».

Но если не удастся доказать иное, считается, что все имущество в этой квартире принадлежит должнику. Поэтому важно сохранять документы на крупные покупки. Эти бумаги можно предоставить судебному исполнителю во время его визита.

В Гражданско-процессуальном кодексе также есть перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Сюда входит «жилой дом с хозяйственными постройками (или отдельные его части) или квартира, если должник или его семья постоянно в нем проживают».

Исключение составляют лишь случаи, когда взыскивается кредит, выданный банком на строительство этой квартиры.

Кроме того, в список вещей, которые не могут описывать судебные исполнители, включены и другие виды имущества, в том числе один холодильник на семью и некоторая мебель. Поэтому Наталье нечего бояться, тем более что долг совсем небольшой.

Кстати, если с какими-то действиями судебного исполнителя люди не согласны, то они вправе подать жалобу. «Если же у должника есть финансовые трудности, то можно обратиться в суд за рассрочкой или отсрочкой погашения. Также можно попытаться заключить мировое соглашение с взыскателем», — говорит Лариса Есина.

Вообще, по закону человеку всегда дается 7 дней с момента начала исполнительного производства на добровольное погашение долга.

Далее уже начинается принудительное взыскание долга, которое зачастую производится за счет ареста и реализации имущества. И таких случаев много.

Работы у судебных исполнителей хватает: за 2015 год в Беларуси было 3 миллиона 300 исполнительных производств. Правда, это касается всех задолженностей, а не только физических лиц.

«Если бы клиент платил хотя бы небольшую сумму каждый месяц, до суда бы не дошло»

В банке, где Максим брал кредит, нам сообщили, что эти два кредита он взял еще в 2013 году. «В итоге сделал два платежа по одному договору и один по второму. А потом вообще скрывался.

Его неоднократно пытались найти, а его мама говорила, что он с ней не живет, — констатирует специалист управления по взысканию долгов. — Это все было еще до суда.

Он и сейчас в банк не приходил, а только позвонил после того, как ему ввели запрет на выезд за границу. Пообещал, что в ближайшее время закроет долг полностью».

Сумма долга такая небольшая, потому что начисление процентов после суда было приостановлено — в 2014 году.

Сотрудник банка утверждает, что до суда можно было и не доводить: «Чтобы предотвратить подобную ситуацию, в первую очередь нужно было написать заявление в банк с объяснениями.

И приложить подтверждающие документы. Обычно банк подает в суд через 3−6 месяцев неплатежей.

Если бы клиент платил каждый месяц хотя бы небольшую сумму (для него было бы достаточно 300 тысяч рублей), то до суда бы не дошло».

Доказательством ухудшения финансового положения может быть справка о зарплате. А при потере работы нужно предоставить копию трудовой.

Чаще всего люди сейчас перестают платить именно из-за потери работы и снижения зарплаты. «Этих людей особенно жалко. Они все платили исправно. И тут вдруг у них не осталось денег, — говорит специалист. — Мы таким клиентам снижаем платежи, растягиваем сроки погашения и так далее».

Описывают имущество, как правило, у крупных должников, — например, 100 миллионов рублей и больше. «Но и в таком случае можно избежать суда и описи.

Если клиент сам придет в банк и распишет, как собирается погашать долг, то мы будем удерживать миллион из зарплаты, а, скажем, еще 5 ему будут помогать отдавать родственники. Главное, не скрываться.

В банке не звери работают», — подчеркивает специалист.

Обычно с неплательщиками банк начинает бороться только частыми звонками, эсэмэсками. Это может длиться до трех месяцев. Потом предлагают написать заявление.

«Есть же разные ситуации: кто в декрет ушел, кто в армию и тому подобное. Ну и мало просто написать заявление. Все равно нужно платить, только меньше. От оплаты никто вас не освободит. Бывают только отсрочки на три месяца.

Но из-за них кредитная нагрузка увеличивается — проценты ведь начисляются».

Долги передаются по наследству

Но полностью долги никогда не списывают. Это возможно только в случае, когда человек умер и у него нет наследников или они не вступили в права наследования. Избежать выплаты долгов наследодателя можно, отказавшись от наследства, но отказываться придется от наследства в целом: и от имущества, и от долгов.

Если вы все-таки рискнете взять на себя такие финансовые проблемы, то выплачивать долги лучше быстро. После начала просрочки начисляются повышенные и обычные проценты. Плюс пеня, которая начисляется на просроченные проценты. Но если клиент все быстро выплатит, то пеню аннулируют.

«Если взять для сравнения 10 миллионов рублей, которые должен Максим, то без приостановки процентов эта сумма могла бы быть и 50 миллионов», — говорит специалист банка. Правда, увеличивать долг бесконечно банку нет смысла — человек его никогда не выплатит.

В каких случаях мы должны отвечать по долгам родственников?

Адвокат юридической консультации Партизанского района столицы Марина Наумович утверждает, что, когда речь идет о совершеннолетних и дееспособных людях, никакие долги не могут переложить на родственников должника. «Если ваш родственник задолжал, то по его долгам вообще никто не отвечает, кроме него самого. Даже если такой человек зарегистрирован в вашей квартире», — уточняет юрист.

Однако мы не рассматриваем случай, когда родственники или иные лица выступают поручителями. В такой ситуации поручители несут солидарную, а не субсидиарную ответственность, и взыскание на их доходы или имущество может быть наложено даже без попытки что-то взыскать с должника. Но на него можно потом подать регрессивный иск.

Бывают и другие ситуации, когда вы должны отвечать за ущерб, который сами не причиняли. Это касается дорожно-транспортных происшествий: «Вы, к примеру, дали кому-то (не обязательно родственнику) машину, и на ней человек столкнулся с другим автомобилем. Возмещение ущерба „повесят“ на владельца машины. Хотя потом вы сможете предъявить иск к реальному причинителю вреда».

Кстати, адвокат уточняет, что в случае «наследования» долга после смерти родственника погашать его вы обязаны только в размере наследства, если долг эту сумму превышает. Ваших денег на погашение никто забирать не имеет права.

Также, по белорусским законам, родители должны отвечать за действия своих несовершеннолетних детей. «Скажем, ваш сын разбил окно в школе — возмещать, по закону, должны вы».

Имена героев публикации изменены.

Источник: https://finance.tut.by/news491801.html

«Да, мать. Тут у тебя и взять-то нечего. Разве что квартиру арестуем и вернем деньги»

Сын должен банкам.  Что ему грозит?

Один из богатейших украинских банков уже четыре года терроризирует женщину, заплатившую кредит за сына, который попал в тюрьму

Не зря говорят, что незнание законов не освобождает от ответственности. В нашей ситуации — женщина, ставшая инвалидом после удаления опухоли головного мозга, просто хотела сделать доброе дело и выплатить банку кредит за сына, который сидит в тюрьме. О том, что она не обязана это делать, Галина Ивановна не знала. За что и поплатилась.

Вот уже четыре года один из богатейших банков Украины терроризирует бедную женщину, требуя выплаты все большей и большей суммы. А недавно долг сына Галины Ивановны был продан банком коллекторской компании.

Теперь коллекторы грозятся описать все имущество больной женщины, работающей техничкой, за… мобильный телефон стоимостью 988 гривен, взятый ее сыном в кредит в 2006 году.

«Еще с советских времен нас приучили, что банк всегда прав»

– О том, что сын взял в кредит телефон, я узнала только через год после оформления кредита — когда Юру посадили, — рассказывает Галина Ивановна.  — Понимаете, мы с сыном в последнее время не поддерживаем отношения.

Он подсел на иглу, вынес из дома ковер и телевизор, чтобы покупать себе наркотики. Ко мне постоянно приходили из милиции, разыскивали его. Юру очень часто вызывали в райотдел.

И тогда я ему сказала: «Живи, как хочешь, но чтобы в моем доме больше не появлялся!» После этого поменяла дверные замки, а сын ушел жить к сожительнице.

Галина Ивановна целый год ничего не знала о Юрии, пока однажды в 2007 году ей не позвонили представители банка и не поинтересовались, где находится ее сын.

– А я и сама не знала, где он, — признается женщина.  — Юра не жил со мной, но был прописан по этому адресу. Представителю банка пообещала все выяснить, а сама начала искать сына… по судам. Было у меня такое чувство, что Юру рано или поздно посадят за наркотики. Так и случилось. В 2007 году он получил срок. Я взяла копию приговора и с ней начала ждать очередного звонка из банка.

Долго ждать не пришлось. Из банка позвонили уже на следующий день.

– Спрашивают, где Юрий Петрович. Ну я и говорю: «Он уже год как сидит в тюрьме. А что случилось?» — вспоминает моя собеседница.  — Но мне не ответили, а просто положили трубку. На следующий день снова звонят из банка с тем же вопросом.

И так почти неделю, не дослушав до конца мой ответ, постоянно клали трубку. Было такое впечатление, что представителям банка не интересно, где на самом деле находится мой сын. Это сейчас я поняла, что меня тогда уже начали психологически обрабатывать.

Понимая, что до Юры им не добраться, они решили всю сумму кредита повесить на меня.

– Представители банка изначально не говорили вам, что вы якобы должны заплатить кредит за сына?

– Сказали об этом через неделю. А я об этом кредите ничего и не слышала. Из банка мне прислали по почте договор, в котором не было ни слова о том, что я являюсь поручителем сына. Тем не менее представители банка заверили меня: «Раз Юрий прописан на вашей территории и сам не может заплатить кредит, то по правилам это должны сделать вы, хозяйка квартиры».

– И вы не советовались с юристами?

– Нас еще с советских времен приучили, что банк всегда прав. Даже в мыслях не было, что такое известное финансовое учреждение может меня обмануть. Сказали, что я должна заплатить за сына — значит, так и есть.

Галина Ивановна работает техничкой. В 2007 году ее зарплата составляла 600 гривен в месяц.

– Один раз мне позвонил некий Юрий Юрьевич, клерк одного из отделов банка. У меня сохранился его номер телефона, — продолжает рассказ Галина Ивановна.  — Юрий Юрьевич сообщил, что мой долг (именно мой, а не сына, так он и сказал!) составляет 1400 гривен.

И будет, дескать, лучше, если я выплачу всю сумму сразу. Я чуть не расплакалась. Мол, помилуйте, я же так мало зарабатываю. Юрий Юрьевич, помолчав, неожиданно согласился, чтобы я выплатила сумму за два месяца. «Чуть больше, чем ваши две зарплаты.

Зато потом вас больше никто трогать не будет».

Мне повезло, что вскоре я отмечала свой день рождения. Пришли гости, подарили деньги. Отправила 1400 гривен, а через несколько дней мне сообщили в банке, что я должна еще 50 гривен. Вроде как пеня набежала. Заплатила и эту сумму, уже предвкушая, что меня оставят в покое. Вот, смотрите, я все платежки сохранила.

Галина Ивановна действительно показывает платежные документы. Все правильно. В 2007 году на расчетный счет банка была перечислена необходимая сумма.

К сожалению, справку из банка о том, что претензий по кредиту он не имеет, женщина требовать не стала — по незнанию.

– Целый год я жила спокойно и уже успела позабыть о звонках из банка, как весной 2008 года все началось снова. Звонят, спрашивают, где Юра, и, не дождавшись ответа, бросают трубку. У меня даже не было возможности ответить представителям банка, что я погасила кредит еще год назад. Звоню Юрию Юрьевичу, но его телефон не отвечает.

Галина Ивановна жалуется, что ей неоднократно приходилось менять номер своего телефона, но банк ее постоянно находил:

– Звонят или поздно вечером, или в шесть утра по выходным и сообщают, что я должна банку деньги. Причем сумма постоянно росла.

Тогда Галина Ивановна записалась на прием к управляющему банком, но в приемной, выслушав женщину, сказали: «Управляющий вас не примет!» Почему не примет, не объяснили.

– Написала письмо управляющему, — Галина Ивановна показывает копию обращения в банк.  — Я хотела хотя бы узнать, почему мне продолжают начислять пеню, если год назад погасила кредит. Мое письмо было доставлено в банк, но никакого ответа я не дождалась.

Между тем звонки участились. Несколько раз после таких звонков к Галине Ивановне приезжала «скорая».

– Понимаете, я же не говорила, что отказываюсь от выплаты кредита! — говорит моя собеседница.  — Написала в банк несколько писем и просила прекратить начислять штрафы и дать мне возможность погасить кредит. Но никакого ответа. Только звонки с угрозами: мол, за телефон, который я в глаза не видела, у меня заберут квартиру. С моим слабым здоровьем это очень сильный удар!

– Вы знаете, какую сумму от вас требуют сейчас?

– Четыре с половиной тысячи гривен! Мне за год такой суммы не собрать. А штрафы-то постоянно растут. Я сделала еще несколько попыток записаться на прием к управляющему, но охрана меня даже на порог не пускала.

«Жить где будете? Ищите родственников, друзей. Или на вокзал пойдете»

Пока банк продолжал терроризировать Галину Ивановну, она случайно узнала, что ее сына выпустили из тюрьмы, но через месяц он снова угодил туда за хранение наркотиков и получил новый срок.

– В банке меня убеждали, что я просто обязана заплатить за сына, — говорит Галина Ивановна.  — Мол, есть такой закон. Я терпела. Думала, что все образуется, что это недоразумение. А теперь мне позвонили уже не из банка. Какой-то мужчина предложил мне… составить опись имущества. Я возмутилась, но мне сказали, что банк продал мои долги коллекторам. И теперь они будут выбивать из меня деньги.

Примерно месяц назад коллекторы приходили к Галине Ивановне в квартиру. Женщина впустила незнакомых мужчин. Те походили по однокомнатной квартире, посмотрели на старенькую мебель и сказали, покачав головами:

– Да, мать. Тут у тебя и взять-то нечего. Вот разве что квартиру арестуем. Тогда и вернем деньги.

– Да вы что? — возмутилась Галина Ивановна.  — Вы не имеете права! Как вы можете забрать у меня квартиру за телефон, которого уже и в помине нет? Где же я жить буду?

– Ну, это уже не наши проблемы, — ответил мужчина.  — Надо было сына правильно воспитывать. Готовьтесь, мамаша. Где-то через месяц арестуем вашу квартиру. Жить где будете? Ищите родственников, друзей. Или на вокзал пойдете…

После визита коллекторов к Галине Ивановне снова приезжала «скорая». Женщина попросту боится за свою жизнь. Только сейчас она узнала, что не обязана была выплачивать кредит за сына. Но изменить что-либо сама уже не может.

Галина Ивановна понадеялась на родственника, который работает в милиции, что тот поможет ее защитить. Но в милиции женщине сказали: «Состава преступления не видим. Дело возбуждать не будем».

 — «А если завтра ночью ко мне в квартиру будут ломиться неизвестные и требовать, чтобы я освободила квартиру? Что мне тогда делать?» «Ничем помочь не можем, — ответили в райотделе милиции.  — Просто не открывайте дверь.

По возможности не выходите на улицу, если увидите кого-то подозрительного». Отказались помочь Галине Ивановне и в прокуратуре.

Женщина узнала телефон и адрес руководителя коллекторской компании и написала ему письмо с просьбой разобраться в ее деле. Но ответа так и не получила.

Чтобы прояснить ситуацию, «ФАКТЫ» позвонили в пресс-службу банка. Девушка, поднявшая трубку, вежливо сказала:

– Да, у нас есть такая практика. Мы так работаем с клиентами, которые вовремя не выплачивают кредит. Банк же должен вернуть свои деньги.

– Но, во-первых, наша читательница выплатила кредит еще в 2008 году, — возражаю я.  — А во-вторых, к этому кредиту она не имеет никакого отношения.

В ответ мне посоветовали все изложить в письменной форме. Дескать, на слух моя собеседница ничего не запомнит. А с письмом она обратится куда нужно и даст нам ответ.

– Когда же можно ждать ответа? — спрашиваю.

– Как и положено по закону, в месячный срок.

– Но если за месяц нашу читательницу выгонят из квартиры? — не унимался я. Однако моя собеседница уже положила трубку.

Нужно ли говорить, что месяц спустя я так и не получил ответа. Телефон пресс-службы постоянно молчал. А в приемной банка, услышав, что с ними разговаривает корреспондент газеты «ФАКТЫ», сначала вежливо меня выслушали, а потом, когда дело дошло до жалобы нашей читательницы, положили трубку.

С руководством уважаемого банка, чья реклама появляется в СМИ чуть ли не каждый день, журналиста «ФАКТОВ» так и не соединили. А Галине Ивановне, по ее словам, теперь приходится надеяться лишь на чудо.

– Если Галина Ивановна не была ни поручителем, ни гарантом, если ее сын, как следует из документов, совершеннолетний, то мать никакого отношения к долгу сына не имеет, — говорит адвокат Марина Лебедева.  — В судебном порядке с нее этого долга никогда бы не взыскали.

Галина Ивановна, не понимая ситуации, просто поступила как порядочный человек, как считала правильным. А банк воспользовался ситуацией, как мне кажется, не совсем законно, так как получил не средства кредитора, а чужие средства, то есть безосновательно.

Действия коллекторов также незаконны, так как никаких обязательств у Галины Ивановны перед банком нет.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/119013-da-mat-tut-u-tebya-i-vzyat-to-nechego-razve-chto-kvartiru-arestuem-i-vernem-dengi

Банкам запретили беспокоить родных должников, если те не поручители

Сын должен банкам.  Что ему грозит?

Важное, а главное своевременное решение обнародовал Верховный суд РФ. Он пересмотрел решения нижегородских судов по делу о выбивании долга с заемщика.

Но на этот раз вопрос о проблемах с должником оказался куда серьезней – речь идет не о самих нерадивых клиентах финансовых организаций и не о коллекторах. Суть вопроса – о незаконном поведении банков по отношению к близким должников.

Подчеркнем, речь идет именно о тех родственниках, которые к долгу клиента банка никакого отношения не имеют.

Итак, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда разъяснила для своих коллег судей и для граждан, что телефонные звонки родственникам должника с требованием возврата кредита незаконны, если абонент на другом конце провода не фигурирует в кредитном договоре и ни за что не поручался.

Проблема давления на должников для возврата денег сегодня актуальна, как никогда прежде. С действиями так называемых коллекторов все понятно – это незаконные организации, которые сегодня в стране действуют вне рамок правового поля. Напомним, закона о коллекторской деятельности пока в России нет, поэтому по закону покупать, продавать, взыскивать долги населения коллекторы не могут.

Но вот с самими банками, которые выдают деньги населению, все куда сложнее. Финансовые организации до недавнего времени вкладывали огромные средства, чтобы уговорить граждан “легко и просто” взять кредит на что угодно. При этом процентную ставку за это удовольствие многие банки скрывали, как могли. Истинных сумм, которые человеку потом придется выплачивать, также не раскрывали.

Задержаны коллекторы, напавшие на семью под Новосибирском

Таким образом, банкам удалось уговорить на кредиты немало граждан, которым с их доходами большие суммы взаймы прямо противопоказаны. В кризис ситуация с погашением кредитов обострилась, и должников у банков стало слишком много.

Зачастую, чтобы поправить дела, целые деревни брали кредиты и отдавали деньги своим руководителям на подъем хозяйств.

Итог этих шагов всем известен – сельчане остались с неподъемным долгами, а хозяева ферм, магазинчиков и кафе давно исчезли.

В этой патовой ситуации, когда возврат долгов стал проблемой, финансовые организации повели себя по-разному. Одни сами создали при себе коллекторские конторы, вроде как они тут ни при чем. Другие посторонним коллекторским конторам просто продали долги граждан. К слову, банки на передачу персональных данных своих клиентов коллекторам не имеют права.

Банки неправильно трактуют закон. В каждом банковском договоре сказано, что в случае невыплат взыскание можно передать “третьим лицам”. Но под ними по закону подразумеваются другие финансовые организации, а ни в коем случае не коллекторы, действующие вне закона. И, наконец, банки могут сами работать с проблемными клиентами.

Но такую работу, как подчеркнул Верховный суд, надо проводить по закону.

Все началось с того, что жительница Нижнего Новгорода обратилась в районный суд с иском к крупному банку о взыскании с финансового учреждения морального вреда.

Вред, который нанес женщине банк, она объяснила его поведением по отношению лично к ней. По рассказу истицы, она не имеет никакого отношения к этому банку. То есть не является ни его клиентом, ни заемщиком, ни поручителем.

Соответственно, и не считается должником по кредитам, взятым в этом банке.

Но кредит в банке был взят ее взрослым сыном. У него с погашением этого кредита проблемы. Банк и его представители, нарушая личные права, звонят матери на сотовый телефон, направляют на ее адрес письма с требованиями погасить задолженность по кредиту сына. Эти бесконечные дерганья причиняют женщине нравственные страдания.

Удивительно, но местный районный суд, а затем и Нижегородский облсуд отказали женщине и дружно встали на сторону банкиров, которые превратили в ад жизнь постороннего для них человека.

Женщине пришлось обращаться в Верховный суд. Там коллегия по гражданским делам пересмотрела решения своих нижегородских коллег и посчитала, что оно неправильное. В определении Верховного суда (от 12 апреля 2016 года N 9-КГ15-21) сказано следующее:

Коллекторы в Татарстане угрожали оклеветать должницу

“Сторонами обязательства являются кредитор (юридическое, физическое лицо или ИП, имеющее по отношению к должнику основанные на законе или договоре права требования просроченной задолженности) и должник (юридическое лицо, физическое лицо или ИП, имеющее перед кредитором просроченную задолженность). Под “должником” также понимаются поручители, залогодатели и иные лица, обязанные в силу закона или договора исполнить полностью или частично обязательство вместо должника либо вместе с должником”.

По мнению Верховного суда, банк обязан соблюдать защищаемые законом права и интересы третьих лиц, не являющихся участниками кредитных отношений.

Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что звонки представителя банка матери должника, которая не является поручителем по кредиту сына, должны быть проверены на предмет добросовестности.

Верховный суд также указал, что проверке подлежит обоснованность и законность передачи банком персональных данных родственников должника третьим лицам.

Источник: https://rg.ru/2016/05/31/bankam-zapretili-bespokoit-rodnyh-dolzhnikov-esli-te-ne-poruchiteli.html

Долги перед банками: придут ко всем

Сын должен банкам.  Что ему грозит?

Бум на рынке недвижимости, который наблюдался в Украине до 2008 года, многие успели позабыть. Однако остались граждане, которые его еще помнят.

Это те, кто на форе галопирующего роста цен на недвижимость взяли в банке кредиты для покупки квартир, а когда кризис обрушил их доходы, остались должны банкам весьма круглые суммы.

Банки были не в силах взыскать эти долги, и ситуация неопределенности тянулась почти десятилетие. Однако теперь все изменилось. Кредиторы скоро постучатся в двери к каждому должнику. Что изменилось?

Ситуация с возвратом кредитов, взятых украинцами для покупки недвижимости, долгие годы была для банков тупиковой. Они не могли забрать у должников залоговое имущество из-за отсутствия эффективных инструментов.

Даже если банк шел в суд за решением об обращении на взыскание предмета залога, то такого решения суда он мог ждать годами. Даже если суд такое решение и выносил, то оно передавалось в государственную исполнительную службу, где 80-90% таких решений просто не исполнялись.

Чтобы провести обращение на взыскание по решению суда, государственный исполнитель, должен был вначале отправить должнику все бумаги с уведомлением. Потом он должен был составить акт описи ареста имущества, а для этого ему нужно было попасть в квартиру.

Естественно, что должник его просто не пускал. Исполнитель должен был обратиться в суд, а для положительного решения суда нужно было предоставить минимум три акта о том, что исполнитель приходил к должнику, но его не пустили.

Также исполнитель должен был показать, что он отправлял должнику письмо с уведомлением о приходе в определенное время. Письма, как известно, лежат на почте 30 дней, поэтому государственный исполнитель должен был направить должнику письмо с предупреждением о визите за два месяца до самого визита.

Естественно, в такой ситуации исполнители к должникам не ходили. Они стряпали акты о визитах у себя в офисах, и суды в 80% случаев просто отказывали им в принудительном вхождении из-за неправильно оформленных документов.

Без этого документа исполнитель был в тупике, потому что не мог сделать акт описи имущества, перейти к его оценке и передать имущество на торги.

Движение по делам по возврату долгов было лишь там, где банк очень хотел получить ликвидный залог. В других случаях долговые дела годами лежали в исполнительной службе и потом закрывались. Если банк пытался взыскать залог в правовом поле, это было неэффективно, долго и почти невозможно.

Я так детально описал все тяготы прежнего порядка взыскания долгов, чтобы вы почувствовали контраст с тем, насколько быстро и легко это происходит сейчас.

После принятия Гражданского процессуального кодекса, который значительно ускорил судебные процессы, и появления частной исполнительной службы, которая работает на себя, то есть на результат, банки и факторинговые компании, которые в народе называют коллекторами, обрели новые возможности.

К слову, эти кредиторы сейчас в суды особо и не обращаются. Они понимают, что должники с опытом, которые много лет не отдают кредиты, на себе уже не имеют имущества, кроме ипотечной квартиры, судиться с ними — пустая трата времени.

Пользуясь статьей 37 закона “Об ипотеке”, они через регистрационную службу оформляют на себя предмет залога и пытаются выселять должника без решения суда. Приходят с документами на квартиру и говорят: “Освободите помещение”.

Вызывать полицию бесполезно: полиция увидит у коллекторов правоустанавливающие документы на квартиру и просто уедет. После этого наиболее “горячие” коллекторы могут просто взять старого владельца квартиры под мышки и выставить на лестничную площадку.

Затем они меняют замки, закрывают дверь и все — должнику квартира уже не принадлежит ни по документам, ни физически. Должник может попытаться отменить перерегистрацию собственности на квартиру, которую он только что потерял, через суд, но, опять же, это будет дорого, долго и сложно.

Многие заемщики, наверное, думают, что прописанные в такой квартире дети являются надежным средством защиты. Это не так, потому что в договоре ипотеки была норма, что прописка в квартиру, которая находится в залоге у банка, возможна только с его согласия. В 99% случаев банк такого согласия не давал.

Выписка должников из квартиры через суд и последующее выселение семей — вопрос времени. Поэтому если квартира уже не под контролем должника, ему остается только один путь: садиться с кредитором за стол переговоров.

Договариваться можно — банки сейчас достаточно лояльны. Они уже не говорят о “космических” долгах в размере 100-150 тыс долл. Переговоры о погашении долга стартуют с рыночной стоимости квартиры.

Если вы в свое время, например, взяли кредит в банке в размере 100 тыс долл и купили на эти деньги квартиру, которая сейчас стоит 50 тыс долл, то банк начнет разговор о погашении 50 тыс долл. Дальше — как договоритесь.

В отдельных случаях должникам удается сторговаться о погашении 50% от рыночной стоимости квартиры. Другими словами, одолжив 100 тыс долл на покупку квартиры, которая сейчас стоит 50 тыс долл, можно договориться о погашении только 25 тыс долл. Это непросто, но реально.

Точно так же можно договариваться с факторинговыми компаниями.

И еще: надеяться, что государство примет какие-то законы, защищающие должников, не стоит. Либерализма в вопросе погашения долгов уже не будет.

Украина идет к имплементации мировой долговой практики, а она подразумевает эффективность возврата долгов. Других вариантов, кроме как договариваться с кредиторами, у должников нет. Время затягивания процесса прошло.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Источник: https://www.epravda.com.ua/rus/columns/2019/03/29/646537/

Будут ли в Украине долги передаваться по наследству

Сын должен банкам.  Что ему грозит?

Депутаты Верховной Рады 239 голосами «за» приняли законопроект №6027-д, согласно которому наследники человека, который взял кредит в банке и умер, не успев его погасить, теперь обязаны выступать в наследство, принимая и долг, и выплачивать его любыми доступными средствами, включая даже продажу личного имущества, а не «имеют право гасить долги», как было ранее. И никакие отговорки уже во внимание не принимаются. Чем это реально грозит украинцам?

Депутаты за это али дружно

По словам главы аналитического центра IНПОЛIТ Сергея Быкова народные избранники весьма дружно али в поддержку этого, даже включая такие фракции как «Самопомощь» и Оппозиционный блок.

Единственным исключеним стали депутаты «Батькивщины», единогласно не поддержавшие это предложение.

Но это не помогло — законопроект №6027-д принят уже во втором чтении, а первое его чтение происходило в марте этого года.

«Этим законом нормы передачи по наследству и долгов перед банками распространяются не только на непогашенные кредиты, взятые недавно, а на любые «повисшие» долги, начиная с конца 90-х годов прошлого века.

Иными словами, банки или вообще любые кредиторы, с которыми были заключены договоры, могут теперь по всем невыплаченным кредитам начинать процедуру их принудительного взыскания даже без соответствующего уведомления самого должника или же его наследников в случае смерти человека, взявшего и не успевшего до конца погасить долги. То есть, закон защищает исключительно интересы банковской сферы или других кредитных учреждений и никого более.

Власть обясняет такое положение дел тем, что теперь банки существенно снизят кредитную ставку. Не 22-25%, как сегодня, а как в Европе — от 2 до 7 процентов годовых.

По своей сути такое объяснение является обыкновенным враньем, поскольку учетная ставка Национального банка составляет 17%. Поэтому 17% учетной ставки + интерес банка, которому также надо что-то заработать, получаются те же самые 22-25% годовых.

То есть, банк как брал себе лично 5-7% годовых, так и будет брать, а заемщик как платил 22-25%, так и будет платить дальше.

Даже если банки пойдут на снижение своего заработка и будут брать на по 5-7, а по 2-3 процента годовых себе, то того кредиты «подешевеют» примерно до 20% годовых для клиента, что решающей роли не сыграет. Особенно при покупке жилья в ипотеку», — говорит Сергей Быков.

Банкам дают дополнительную возможность пользоваться заложенным имуществом

Также, по его словам, весьма показательным является такое положение закона, что даже в течение двух недель после закрытия договора о кредите, если закладным имуществом было именно имущество, под приобретение которого брался кредит, банк может абсоютно безосновательно распоряжаться этим имуществом.

«А это создаст дополнительные риски для людей, как минимум при начислении штрафных санкций, пени или чего-то еще, не говоря о том, что банком это имущество может быть перезаставлено.

Этот закон является абсолютно неконстуционным, и он будет оспариваться людьми, бравшими кредиты, их адвокатами и юристами.

Очень надеюсь, что Президент ветирует этот пока еще не вступивший в силу закон и возвратит его с соответствующими правками, а у депутатов уже не хватит для преодоления президентского вето.

На этой недели была внесена в Администрацию Президента общественная петицию об отмене этого законопроекта. Пока петиция еще не набрала дотаточного количества , но это уже своеобразный маркер реакции людей на абсолютно антинародные и антиконституционные действия украинских властей», — комментирует ситуацию Сергей Быков.

А с юридической точки зрения нормы этого закона выглядят так…

По словам адвоката и управляющего партнера юридической компании «Альянс Правовых Сил» Виталия Собковича, банки очень давно ждали подобный закон, поскольку он необычайно расширяет их возможности взыскания денег, арестов имущества, давления не только на самих должников, но и на их поручителей под кредиты.

«А согласно нормам Конституции, никакой закон не может быть направлен на ухудшение положения граждан Украины, и это является одним из фундаментальных положений правового определения законов. А парламентарии решили иначе, почему — можно только догадываться.

Лично для меня совершенно непонятны положения этого закона, который в народе уже окрестили «кредитным геноцидом», согласно которым банки могут оказывать давление и на поручителей заемщиков.

Раньше при оформлении кредита заемщик обязан был указать своих поручителей, которые ручались за возврат именно указанной суммы кредита. Брал человек 1000 гривен в кредит, поручитель отвечал за возврат этой 1000 гривен.

Если тот же заемщик хотел получить кредит еще на 1000 гривен, банк требовал от него уже других поручителей.

А теперь человек может брать очередной кредит на тех же поручителей, которые могут и не знать о новом кредите.

О прекращении договора кредитования: раньше банки могли обращаться к поручителям только в 6-месячный срок просрочки выплат по кредиту, а далее в суд можно было подавать только на заемщика, а поручители от любой ответственности освобождались. Теперь эти 6 месяцев ответственности поручителя растянулись до 3 лет, то есть в 6 раз.

После кризиса 2008 года в судах был просто шквал исков по невыплачиваемым кредитам. Большинство таких случаев разрешалось при помощи реструктуризации долга, пересмотра сроков погашения кредитов и так далее.

Сегодня суды будет ожидать подобный швкал исков по кредитам и закладному имуществу. В том числе и по тому имуществу, во взыскании которого по решению суда банкам было отказано.

Как это понимать, опираясь на то, что вступившее в законную силу судебно решение оспорить нельзя? Понятно, что банки будут пробовать такое делать.

Но как действовать в таких случаях судьям — непонятно, поскольку никаких разъяснений от Верховного суда еще нет.

Да, имеющееся законодательство в области кредитования имело определенные лазейки.

Например, если юридическое лицо брало кредит, а затем ликвидировалось до окончания кредитного договора, то и все возможности кредитора вызскать обратно свои деньги практически сводились к нулю.

А сегодня, если этот закон вступит в силу, то в теение 3 лет поручители могут понести ответственность перед кредитором своими денежными средствами или имуществом в случае непогашения кредита исчезнувшим юридическим лицом», — говорит Виталий Собкович.

По учетной ставке кредитования: если в договоре указана фиксированная ставка кредитования, то банк ни при каких условиях ее поменять не может, а если с учетом индексации учетной ставки по любым обстоятельствам — сможет. А поскольку после кризисного 2008 года банки в 90% случаев кредитования закладывали норму смены кредитной ставки в случае резкой девальвации гривны, то такой возможностью в судах они точно воспольуются, считает Виталий Собкович.

Долги в наследство?

Еще одна неприятная новость, если ранее банки не могли получить никакой информации о заемщике, кроме его паспортных данных и ИНН, то новый закон позволяет банкам получать такую информацию из реестров рождения людей, их смерти, заключения или расторжения брака, смены имени или фамилии, что многократно расширяет их возможности давления на людей.

«Что же касается наследования долгов по кредитам и ответственность наследников имущества по долгам умершего, то если человек имел неосторожность вступить в наследство, отягощенное долгами перед банками, то банки получают право обращаться в суд о взыскании долгов с наследника.

Это будет подтаклкивать родственников умерших заемщиков не вступать в наследство отягощенным кредитом жильем, тогда банк не сможет подать на такого родственника умершего человека в суд, зато город может отобрать такую квартиру в свою собственность, поскольку человек не оформил права частной собственности на нее со всеми вытекающими последствиями.

Еще одна интересная лазейка для банков: если при покупке в кредит земельного участка залогом был, допустим, сарайчик или гараж, расположенный на этом участке, то и претендовать банк мог только на стоимость этого гаража.

Теперь же этот гараж снесли и на его месте построили дом, банк в случае невыплаты кредита может претендовать на продажу этого дома, возвращая себе сумму невыплаченного кредита и пени по нему, а заемщику выдав деньги от продажи дома за вычетом этой суммы.

А поскольку в Украине масса земельных участков, находящихся в собственности одних лиц, а на них построено многоквартирное жилье другими лицами — инвестротами, то в случае кредитных долгов собственника земельного участка, владельцы квартир в таком доме становятся ипотечными заложниками, а банки такие квартиры смогут в любой момент отобрать», — комментирует Виталий Собкович.

И учитывая все эти риски, люди не будут массово идти брать кредиты в банках, поскольку лучше себе в чем-то отказать, чем стать заложником банка на долгие годы или передать долги по наследству. И это если дело касается граждан.

Но точно также будут вести себя и предприятия, а посему говорить о резком подъеме экономики и массовом создании новых рабочих мест не приходится.

И давать банкам дополнительные преференции в условиях низкой платежной способности населения и слабой экономики не разумно, считает юрист.

На сайте Президента Украины создана петиция с требованием к главе государства ветировать этот закон. Если он вам не нравится, подписывайте ее.

Алексей Логинов

банк, Верховная Рада, кредиты, Украина

Источник: https://dengi.informator.ua/2018/07/06/budut-li-v-ukraine-dolgi-peredavatsya-po-nasledstvu/

Вопрос права
Добавить комментарий