Суд требует доказательства

Международный Суд ООН требует от Мьянмы не допустить геноцида народности рохинья

Суд требует доказательства

Беженцы-рохинья на территории Бангладеш в районе Паланг Кхали 19 октября 2017 г. 

© 2017 Jorge Silva/Reuters

(Брюссель) – 23 января 2020 г.

Международный суд ООН в Гааге ввел временные обеспечительные меры, предписав правительству Мьянмы не допускать любых актов геноцида в отношении мусульман-рохинья (бирм.

– рохинджа) и принять меры к сохранению доказательств. Принятое единогласно, это решение имеет ключевое значение для защиты остающихся в штате Ракхайн представителей этой преследуемой народности.

В результате достигших пика во время кампании этнических чисток в конце 2017 г. массовых жестокостей в отношении рохинья со стороны мьянманских военных, включая убийства, изнасилования и поджоги, более 740 тыс.

человек бежали в Бангладеш. В сентябре 2019 г.

независимая международная миссия по установлению фактов под эгидой ООН признала, что остающимся в Мьянме 600 тысячам представителей этой народности «может угрожать максимально высокий за все время риск геноцида».

«Предписание Международного Суда о принятии конкретных мер для недопущения геноцида рохинья стало важнейшим шагом для прекращения дальнейших жестокостей в отношении одного из самых притесняемых народов мира, – говорит Парам-Прит Сингх, замдиректора Human Rights Watch по вопросам международного правосудия. – Теперь к ситуации должны подключиться заинтересованные правительства и органы системы ООН, чтобы обеспечить исполнение временных мер и дальнейшее продвижение дела о геноциде в Гааге».

Производство в Международном Суде было начато по обращению Гамбии от 11 ноября 2019 г., в котором утверждалось, что действия мьянманских военных в штате Ракхайн являются нарушением Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948) и запрашивалось срочное ведение временных мер. Слушания по этому запросу начались в декабре.

Временные обеспечительные меры Международного Суда ООН носят юридически обязывающий характер. В ноябре прошлого года Мьянма прямо признала полномочия Гааги, а в декабре Аун Сан Су Чжи, представляя страну в суде в качестве министра иностранных дел, признала его роль как «важнейшего источника международного правосудия».

Судьи единогласно высказались за вынесение Мьянме запрета на совершение любых действий, подпадающих под определение геноцида по статье 2 Конвенции, обязав правительство не допускать совершения геноцида военными и принять эффективные меры для сохранения доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому делу. Суд также предписал Мьянме отчитываться об исполнении временных мер: первоначально – через четыре месяца, затем – каждые полгода.

Введение временных мер не означает автоматического разрешения вопросов юрисдикции Международного Суда в части рассмотрения дела по существу, приемлемости и существа обращения Гамбии о нарушении Мьянмой Конвенции 1948 г. Полное рассмотрение дела в Гааге может занять годы.

В соответствии со статьей 41(2) Статута Международного Суда сообщение о введении временных мер немедленно доводится до сведения Совета Безопасности ООН, что должно стимулировать СБ к принятию конкретных мер в отношении Мьянмы, в том числе посредством обязывающей резолюции по ряду индикаторов наличия намерений к совершению геноцида, обозначенных в сводном докладе международной миссии по установлению фактов в 2018 г.

Например, Совет Безопасности мог бы принять резолюцию с требованием снять ограничения на свободу передвижения рохинья, отменить неоправданные ограничения на гуманитарный доступ в штат Ракхайн, отменить дискриминационные законы и запретить практики, лишающие рохинья доступа к образованию, здравоохранению и источникам средств к существованию. До сих пор СБ ООН не предпринимал существенных шагов в отношении Мьянмы, что отчасти может объясняться вероятностью вето со стороны России и Китая, которые могут быть заинтересованы в том, чтобы защитить от международного реагирования правительство и военных этой страны.

«Решение Гааги привносит повышенное внимание к ужасающим зверствам мьянманских властей в отношении рохинья и усугубляет для Совета Безопасности политические издержки от пассивности, которую он демонстрирует до настоящего времени, – говорит Парам-Прит Сингх. – Китай и Россия должны перестать блокировать реагирование Совета Безопасности в интересах защиты этой народности».

При этом даже тупиковая ситуация в СБ не может помешать генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу вынести этот вопрос на рассмотрение Совета в соответствии со статьей 99 Устава ООН. 2 сентября 2017 г.

в письме председателю Совета Безопасности он настоятельно призвал «добиваться сдержанности и спокойствия в целях недопущения гуманитарной катастрофы, полного соблюдения прав человека и норм международного гуманитарного права и обеспечения дальнейшего присутствия и безопасности персонала Организации Объединенных Наций и партнеров для бесперебойного оказания гуманитарной помощи тем, кто в ней нуждается».

Другие органы системы ООН также должны принять меры в интересах исполнения решения о введении временных мер, считает Human Rights Watch. Совет по правам человека и Генеральная Ассамблея должны принять резолюции с соответствующим призывом к правительству Мьянмы. Это могло бы подтолкнуть государства к конкретным шагам в рамках двусторонних контактов с этой страной.

Обращение Гамбии в Международный Суд ООН поддержали 57 государств – членов Организации исламского сотрудничества. 9 декабря 2019 г. Канада и Нидерланды (обе являются участниками Конвенции 1948 г.) заявили, что считают «своим долгом поддержать обращение Гамбии в Международный Суд, поскольку это касается всего человечества».

9 января 2020 г. обращение Гамбии приветствовала Великобритания. Другие участники Конвенции 1948 г. также должны требовать от Мьянмы исполнения решения о временных мерах, заявляет Human Rights Watch.

В случае бездействия со стороны мьянманских властей Гамбия должна поставить вопрос об этом на Совете Безопасности в соответствии со статьей 94 Устава ООН.

«Растущая глобальная поддержка обращения Гамбии в Международный Суд ООН повышает для Мьянмы ставки в том, что касается реального сотрудничества с Гаагой и изменения политики в отношении рохинья, – говорит Прам-Прит Сингх. – Ни влиятельные союзники, ни ссылки на суверенитет не помогут мьянманским властям уклониться от обязательств в рамках Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него».

Источник: https://www.hrw.org/ru/news/2020/01/24/338202

С «утум-инвест» через суд требуют 138 миллионов за землю

Суд требует доказательства

В конце декабря 2019 года предприятие ООО «Автостоп» обратилось с иском в Арбитражный суд Якутии. Иск подан к ООО «Утум-инвест» о взыскании 138 756 091 рубля 72 копеек.

Отметим, чтопредприятие действует в интересах предпринимателя Олега ОЛЕСОВА, нынеотбывающего срок в колонии общего режима.

Ранее директором ООО «Автостоп» была некто Олеся ОЛЕСОВА. Сейчас там директором и учредителем значатся другие лица, так что нет юридических оснований называть это предприятие подконтрольным Олесову. Однако учитывая, что иск подан в интересах Олега Иннокентьевича, условно можно считать это предприятие дружественным в его отношении?

27 декабря 2019 года судья А.Н.

УСТИНОВА, рассмотрела дело № А58-12756/2019 и установила, что ООО «Автостоп» обратился с иском в Арбитражный суд Якутии к ООО «Утум-инвест» о взыскании 138 756 091 рубля 72 копеек.

Из них 100 миллионов рублей составляют задолженность по договору купли-продажи земельного участка от 08 мая 2014 г., а 38 756 091 рубль 72 копейки – проценты за пользование чужими деньгами.

Отметим, что это как раз тот земельный участок, на котором ООО «Строй-академия» (директор Айна НЕУСТРОЕВА) строит жилищный комплекс «Кристалл».

Известно, что ООО «Утум-Инвест» в 2014 году приобрел в собственность земельный участок у Олесова Олега Иннокентьевича. Далее ООО «Утум-Инвест» перепродал данный участок ООО «Строй-Академия».

В 2019 вокруг этой земли и стройки было возбуждено уголовное дело, статусные фигуранты которого – экс-вице-мэр Якутска Василий ГОГОЛЕВ и генеральный директор ООО «Утум-инвест» Георгий КАРАМЗИН содержатся под арестом, а соучредитель и директор ООО «Утум-дизайн» Татьяна САМСОНОВА помещена под домашний арест.  

Арбитражныйсуд принял к производству исковое заявление ООО «Автостоп».

К искуприлагаются документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основываетсвои требования. Исковое заявление содержит указание на то, что обязательствопо оплате подлежит исполнению 14 мая 2014 г., договор купли-продажи зарегистрирован14 мая 2019 г.

Однако виске нет части документов, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основываетсвои требования. В материалах дела отсутствуют доказательства регистрациидоговора купли-продажи в Управлении Росреестра по РС (Я), тогда как пунктом 3.

2Договора предусмотрено, что оплата по договору осуществляется в течение 365 днейсо дня регистрации настоящего договора в Управлении Росреестра по РС (Я). Такжеистцом не представлен Инвестиционный контракт от 06 мая 2014 г.

, на которыйимеются ссылки в документах и предусматривающий иную форму исполненияобязательства по оплате.

Истец так жевнес ходатайство об уменьшении размера госпошлины, приложив перечень расчетныхсчетов и справку из банка об отсутствии достаточных денег для уплаты госпошлины.

Между тем, судьясочла, что неудовлетворительное имущественное положение истца, не позволяющееуплатить госпошлину в установленном размере при обращении в арбитражный суд,требует более объективных доказательств.

Так же судьяуказала, что при подаче иска допущены нарушения требований АПК РФ.

В итоге судьяУстинова определила исковое заявление ООО «Автостоп» от 17 декабря 2019 г. оставитьбез движения.

Предложить истцу устранить нарушения до 28 января 2020 года, для чего представить недостающие документы и доказательства уплаты госпошлины либо правильно оформленное ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера госпошлины.

Напомним,что в марте 2019-го Якутский городской суд признал Олега Олесова виновным вмошенничестве с землей в сговоре с Иваном ШКЛЯРОМ, руководитель Департамента градостроительствамэрии Якутска, и приговорил к четырем годам лишения свободы условно. Речь шла оземельном участке, прилегающем к авторынку «Лера».

6 маяВерховный суд Якутии, рассмотрев апелляцию, приговорил Олега Олесова к четыремгодам лишения свободы в колонии общего режима. Ужесточение приговора удивило тогдавсех.

По второму обвинениюв легализации имущества Олесов был оправдан.

Месяц назадимя предпринимателя Олесова опять всплыло в суде. 19 декабря 2019 года вАрбитражном суде Якутии было вынесено решение по иску ООО «Утум-Инвест» к ООО«Строй-Академия». Дело рассматривал судья Владимир АНДРЕЕВ. 

Рассматривалосьдело №А58-9548/2019 по иску ООО «Утум-Инвест» к ООО «Строй-Академия» орасторжении договора купли-продажи земельного участка №1/ЗУ от 23.05.2018 года.

Источник: https://sakhalife.ru/oleg-olesov-cherez-sud-trebuet-s-utum-invest-138-millionov-za-zemlyu/

Следствие и суд вправе отклонять доказательства защиты – Конституционный суд

Суд требует доказательства

Адвокаты уверены, что УПК дает следствию слишком много прав /А. Махонин

Конституционный суд не нашел противоречий Основному закону страны в положениях Уголовно-процессуального кодекса (УПК), регламентирующих порядок представления доказательств стороной защиты. Об этом говорится в опубликованном в пятницу на сайте суда определении по жалобе москвича Кирилла Вождаева, осужденного Перовским районным судом Москвы к девяти годам лишения свободы за разбой.

Вождаев оспаривал сразу несколько статей УПК, позволяющих суду и следствию отказывать в получении или приобщении к материалам уголовного дела доказательств защиты. В качестве примера заявитель ссылался на собственное дело. Сначала следователь отказывал в приобщении к делу доказательств защиты, в истребовании дополнительных доказательств, в назначении и проведении экспертиз.

В определении следователь указал, что «вина Вождаева К. А. в инкриминируемом ему деянии доказана материалами уголовного дела», поэтому иных материалов не требуется.

По той же причине следователь отказался включить в список подлежащих вызову в суд свидетелей защиты, впоследствии то же самое сделал суд, отклонивший, как подсчитал заявитель, в общей сложности более 50 ходатайств и заявлений защиты. «Провозглашая равенство прав сторон, уголовно-процессуальный закон фактически такого равноправия не предусматривает, – отмечается в жалобе.

– Любые документы и материалы, которые обвиняемый, его защитник посчитают нужным представить, сами по себе еще не являются доказательствами. Стать доказательствами они могут, только если следователь или суд сочтет необходимым признать их таковыми и приобщить к делу».

Председателю СКР Александру Бастрыкину следует объяснить причину отмены уголовного дела, возбужденного в связи с гибелью 19 апреля жителя Чечни Джамбулата Дадаева в результате операции ставропольских полицейских в Грозном. Об этом в Instagram написал глава Чечни Рамзан Кадыров. По его словам, дело было возбуждено на законном основании, а его отмена вызвала «резко негативную» оценку у населения республики.

Однако Конституционный суд никакой проблемы во взаимоотношениях защиты со следствием не увидел. «Уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа органом предварительного расследования или судом в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, и приобщении их к материалам уголовного дела», – говорится в определении суда.

Представляющая Вождаева адвокат Мария Серновец считает такое решение Конституционного суда предсказуемым: поставленные вопросы требуют изменения действующего УПК и предоставления защите равных с обвинением прав в части сбора и представления доказательств.

А это нарушит ставший естественным и привычным ход вещей, в том числе и по фальсификации уголовных дел, покажет никчемность правоохранительных структур, уверена она.

По словам Серновец, жалоба на решение Перовского райсуда уже направлена в Европейский суд по правам человека и в ней адвокат ссылается на нарушение статьи 6 Европейской конвенции о правах человека, гарантирующей право на справедливый суд.

В минувшую пятницу в Конституционный суд ушли еще две жалобы на аналогичные положения УПК – от жителя Калининградской области Сергея Лепешкина и активиста Федерации автомобилистов России Вадима Коровина, рассказал «Ведомостям» адвокат Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы заявителей.

Он не считает отказ суда окончательным: на прокурорские проверки тоже жаловались не раз, прежде чем Конституционный суд наконец признал, что процедуру проведения таких проверок следует уточнить, напоминает адвокат.

Рано или поздно сработает «накопительный эффект», уверен Ахметгалиев, ведь это системная проблема, а не частный случай.

Защита и обвинение не равны в ходе следствия, признал ранее в беседе с «Ведомостями» инспектор Следственного комитета России Георгий Смирнов. Состязательность возможна в рамках англосаксонской правовой модели, где нет предварительного расследования, только полицейское дознание, а основные вопросы доказательств решает суд, объясняет он.

В России же основная часть расследования проводится на стадии досудебного производства, где следствие имеет заведомые преимущества. Компенсировать такое неравенство, по мнению Смирнова, и должен внесенный в Госдуму с подачи Следственного комитета закон об объективной истине, который обязывает судью восполнить недостающие доказательства.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/04/27/sledstvie-i-sud-vprave-otklonyat-dokazatelstva-zaschiti-konstitutsionnii-sud

Достучаться до суда: практические аспекты. Часть 1 | БІЗНЕС

Суд требует доказательства

Каждое судебное разбирательство имеет свою цель. Это не всегда защита нарушенного права – могут быть и другие причины идти в суд. Но основным предназначением суда является справедливое и непредвзятое разрешение спора, а главной целью – эффективная защита права в максимально кратчайшие сроки.

Это звучит просто и логично в теории, на практике же возникает множество нюансов. На пути к тому самому справедливому и непредвзятому правосудию даже у опытных адвокатов (не говоря уже о начинающих) возникает немало преград, причем это могут быть как ошибки самих представителей сторон, так и спорные решения самих судей.

О первой категории – типичных ошибках и способах их избежать – мы поговорим в следующий раз, вторую же категорию рассмотрим в этой статье.

2017 год стал безусловно переломным моментом для всех участников судебного процесса.

Прошло почти полтора года с момента вступления в силу новых процессуальных кодексов, но вопросов по их применению немало как у судей, так и у адвокатов.

Конечно, качественно подготовлено исковое заявление во многих случаях составляет почти 80% успеха в судебном споре, но очень часто спор может даже и не начаться.

В частности, как театр начинается с вешалки, так и судебный спор начинается с … оставления иска без движения. Разумеется, суд дает время на устранение недочетов такого иска, но важно помнить, что следствием неустранения недостатков в установленный срок, является возвращение иска без рассмотрения.

Для хозяйственного процесса институт оставления искового заявления без движения действительно является новеллой, так как в старом Хозяйственном-процессуальном кодексе такой нормы не существовало в принципе.

В основном появление такой нормы оценивается положительно, ведь в случае оставления без движения и устранения недостатков, исковое заявление считается поданным в день первоначального его представления в суд.

Даже не принимая во внимание, что оставление иска без движения отнимает бесценное время (а время, как известно, – деньги), все же следует помнить, что в некоторых категориях дел такой поворот является очень существенным нюансом.

Например, в случае принятия к рассмотрению судом искового заявления резидента Украины о взыскании с нерезидента задолженности, возникшей вследствие несоблюдения нерезидентом Украины сроков экспортно-импортной операции, истечение 180-дневного (с 07.02.

2019 – 365-дневного) срока зачисления выручки на валютные счета резидента приостанавливается. Соответственно, резиденту-истцу не начисляется пеня/штраф за нарушение сроков валютного контроля.

Если говорить об административном процессе, то, например, Налоговый кодекс Украины устанавливает, что денежные обязательства налогоплательщика являются согласованными с момента окончания десятидневного срока на обжалование в судебном порядке. По устоявшейся практике моментом обжалования в судебном порядке считается дата подачи иска.

Но иногда фискальные органы безосновательно считают, что если суд не открывает производство в деле по иску плательщика налога (например, оставляя иск по определенным причинам без движения), то денежное обязательство налогоплательщика становится согласованным, возникает налоговый долг, далее возможен административный арест имущества налогоплательщика – т.е.

ничего хорошего такой исход истцу не сулит.

Основной идеей “реформы процессуальных кодексов” было сделать правосудие более эффективным и быстрым, внедрить инструменты влияния на недобросовестных участников, а также перестроить порядок рассмотрения спора таким образом, чтобы участники “заходили в суд” с готовой доказательной базой. Тем не менее, актуальные тенденции показывают, что некоторые суды слишком буквально трактуют процессуальную норму, обязывающую истца приложить к исковому заявлению все имеющиеся у него доказательства, подтверждающие обоснованность иска. В таких случаях суды оставляют иски без движения по основаниям непредоставления доказательств или по причине того, что приложенные доказательства не являются надлежащими/допустимыми, то есть уже на этапе принятия решения об оставлении иска без движения/открытии производства суды прибегают к оценке доказательств.

Таким образом, формализм, существовавший во времена “старых” кодексов, постепенно перекочевал и в новые правила игры, и некоторые судьи вместо упрощения судебной тяжбы решили ее несколько усложнять, трактуя по собственному усмотрению положения закона и придумывая себе полномочия.

Рассмотрим конкретные примеры из практики хозяйственных и административных судов.

“Я хочу другие доказательства, а не то, что вы приложили к иску – не приму ваш иск”

Вы можете приложить все доказательства, которые у вас есть, но все равно существует риск, что судья-формалист не откроет производство. Известны случаи, когда судьи оставляют иск без движения, требуя какие-то конкретные доказательства, даже не открывая производство по делу.

К примеру, вы приложили ряд документов, которые подтверждают осуществление определенных действий в исполнительном производстве: акты изъятия имущества, акты выезда по месту нахождения должника, постановление о закрытии исполнительного производства и т.

д. Но, по мнению некоторых судей, если не вы не приложили постановление об открытии исполнительного производства, это является основанием оставить ваш иск без движения – ведь вы не доказали, что исполнительное производство было действительно открыто.

И это при том, что ни одно из доказательств для суда не имеет заранее установленной силы (за некоторыми исключениями освобождения от доказывания), и при том, что такого документа у участника вообще может не быть (по разным причинам).

Кроме того, право истребовать доказательства у суда возникает на стадии подготовительного производства, когда иск уже принят к рассмотрению. При этом существует определенный порядок истребования доказательств, предусмотренный процессом.

В любом случае, до открытия производства суд не может ни оценивать доказательства, ни разъяснять, какие доказательства могут подтвердить те или иные обстоятельства дела, ни изучать эти доказательства.

На наш взгляд, у суда есть возможность применить альтернативный абсолютно законный (и более прогрессивный!) подход, в случае наличия обоснованных сомнений в добросовестном исполнении участниками обязанностей в части предоставления доказательств: истребование таких доказательств одновременно с открытием производства. Помимо всего прочего, этот способ однозначно практичнее и значительно ускоряет ход дела.

“Ваш текст иска мне не нравится, но учтите, что подать новую редакцию иска вы не можете”

В практике есть неединичные случаи, когда судьи перед тем, как открыть производство, приходят к выводу, что в тексте чего-то не хватает, например, пояснений касательно приложенных документов или недостаточно фактических обстоятельств. При этом суд обращает внимание, что подача нового текста иска не предусмотрена законом, как бы намекая, что “вы лучше заберите иск и переподайте его снова, ведь исправить недочеты в данном случае фактически невозможно.”

По мнению авторов, альтернативным вариантом для суда, как и в первом случае является открытие производства и истребование пояснений в определении об открытии.

“Вы не процитировали в иске положения договора – как вы могли?!”

В одном из дел суд оставил иск без движения, поскольку истец в тексте искового заявления не процитировал условия договора, которым предусмотрен порядок и сроки предоставления ответчиком услуг. По мнению суда, это свидетельствует о том, что в иске отсутствует изложение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Безусловно, если дело касается исполнения/неисполнения обязательств по договору, суд просто обязан установить обстоятельства заключения такого договора, а также исследовать и предоставить ему надлежащую правовую оценку. Наличие или отсутствие договора в материалах дела – скорее вопрос обоснованности иска, а вот требования цитировать положения договора в иске – не что иное, как чрезмерный формализм и препятствование правосудию.

Как избежать такой проблемы? Мы видим лишь один “вариант”: просто переписать в исковое заявление текст всех документов, которые вы прикладываете к иску, тогда такое исковое заявление, по всей видимости, будет отвечать требованиям закона.

Очевидно, что такой “альтернативный подход” не имеет ничего общего с правосудием, поэтому действительно эффективным решением в данном случае будет менее формальный подход суда к тексту искового заявления и осуществление судом процессуальных действий исключительно на соответствующей стадии судебного процесса.

“Не умеете считать судебный сбор – не приходите в суд”

Если говорить об административном процессе, то большая загруженность судов с одной стороны, и все тот же бюрократический подход с другой, приводят к оставлению искового заявления без движения по формальным основаниям, например, расчет и подтверждение уплаты судебного сбора.

Например, если истец подал иск о признании противоправными действий и одновременно признании недействительным решения государственного органа, уплатил судебный сбор в размере, предусмотренном для одного неимущественного требования, суд может вынести определение об оставлении искового заявления без движения.

Этим определением истцу предоставляется срок для устранения недостатков: суд требует доплатить судебный сбор, поскольку, по его мнению, в иске заявлено несколько требований, а согласно части 3 статьи 6 Закона “О судебном сборе”, если в исковом заявлении объединены два и более требований неимущественного характера, судебный сбор уплачивается за каждое требование неимущественного характера.

Мы рекомендуем истцу в таком случае обосновать размер уплаченного судебного сбора, ссылаясь в иске на постановление Верховного Суда Украины от 14.03.2017 г.

по делу № 21-3944а16, где среди прочего, коллегия судей отметила следующее: “системный анализ части первой статьи 6, части второй статьи 162, части пятой статьи 171-1 КАС дает основания для вывода, что требование о признании противоправными акта, действия или бездействия как предпосылки для применения других способов защиты нарушенного права (отменить или признать недействительным решение или отдельные его положения, обязать принять решение, совершить действия или воздержаться от их совершения и т.п.) как следствий противоправности акта, действия или бездействия, является одним требованием”. Аналогичный подход также нашел свое применение и в практике нового Верховного Суда.

Есть также альтернативный вариант действий, в основе которого заложен принцип украинского судебника “лучше перебдеть, чем недобдеть”.

В этом случае участник процесса платит судебный сбор по каждому требованию с целью, чтобы суд не нашел формальных причин оставить иск без движения.

Такой подход хоть и является эффективным для конкретного участника процесса, но способствует развитию неоднозначной практики.

Еще один вариант – сразу вместе с иском заявлять ходатайство об уменьшении или отсрочке уплаты судебного сбора, дабы избежать определения об оставлении иска без движения. Очевидно, что такой вариант применим только при наличии соответствующих оснований.

Открытый финал

Позитивные изменения начинаются с малого, и, конечно, 1,5 года – не такой большой срок для правоприменительной практики.

Ошибки и “пробелы” неизбежны, ведь судьи и адвокаты одновременно учатся новым правилам игры, а судебная практика постепенно развивается в зависимости от тенденций, политической и экономической ситуации в стране и других факторов. К тому же, судебная практика в принципе отличается своим разнообразием трактовок закона и подходов, применяемых судьями.

Но вполне возможно, что приведенные выше примеры из практики помогут участникам судебного процесса избежать проблемных или конфликтных ситуаций: с одной стороны, “предупрежден – значит вооружен”, с другой – возможно, форма все же перестанет превалировать над сутью.

Авторы: Роман Герасименко, адвокат АО “ЮФ “Астерс”

Светлана Лебеденко, советник Филип Моррис Украина, адвокат

Найти и проанализировать судебные решения вы можете в системе анализа судебных решений VERDICTUM. Получите тестовый доступ в VERDICTUM прямо сейчас по ссылке.

ЛІГА:ЗАКОНприглашает на бизнес-дискуссию “PR, как мощный инструмент в работе адвоката

Источник: https://biz.ligazakon.net/analitycs/187560_dostuchatsya-do-suda-prakticheskie-aspekty-chast-1

Стадии рассмотрения уголовного дела

Суд требует доказательства

Если вы оказались жертвой преступления, сообщите об этом в полицию. Заявление следует сделать как можно быстрее, чтобы облегчить полиции расследование преступления.

Кроме того, получение компенсации за понесенный ущерб может предполагать подачу заявления о преступлении.

Такое заявление можно сделать непосредственно полицейскому патрулю, прибывшему на место преступления, или же в отделении полиции, и по некоторым малозначительным преступлениям в Интернете (www.poliisi.fi), а также по телефону.

Заявление о преступлении принимается в любом отделении полиции, и его может подать также другое лицо от имени жертвы преступления. При наличии свидетелей преступления рекомендуется записать их контактные данные.

Полиция записывает в заявлении о совершении преступления ход событий, а также личные данные сторон и свидетелей. Как жертва преступления вы имеете право получить документ, подтверждающий факт подачи заявления.

В случае появления травм в результате преступления, рекомендуется в кратчайшие сроки обратиться к врачу. Медицинская справка может потребоваться в ходе судебного разбирательства или при обращении за компенсацией ущерба в страховые компании или государственные органы. В случае сексуального насилия до врачебного осмотра не следует мыться и менять одежду.

В случае квартирной кражи с взломом не нужно выполнять уборку до прибытия полиции.

Преступления, дела по которым возбуждаются только по жалобе потерпевшего, представляют собой преступления, расследование которых полиция осуществляет лишь в том случае, если жертва требует наказания в отношении лица, совершившего преступление.

К таким преступлениям относятся, в том числе, мелкие кражи и причинение вреда.

Если жертва преступления, дело по которому может быть возбуждено только по жалобе потерпевшего, впоследствии меняет свое решение и не требует наказания для лица, совершившего преступление, полиция прекращает уже начатое расследование.

При расследовании преступления полиция всегда задает жертве преступления вопрос о том, требует ли она наказания лицу, совершившему преступление.

Если жертва на этом этапе заявляет, что не требует наказания, или же впоследствии отказывается от своего требования, то в дальнейшем она может утратить право на возбуждение обвинения.

Это важно знать на тот случай, если прокурор примет решение о невозбуждении обвинения.

Большинство преступлений относится к сфере системы государственного обвинения, которые полиция всегда расследует по получении о них информации.

К таким преступлениям относятся, например, нанесение телесных повреждений и изнасилования также и в том случае, если они происходят дома или совершаются членом семьи.

Даже легкое насилие в отношениях с близкими является преступлением, относящимся к сфере системы государственного обвинения. Заявление о совершении преступления предоставляет полиции возможность вмешаться в насилие.

Предварительное следствие

Полиция обязана провести предварительное следствие при наличии оснований для подозрений в совершении преступления. В ходе предварительного следствия полиция выясняет ход событий, стороны дела, а также причиненный преступлением ущерб. Если полиция не будет проводить предварительное следствие, это должно быть доведено до сведения жертвы.

При необходимости полиция вызывает жертву для дачи показаний в качестве потерпевшей стороны. Если назначаемое время дачи показаний является неприемлемым, можно согласовать с полицейским, ведущим следствие, другое время. В простых и очевидных случаях полиция может получить показания также и по телефону.

В рамках дачи показаний о преступлении жертва обязана говорить только правду. Если после дачи показаний жертва вспомнит дополнительные факты по делу, рекомендуется сообщить их полиции.

После составления протокола предварительного следствия полиция передает его в прокуратуру. Жертва преступления в качестве потерпевшей стороны, равно как и лицо, подозреваемое в совершении преступления, имеет право на безвозмездное получение копии протокола. Если жертва не желает, чтобы ее контактные данные стали известны подозреваемому, она может запретить их внесение в протокол.

В случае легких преступлений, например, мелкой кражи и нанесения легких телесных повреждений, полиция с согласия потерпевшей стороны может назначить подозреваемому штраф.

В этом случае составление протокола предварительного следствия не является обязательным.

Если жертва дает согласие на процедуру наложения штрафа подозреваемому, дело не будет рассматриваться в суде и прокурору нельзя выдвинуть требование о компенсации причиненного ущерба от имени жертвы преступления.

Требования о компенсации ущерба

Лицо, совершившее преступление, обязано возместить причиненный им ущерб.

Полиции следует сообщить о причиненном ущербе, а также о том, требует ли жертва его компенсации лицом, совершившим преступление, в ходе предварительного следствия или не позднее чем в ходе судебного разбирательства.

Компенсацию можно потребовать, например, за испорченное или утраченное имущество, расходы на лекарства и медицинское обслуживание, а также за физическую боль и, в некоторых случаях, за моральные страдания, причиненные в результате насилия.

Размер ущерба может быть подтвержден квитанциями о тех расходах, которые возникли в результате преступления. Кроме того, следует сохранять документы, подтверждающие не покрываемые страхованием выплаты и расходы на поездки, которые могут возникнуть в связи с выяснением дела, поскольку по ним можно потребовать компенсации с лица, совершившего преступление.

Прокурор вправе предъявить в суде требование о компенсации от имени жертвы преступления, если оно является бесспорным и обоснованным.

Если жертва желает, чтобы ее требование о компенсации было выдвинуто прокурором, об этом рекомендуется сообщить полиции еще на этапе предварительного следствия. Если прокурор не предъявляет требование о компенсации, он должен сообщить об этом жертве в письменном виде.

В этом случае жертва может самостоятельно выдвинуть такое требование. Это может сделать также и юридически компетентный специалист от имени жертвы.

Возбуждение обвинения

После того, как прокурор получил из полиции протокол предварительного следствия, он принимает решение о возбуждении обвинения, то есть о передаче дела на рассмотрение суда.

Если, например, по преступлению отсутствуют доказательства, преступление является незначительным или по делу достигнуто примирение, прокурор может не возбуждать обвинение.

Жертва имеет право быть уведомленной о решении прокурора не возбуждать обвинение.

Если жертва еще на этапе предварительного следствия потребовала наказания, то она вправе самостоятельно возбудить обвинение, если этого не сделает прокурор.

Медиация

Медиация возможна по обоюдному согласию потерпевшего и подозреваемого. Кроме того предполагается, что подозреваемый в совершении преступления подтверждает основные обстоятельства хода событий, и что медиация соответствует интересам жертвы. Процедура является бесплатной и всегда добровольной, причем при желании ее можно прервать на любом этапе.

Специально подготовленные добровольные медиаторы помогают сторонам уголовного дела обсудить происшедшее и договориться о компенсации ущерба, возникшего в результате совершения преступления. Кроме того, медиаторы помогают им составить мировое соглашение.

Результатом медиации может быть, например, принесение извинений, соглашение о принципах поведения, денежная компенсация или компенсация в виде выполненной работы. Если стороны приходят к примирению, соглашение составляется в письменной форме, а бюро медиации контролирует его исполнение. Бюро медиации сообщает результат медиации полиции и органу юстиции.

Между тем, уголовное дело может быть рассмотрено в суде, даже если по нему достигнуто соглашение путем медиации.

Дополнительную информацию о процедуре медиации можно получить, например, в полиции, местных бюро медиации, в Национальном институте здравоохранения и социального благосостоян.(www.thl.fi/sovittelu)

Судебное разбирательство

Помимо жертвы, выступающей в качестве потерпевшей стороны, в ходе судебного разбирательства сторонами по делу являются прокурор и обвиняемый.

Суд первой инстанции обычно вызывает на судебное разбирательство все стороны по делу, а также свидетелей. В судебной повестке указывается наличие или отсутствие необходимости личного присутствия в суде.

При неявке кого-либо из вызванных в суд судебное разбирательство может быть перенесено.

Вопросы, связанные с графиком и другими практическими моментами судебного разбирательства, можно до его начала обсудить с представителями персонала суда первой инстанции, а также прокурором или его секретарем.

Судебные заседания открыты для публики, однако, например, в случае преступления сексуального характера суд может рассматривать дело частично или полностью в закрытом режиме, то есть «за закрытыми дверями».

С соответствующей просьбой можно обратиться к судье первой инстанции.

Если суд обязал жертву лично присутствовать на заседании, ей выплачиваются суточные и возмещаются расходы на проезд и потеря заработка. В случае неявки на заседание без уважительной причины суд может назначить штраф.

Уважительной причиной считается, например, болезнь, которая не позволяет явиться в суд и впоследствии должна быть подтверждена справкой от врача. О таких причинах необходимо сообщить суду по возможности заблаговременно.

Часть уголовных дел может быть рассмотрена в суде первой инстанции исключительно в рамках письменной процедуры. В этом случае судья выносит решение по делу на основании письменных материалов. Устное разбирательство не проводится и стороны по делу не вызываются в суд.

В рамках письменной процедуры могут рассматриваться большинство легких и обычных преступлений. Условием ее применения является признание ответчиком своего деяния и его согласие на проведение письменной процедуры.

Кроме того, для ее применения необходимо получить согласие жертвы преступления. Жертва имеет право выдвинуть свои требования о компенсации также и в рамках письменной процедуры.

В этом случае она представляет их в письменной форме.

Информация о процедуре судебного разбирательства имеется, например, в Интернете по адресу www.oikeus.fi, а также в брошюре Министерства юстиции «Рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции» на сайте Минюста по адресу www.oikeus.fi, а также на сайте полиции www.poliisi.fi.

Судебное решение и его обжалование

Суд первой инстанции оглашает свое решение сразу после заседания или объявляет, когда решение будет вынесено. В случае применения письменной процедуры суд первой инстанции направляет сторонам по делу свое решение.

Решение суда первой инстанции можно обжаловать в суде второй инстанции. В основном необходимо получить разрешение на дальнейшее рассмотрение дела с тем, чтобы суд второй инстанции принял его на рассмотрение в полном объеме.

Если Вы не удовлетворены решением суда, об этом необходимо сообщить в суд первой инстанции в течение одной недели с даты вынесения решения. Жалобу в письменной форме следует подать в суд первой инстанции в течение 30 дней с даты вынесения решения. Инструкции по обжалованию прилагаются к решению суда первой инстанции.

Источник: https://oikeus.fi/ru/index/esitteitaoikeudellisistaasioista/eslivyokazaliszhertvojprestuplenija/stadiirassmotrenijaugolovnogodela_0.html

Верховный суд встал на сторону адвокатов

Суд требует доказательства

26.09.2019 20:56:00

От служителей Фемиды требуют обеспечить защиту доказательствами

Фото icr.su

Верховный суд (ВС) вынес определение, где говорится, что нижестоящие инстанции вправе отказать в истребовании доказательства, только если оно не имеет отношения к делу.

По словам адвокатов, служители Фемиды зачастую отказываются содействовать стороне защиты в добыче нужных справок.

Они посетовали, что судьи позволяют себе любые вольности в плане улик – например, могут отказаться рассматривать важные доказательства, просто посчитав их несущественными.

В своем определении по одному из дел ВС запретил судам уклоняться от истребования доказательств по просьбе сторон. Отказать они могут только в случае, если эти доказательства «не имеют никакого отношения к делу». Иначе нарушается принцип состязательности.

«Обоснование своей позиции путем предоставления доказательств – основа судопроизводства. Судьи обязаны содействовать в сборе доказательств, когда сторона не может добыть их самостоятельно», – сказал «НГ» адвокат Владимир Постанюк.

Он рассказал о другой проблеме – даже когда суды соглашаются с ходатайствами на истребование доказательств, они выносят приговоры без поступления ответа на запрос, ссылаясь на сжатые сроки. «Сроки рассмотрения судебных дел никоим образом не изменились.

Остается риск принятия нижестоящими судами решений по ранее устоявшейся практике», – сказал Постанюк.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян рассказал «НГ», что отношение судей к доказательствам зависит от стороны, которая их предъявляет: от обвинителей они принимаются априори, а вот доказательства защитников нередко отказываются приобщать к делу, «либо их отвергают как недостоверные и не заслуживающие доверия». Отказные формулировки, по словам эксперта, очень краткие и незамысловатые. А причина такого подхода объясняется ничтожным количеством оправдательных приговоров – 0,2%, отсюда в судах сложился стереотип критического отношения к оправдательным доказательствам, судьи попросту боятся выносить оправдательные приговоры.

По словам адвоката юрфирмы «ЮСТ» Артема Кофанова, определение ВС является важным шагом к усилению состязательности и предоставлению сторонам равных возможностей.

Но свою позицию вышестоящая инстанция сформулировала довольно широко, оставив судьям обширное поле для усмотрения: «Если судья отказывает в исследовании доказательств защиты, то он, как правило, ограничивается формулировкой «не относится к рассматриваемому делу» или «не относится к предъявленному обвинению».

Он рассказал о противоположных рисках – недобросовестные стороны будут заявлять одно за другим многочисленные ходатайства об истребовании, которые суд обязан будет удовлетворить: «Это приведет к необоснованному затягиванию сроков рассмотрения дела и нарушению процессуальных прав других лиц, участвующих в деле».

Как сказал «НГ» вице-президент Федерального союза адвокатов России Алексей Иванов, зачастую отказ сторонам в предоставлении доказательств связан с процессуальными сроками, «когда судье важнее как можно быстрее рассмотреть дело и дефицит времени отрицательно сказывается на объективности судебного разбирательства».

В уголовном производстве, подчеркнул он, такие ходатайства не должны ограничиваться ни по срокам, ни по порядку предоставления доказательств. «Суд в любом случае должен содействовать справедливому разбирательству и сторону защиты ограничивать в представлении доказательств не вправе.

Поэтому ситуация, когда суд отказывает в исследовании, например, видеозаписи, которая может свидетельствовать о невиновности человека, является недопустимой. Такое поведение суда указывает на явно обвинительный уклон и не должно оставаться безнаказанным.

Когда речь идет о судьбе человека, торопливость и поверхностность абсолютно недопустимы».

Партнер юрфирмы «СМБ Консалт» Максим Плетнев напомнил, что от судей мало что зависит – мол, они и сами находятся в крайне незавидном положении: «Над ними висят и нормы процессуального законодательства, и позиции участников споров, которые порой не хотят предпринимать усилий к сбору доказательств, а хотят, чтобы судьи сделали все за них, опять же жесткая статистика – в том числе нарушений сроков рассмотрения дел. Также им приходится отчитываться перед руководством, в том числе и о количестве рассматриваемых ежедневно дел – у некоторых судей в столицах оно доходит до 20–30 ежедневно». Адвокат Саид Сулейманов утверждает, что во многих случаях речь идет не о злоупотреблении со стороны судей, а о доказательствах, представленных с нарушениями закона, дескать, поэтому их не приобщают: «Если, к примеру, одна из сторон пытается приобщить копии документов в отсутствие оригиналов. Или же сторона предоставляет доказательства в виде рукописных объяснений лиц без их нотариального заверения».

Как сказала «НГ» адвокат АК «Бородин и партнеры» Олеся Спиричева, на практике «зачастую суд делает вывод о наличии теоретической возможности получить доказательство самостоятельно». Однако ответ на запрос адвоката придет не раньше чем через 30 дней, а срок рассмотрения дела в суде первой инстанции обычно составляет всего два месяца. При этом формально суды не нарушают закон.

Как отметила «НГ» адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Марина Костина, зачастую возникает и проблема в истребовании доказательств, которые находятся в распоряжении лиц, участвующих в деле.

   «Самой большой проблемой является не истребование доказательств, а как суд их оценит», – полагает зампредседателя коллегии адвокатов «ДЕ-ЮРЕ» Антон Пуляев.

Ссылаясь на сроки рассмотрения дел, суды отказывают в истребовании доказательств, а по уголовным делам их вообще нет, появление определения лишь подтверждает сложившуюся судебную практику, сказал собеседник «НГ». 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-09-26/3_7687_court.html

Вопрос права
Добавить комментарий