Работа в муниципальной организации 2 сестер, одна из которых в подчинении у другой

Пишем положение о подразделении и должностную инструкцию

Работа в муниципальной организации 2 сестер,  одна из которых в подчинении у другой

  • страница
  • Библиотека управления

Демидов Евгений Евгеньевич

Положения о подразделениях и должностные инструкции важны не только для структурирования управления организацией. Являясь инструментом правовой защиты как работника, так и работодателя, они должны быть выверены с юридической точки зрения.

Эти документы должны быть доступны пониманию работников и обладать определенной гибкостью. К сожалению, так называемые «типовые образцы» либо содержат ошибки, либо нуждаются в серьезной адаптации.

Эта статья – для тех, кто критически относится к имеющимся образцам и кто хочет разработать указанные документы самостоятельно, с пониманием дела.

Для чего нужны положения о подразделениях и должностные инструкции

Как и всякие «бумаги» подобного рода, нужны они для того, «чтобы были» – не дай Бог, случится какое-нибудь разбирательство и тогда… Да и вообще, по отечественной традиции, всякие инструкции читают (или даже пишут) после того, как неприятность уже случилась. А вообще закон не требует их обязательного наличия…

Полагаем, что примерно так ответит на поставленный вопрос большинство читателей.

Отсюда и отношение к написанию указанных документов складывается соответствующее: при нежелании тратить чересчур много времени на такие пустяки в большинстве случае пользуются какими-нибудь готовыми образцами. Либо включают описание должностных обязанностей, прав и ответственности работника непосредственно в трудовой договор.

Принцип ubi homines sunt modi sunt (где люди, там и правила), тем не менее, действует, и чем больше людей в организации, тем определеннее должны быть выражены правила их совместной работы1.

Положения о структурных подразделениях2 (далее – ПП) и должностные инструкции (далее – ДИ) нужны:

  • для понимания того, кто чем занят на рабочем месте (анализ);
  • для объяснения работникам, чем они должны заниматься и где находятся пределы их компетенций, прав и ответственности (руководство);
  • для контроля текущей деятельности организации (контроль);
  • для оценки (и самооценки) деятельности работников и последующего принятия решения об обучении, о перемещениях, поощрениях и взысканиях (стимулирование и управление карьерой работников);
  • для отбора кандидатов (привлечение работников);
  • для защиты работников, работодателя и организации в целом (безопасность);
  • для поддержания позитивной корпоративной культуры.

Как видим, все стадии классического управленческого цикла в той или иной степени требуют информации, содержащейся в ПП и ДИ. Значит, если организация должна быть управляемой, то и эти основополагающие документы должны быть в порядке.

Отсюда же следует, что ПП и ДИ организации должны образовывать внутренне согласованную систему, тогда как совокупность трудовых договоров такой системности не предполагает.

ПП и ДИ являются законом не только для работника, но и для работодателя, а потому должны соответствовать требованиям действующего российского законодательства и защищать законные интересы обеих сторон. В связи с этим увлечение «управленческим» аспектом этих документов в ущерб правовому может привести к негативным последствиям.

То, что с точки зрения теорий общего менеджмента или управления персоналом должно быть отражено в характеристиках рабочих мест или подразделений, далеко не всегда будет уместным в ПП или ДИ с точки зрения требований законодательства3.

Поэтому структура, форма, содержание и отдельные формулировки в ПП и ДИ должны быть выверены с точки зрения закона, а возможные правовые коллизии, связанные с трактовкой положений этих документов, должны быть заранее оценены.

На что можно опереться при разработке положений о подразделениях и должностных инструкций?

Законодательство Российской Федерации (в том числе и трудовое) никак прямо не определяет исчерпывающие требования указанных документов. В ст.

5 Трудового кодекса РФ отмечено, что трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения, помимо нормативно-правовых актов регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права.

Вместе с тем, нигде в кодексе не раскрывается хотя бы примерный перечень таких локальных нормативных актов. Но в силу сложившейся еще в советское время традиции под ними понимаются, в том числе, ДИ и ПП, о чем свидетельствуют нижеприведенные письма федеральных ведомств, регулирующих трудовые отношения.

В письме Федеральной службы по труду и занятости от 31.10.

2007 № 4412-6 «О порядке внесения изменений в должностные инструкции работников» [26] читаем:

«Несмотря на то, что в Трудовом кодексе не содержится упоминания о должностной инструкции, она является важным документом, содержанием которого является не только трудовая функция работника, круг должностных обязанностей, пределы ответственности, но и квалификационные требования, предъявляемые к занимаемой должности.
Поскольку порядок составления инструкции нормативными правовыми актами не урегулирован, работодатель самостоятельно решает, как ее оформить и вносить в нее изменения.»

Роструд, однако, предупреждает (Письмо Федеральной службы по труду и занятости от 09.08.2007 № 3042-6-0 «О должностных инструкциях работников» [25]):

«Должностная инструкция необходима как в интересах работодателя, так и работника.

Так, отсутствие должностной инструкции в отдельных случаях препятствует работодателю осуществить обоснованный отказ в приеме на работу (поскольку именно в ней могут содержаться дополнительные требования, связанные с деловыми качествами работника), объективно оценить деятельность работника в период испытательного срока, распределить трудовые функции между работниками, временно перевести работника на другую работу, оценить добросовестность и полноту выполнения работником трудовой функции.
Само по себе отсутствие должностной инструкции не должно расцениваться как нарушение трудового законодательства и влечь за собой ответственность, однако может иметь негативные последствия в виде принятия работодателем незаконных решений в связи с ее отсутствием.»

Источник: https://www.cfin.ru/management/people/instructions/descriptions.shtml

Опрос недели: А вы не боитесь принимать на работу родственников?

Работа в муниципальной организации 2 сестер,  одна из которых в подчинении у другой

ЭКСПЕРТЫ «БИЗНЕС ONLINE» УВЕРЕНЫ, ЧТО РОДСТВЕННИКИ МАЛЫЙ БИЗНЕС СДЕЛАЮТ ПРИБЫЛЬНЫМ, А КРУПНЫЙ – УБЫТОЧНЫМ

На этой неделе депутаты Госдумы России одобрили закон, запрещающий родственникам глав муниципального образования состоять на муниципальной службе.

Запрет на работу коснется близких родственников руководителя муниципального образования: родителей, супругов, детей, братьев и сестер.

Журналисты «БИЗНЕС Online» спросили у экспертов и представителей бизнес-сообщества Татарстана, выгодно ли принимать на работу родственников.

Равиля Шайдуллина – владелица группы предприятий в области общественного питания («Черное озеро», «Кукан» и другие)

– У меня работают муж, сын, дочь, сноха, сестры, братья, племянники. Работает около сотни человек, родственников среди них очень много, и все они работают эффективно. Теперь даже когда дальние родственники остается без работы, я их устраиваю.

Не хватает места – открываю новые точки. Минусы тоже есть: чужому человеку проще указать на недостатки работы, а родственники обижаются. В остальном я очень комфортно себя чувствую с родственниками.

Но я им прямо говорю: на работе вы работники, а дома – родственники.

Ильяс Нуриев – директор ООО «Клиника Нуриевых»:

– Поскольку сам являюсь представителем семейного бизнеса, родственников у нас не один, не два, а довольно много, – могу сказать, что поддержка семьи необходима именно на этапе становления бизнеса. С этой точки зрения родственники очень помогают, даже если они не являются работниками. Семейные связи стабилизирует малый бизнес.

А в дальнейшем, когда бизнес активно развивается, кумовство вредно. В большой компании семейные связи могут тормозить ее развитие. И это не зависит от направления бизнеса. Я бы вообще сказал, что в словосочетании «семейный бизнес», в первую очередь надо делать акцент на семейности, а уже во вторую очередь на бизнесе.

Семейный бизнес – это не столько получение дивидендов, а укрепление и стабилизация самой семьи, база для дальнейшего развития. Поэтому на муниципальной службе и вводят такой запрет. Цели государства и семьи расходятся, когда встречаются на рабочем месте. А в бизнесе они вполне могут совпадать, особенно если нет других учредителей.

И до определенной степени развития компании это очень поможет. Когда коллектив станет большим, его интересы будут приоритетнее.

Вячеслав Зубарев – председатель совета директоров компании «ТрансТехСервис»:

– Я считаю, что депутаты Государственной думы России приняли верное решение, одобрив закон, запрещающий родственникам состоять на муниципальной службе. Речь идет о государственной службе, а на государственной службе такие правила должны действовать.

Что касается бизнеса… В крупном бизнесе принимать родственников на работу, я считаю, ни хорошо, ни плохо. Это допустимо, но совершенно необязательно. В сфере мелкого бизнеса, по моему мнению, родственники на работе – это хорошо. Есть даже такой формат, как семейное предприятие. Например, фермерское хозяйство.

Что может быть лучше, чем семейное фермерское хозяйство? Или какое-то небольшое кафе, пекарня. Иными словами, если в небольшом штате сотрудников работают родственники, это плюс. При таком положении вещей больше плюсов, чем минусов. Что касается меня, то я не боюсь принимать родственников. Я считаю, что это не обязательно, но допустимо.

Родственников я принимаю на общих основаниях.

Елена Войтко – коммерческий директор гостинично-развлекательного комплекса «Казанская Ривьера»:

– Из плюсов совместной работы отмечу максимальную степень доверия и быстроту принятия решения. Когда работаешь с родственником, его не нужно проверять, ты ему просто веришь. Мы с мужем очень осторожно приступали к совместной деятельности, так как очень боялись, что не сработаемся, что бизнес скажется на личной жизни.

Но потом поняли, что все получится. Каждый из нас является профессионалом своего дела, заменить которого крайне сложно. И даже если у меня возникает желание отойти в сторону, я понимаю, что так подвести своего мужа не смогу. Закрыть такой фронт работы, который закрываю я, крайне сложно. Я даже не смогла бы найти себе замену.

Но мы однозначно против всякого рода «пристраивания» родственников. Считаю, что все целиком зависит от людей, а не от вида бизнеса. Иногда бывает сложно перестраиваться: дома уже не надо играть роль начальника и подчиненного.

Но если человек сможет соответствовать той иерархии, которую они с родственником выбрали на работе, и не переносить ее в личную жизнь, все получится.

Венера Иванова – председатель правления ЗАО «ГКБ «Автоградбанк»:

– Со мной работает моя дочь, а несколько лет работал и сын. Я на них во многих вопросах опиралась и опираюсь, и они прекрасно знают, что требования к ним намного жестче, чем к остальным сотрудникам. Для них никаких поблажек нет.

Я считаю, дети могут работать со мной в одной команде, раз они реально помогают развивать бизнес. Сын в свое время возглавил офис нашего банка в поселке ЗЯБ Набережных Челнов, который по своему географическому расположению проигрывает всем остальным офисам в городе.

За три месяца он сделал этот офис окупаемым и рентабельным, за год вывел его в лидеры, а затем сказал, что ему там уже делать больше нечего, что и без него все будет работать, потому что команда сформирована и обучена. Сейчас он организовал собственный бизнес.

Я считаю, любой вид бизнеса может быть семейным.

Анатолий Артамонов – заместитель генерального директора ОАО «ICL-КПО ВС»:

– У нас коммерческая организация. Закон не запрещает принимать на работу родственников в коммерческие организации. «Плохие» родственники будут мешать работе, «хорошие» – помогать. Решать хозяевам компании или предприятия, перед которыми встает такой вопрос. А вот в бюджетные и муниципальные организации, на мой взгляд, родственников руководителей всех рангов лучше не принимать.

МихаилСкоблионок – владелец сети элитных казанских гостиниц «Регина»:

– Все, кто со мной работают, – родственники, поэтому с уверенностью могут сказать, что родственников на работу брать не стоит по одной простой причине: родственник невольно требует к себе поблажек, а поблажек на работе априори не должно быть.

Если родственник с работой не справляется, это плохо сказывается на бизнесе. Выгоняешь – портишь отношение с родственниками. Если предприятие еще и крупное, серьезное, то родственники будут тормозить его развитие.

А в кафе, ресторане можно и семейный бизнес попрактиковать.

Надежда Борисова – директор Казанского филиала HeadHunter:

– Я не являюсь сторонницей приема на работу родственников.

Несмотря на имеющиеся плюсы родственных связей (доверие, честность, взаимопонимание), проблемы могут возникать в неформальных отношениях, где часто стирается грань между «личным» и «деловым», нарушаются правила и обязательства. В бизнесе это приводит к конфликтам и противоречиям, в личных отношениях – к обидам, испорченным отношениям.

Работать с родственниками удобно на стадии становления семейного бизнеса, когда можно по-родственному договориться о совмещении должностей, какой-то символической оплате и других вещах, которые обязательно появляются на первом этапе развития компании. Но при переходе на новый уровень развития бизнеса родственники могут и не соответствовать росту компании, а расстаться в работе с родственниками без проблем вряд ли удастся.

НаиляСпарта – первый заместитель генерального директора отеля «Джузеппе»:

– Частный малый бизнес чаще всего строится, как семейный бизнес, здесь есть больше положительного, чем отрицательного.

Для крупного бизнеса эффективнее нанимать профессионалов, так как для успешного управления большим числом людей нужны прозрачные и понятные сотрудникам «правила игры», корпоративная дисциплина и чувство уважения к руководителю, здесь не должно быть привилегий для своих людей и обычные условия для других. Это ведет к внутренним конфликтам и напряженным отношениям среди сотрудников.

Что касается родственных отношений на муниципальной службе, то для достижения целей, ради которых этот закон составлялся, запрет не должен был ограничиваться муниципальным образованием, а распространяться на госслужбу в пределах конкретного субъекта федерации.

Равиль Сабиржан – директор ООО «Татполиграф»:

– Не боюсь. Если место вакантно, а родственники изъявляют желание, то я их принимаю. Но при приеме родственников на работу я смотрю исключительно на профессиональные качества и коммуникабельность. У нас в компании родственники работают, проблем не возникает.

Денис Кукушкин – генеральный директор ООО «Заинский крекер»:

– Не боюсь, в компании мы не ставим запрет на работу родственников. У нас работают матери и их дети, жены и мужья. Думаю, сказать однозначно, хорошо это или плохо нельзя. Была у нас одна работница, которая вместе с сыном воровала, а были такие родственники, которые очень тщательно за работой друг друга следили.

Да, на госслужбе родственников быть не должно, но в бизнесе такой вариант возможен. Главное, чтобы один родственник не работал в прямом подчинении другого. И еще – родственники, пусть дальние, важны везде, где требуется контроль: бухгалтерия, склады и так далее. Это есть и у нас в компании. И везде в бизнесе.

Евгений Крылов – генеральный директор ЗАО «Татинком-Компьютерс»:

– Мы избегаем приема родственников на работу. Типичная ситуация: работают два родственника, один хорошо, а другой плохо. Начинаешь говорить одному – обижается второй. Хвалишь второго – обижается первый. Такие случаи бывали у нас неоднократно.

Если родственники и работают, то они не должны работать в прямом подчинении и соприкасаться друг с другом по работе. Родственники хороши только в бизнесе, где большой финансовый поток. Тогда люди контролирует друг друга.

Классический пример – отдел закупок.

Виктор Токарев – генеральный директор ЗАО «АСком»:

– Нет, плюсы абсолютные – родственникам я доверяю. Отношение к работе, наоборот, более ответственное, когда семейными узами не связан. В компании запрета на прием на работу родственников нет, наоборот, мы это поддерживаем.

Рустем Камалов – член совета директоров «Татбенто»:

– Стараемся избегать, так как это отрицательно сказывается на работе. Плюсы – в полном доверии, родственники врать не будут. Я бы сказал, что не поощряю, но и не запрещаю.

Артём Григорьян – директор по персоналу ОАО «УК «Идея Капитал» и Технополиса «Химград»:

– В нашей компании не было таких фактов, чтобы человека принимали на работу в связи с тем, что он чей-то родственник. Мы всегда оцениваем людей с позиции их компетентности. Я не сторонник того, чтобы родственники работали в одной компании. Хотя существуют традиционно семейные области бизнеса, например, кафе, рестораны, розничные магазины.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/47519

Кто такие взаимозависимые лица и почему их не любит налоговая

Работа в муниципальной организации 2 сестер,  одна из которых в подчинении у другой

В категорию взаимозависимых попадают физические или юридические лица, отношения между которыми определяют результаты их сделок. Взаимозависимость может возникать в разных «комбинациях»: между физлицами, между юрлицами или между теми и другими.

И она считается негативным критерием, если в совокупности с другими факторами намекает на признание налоговой необоснованной выгоды.

Отношения, характеризуемые как взаимозависимые, могут указывать на то, что налогоплательщик был осведомлен о нарушениях контрагента, но не счел нужным как-то отреагировать и предпринять меры.  

Вот почему на такую важную деталь, как взаимозависимость между контрагентами, налоговая при проверках обращает внимание не меньше, чем на анализ денежных и товарных потоков. Инспекторы могут доказать, что налогоплательщик знал о том, что контрагент не платит налоги, так как является взаимозависимым с ним, и, следовательно, признать необоснованную налоговую выгоду.  

Большинство сделок между взаимозависимыми лицами являются контролируемыми (для этого они должны соответствовать определенным критериям), и о них надо сообщать в ФНС до 20 мая каждого календарного года.

Критерии взаимозависимости определены в Налоговом кодексе (п. 2 ст. 105 НК РФ):

  • одно физлицо находится в подчинении у другого;
  • родственные связи между физлицами (родственниками считаются не только супруги, родители и дети, но и братья, сестры, опекуны и подопечные);
  • доля участия одной организации в другой превышает 25%;
  • доля участия лица в одной или нескольких организациях превышает 25%;
  • не менее 50% состава исполнительного органа в одной или нескольких организациях избраны по решению одного и того же лица;
  • более 50% состава исполнительного органа организаций составляют одни и те же физлица;
  • лицо осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа в одной или нескольких организациях;
  • доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации превышает 50%.

Лица могут сами признавать себя взаимозависимыми (п. 6 ст. 105.1 НК РФ) или их может признать фактически взаимозависимыми суд, например, если руководителей разных компаний связывают дружеские отношения и они устанавливают нерыночные условия в совместных сделках (п. 7 ст. 105.1 НК РФ).

При этом само по себе участие субъектов РФ или муниципальных образований в организациях не является признаком взаимозависимости (п. 5 ст. 105.1 НК РФ), так же как и влияние более крупных компаний на условия сделки (п. 4 ст. 105.1 НК РФ).

Участие физлица и юрлица в компании определяется по общему вкладу его самого и всех его взаимозависимых лиц. Под итоговой долей понимается сумма долей прямого и косвенного участия. Последнее определяется расчетным путем (пп. 3 п. 3 ст. 105.2 НК РФ).

Перед проведением расчетов нужно вычислить прямую долю в отношении каждого из звеньев каждой последовательности участия. Если последовательностей участия несколько, косвенные доли суммируются.

Как получить одобрение сделки

Один и тот же генеральный директор может управлять неограниченным количеством юридических лиц и заключать неограниченное количество сделок. Налоговые риски несут только нерыночные цены и другие финансовые условия в сделках.

Если гендиректор не единоличный орган управления, он должен сообщить участникам общества информацию о юрлицах, в которых занимает руководящую должность, и сделка должна быть одобрена общим собранием участников, не заинтересованных в сделке.

Если цена сделки не превышает 2% от стоимости имущества компании, сделку может одобрить совет директоров (п. 7 ст. 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Сами по себе сделки между взаимозависимыми сторонами не являются незаконными, но при условии если в них соблюдены те же условия, что и в сделках между не связанными друг с другом физическими или юридическими лицами (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

К условиям относится не только цена сделки, но и правила передачи товара, отсрочка или рассрочка платежа, правила страхования. Если в результате нерыночных условий одна из сторон несет лишние расходы и недополучает доходы, эти сделки могут привлечь внимание налоговой, потому что такие доходы должны учитываться для условий налогообложения.

Что такое контролируемые сделки

Налоговая тщательно проверяет сделки между взаимозависимыми лицами.

Для нее важно, что суммы выплат между лицами не были уменьшены или завышены с целью искусственного увеличения налогооблагаемой базы и получения большего налогового вычета или искусственного уменьшения налогооблагаемой базы и снижения суммы налога.

К сделкам относятся отдельные операции (отгрузка товаров, выполнение работ, оказание услуг), в том числе операции по передаче имущественных прав и по выдаче и получению займов.

Сделки между взаимозависимыми лицами относятся к контролируемым (ст. 105.14 НК РФ). Контролируются сделки, которые требуют учета доходов и расходов, что приводит к увеличению или уменьшению налоговой базы на прибыль.

Уведомление о контролируемых сделках за предыдущий год нужно сдавать до 20 мая по форме уведомления, утвержденной Приказом ФНС РФ от 07.05.2018 N ММВ-7-13/249@. Если этого не сделать, то будет выставлен штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

Виды операций между взаимозависимыми лицами, о которых надо сообщать в инспекцию, перечислены в ст. 105.14 НК РФ. К ним относят заключение договора между взаимозависимыми лицами — резидентами РФ, сумма доходов по которым за соответствующий календарный год превышает 1 млрд руб.

Например, если одна компания продала другой компании, использующей упрощенку, недвижимость без НДС стоимостью более 60 млн руб., она обязана подать уведомление в налоговую о контролируемых сделках до 20 мая.

Общую сумму доходов нужно считать, суммируя все сделки с контрагентом за год: покупки, продажи, оказание услуг (Письмо Минфина России от 11.02.16 № 03-01-18/7239).

Считаются контролируемыми (при условии, что суммарный годовой оборот обоих контрагентов по сделкам превышает 60 млн руб.) сделки, в которых один из участников:

  • платит налоги по общей системе налогообложения;
  • платит налог на добычу полезных ископаемых, а предмет договора — добытое полезное ископаемое;
  • не должен платить налог на прибыль;
  • имеет отношение к «Сколково»;
  • является резидентом особой экономической зоны с льготным налогообложением прибыли;
  • один из участников использует ЕНВД или ЕСХН (в этом случае годовой оборот обоих участников должен превысить 100 млн руб.).

Не считаются контролируемыми:

  • сделки между взаимозависимыми лицами, которые не должны платить налог на прибыль организаций. (пп. 4 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
  • сделки между взаимозависимыми лицами на общую сумму менее 1 млрд руб. за календарный год (пп. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ);
  • если взаимозависимые лица рассчитываются по УСН.

Приравниваются к контролируемым:

Что грозит за взаимозависимые отношения?

Сделки между взаимозависимыми лицами могут контролироваться ФНС, так как взаимозависимость при заключении сделок считается вероятностью воздействия на действия зависимого лица (п. 1 ст. 105.1 НК РФ).

Взаимная зависимость важна при взыскании у налогоплательщика недоимки по счетам зависимого лица, если подтвердится, что ему передалась доля выручки или активов налогоплательщика с недоимкой, в том числе через цепочку лиц.

Взаимозависимость — это эффективный «инструмент» для налоговой, позволяющий выяснить, уменьшена ли облагаемая база по налогам, например, если налогоплательщик утаил то, что купил недвижимость у взаимозависимого лица или если льгота по налогу на имущество было применена неправомерно.

Если налогоплательщик искусственно пытается сделать сделку неконтролируемой или манипулирует ценами в сделках, чтобы получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС может признать лица фактически взаимозависимыми (п. 7 ст. 105.

1 НК РФ), а сделку между ними контролируемой (п. 10 ст. 105.14 НК РФ), но для этого ей нужно доказать факт получения необоснованной налоговой выгоды (Письма Минфина от 26.12.2012 № 03-02-07/1-316, от 26.10.2012 № 03-01-18/8-149).

Если стоимость сделки между взаимозависимыми лицами была ниже рыночной, налоговая может начислить дополнительные налоги (гл. 14.2 НК РФ).

ФНС проверяет, правильно ли уплачены налоги (п. 4 ст. 105.3 НК РФ) и, если они были занижены, корректирует налогооблагаемые базы. Все доначисления должны быть симметричными (ст. 105.18 НК РФ), то есть цена по сделке корректируется сразу у обоих сторон и у одной стороны налог может вырасти, а у другой — уменьшиться.

При неполной уплате или неуплате налога из-за нерыночных цен в сделках между взаимозависимыми лицами начисляется штраф в размере 40% от неуплаченной суммы налога, не менее 30 000 руб. (ст. 129.3 НК РФ).

При неправомерном непредставлении уведомления о контролируемых сделках и за представление недостоверных сведений в уведомлении о контролируемых сделках начисляется штраф в размере 5000 руб. (ст. 129.4 НК РФ).

Налоговая может доначислить НДФЛ по предпринимательской деятельности, налог на добычу полезных ископаемых и НДС, если другая сторона сделки не должна платить НДС. Налоги могут быть доначислены только продавцу.

Налогоплательщик освобождается от ответственности, если докажет, что цены в сделке были рыночными или что он заключил соглашение о ценообразовании.

Какие налоги проверяют

При налоговом контроле проверяют (п. 2 ст. 105.3 НК РФ) полноту начисления и уплаты:

  • налога на прибыль организаций
  • НДФЛ
  • налога на добычу полезных ископаемых
  • НДС

Чтобы проверить добросовестность заключенных сделок, ФНС использует метод сопоставимых рыночных цен, метод цены последующей реализации, затратный метод, метод сопоставимой рентабельности и метод распределения прибыли (ст. 105 НК РФ).

При проверках налоговая может запросить следующие документы:

  • состав участников сделки;
  • описание сделки и ее условий;
  • обоснование причин использования выбранного метода;
  • сумма доходов и расходов в результате сделки;
  • корректировка налоговой базы и суммы налога;
  • сведения об экономической выгоде в результате сделки;
  • факторы, влияющие на цену или рентабельность сделки.

ФНС вправе проверять контролируемые сделки за три года, предшествующие году, в котором вынесено решение о проведении проверки. По общему правилу срок проверки не должен превышать шести месяцев, но в исключительных случаях допустимо продление.

Сделки, в которых цены автоматически признаются рыночными, нельзя контролировать (ст. 105.3 НК РФ). Этому соответствуют случаи, когда цены определены:  

  • антимонопольными органами;
  • биржевыми торгами;
  • оценщиком, если по закону оценка обязательна;
  • соглашением о ценообразовании (гл. 14.6 НК РФ).

Источник: https://kontur.ru/articles/5281

Вопрос права
Добавить комментарий