Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

Права должников: к визиту пристава будь готов!

Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

Контекст

Медведев подписал закон о праве приставов задерживать должниковГосдума приняла законопроект о праве приставов задерживать должниковПриставы должны получить статус правоохранителей – ПарфенчиковCуды признают правомерными менее 10% жалоб на приставов в Москве

Оказаться должником проще простого: невовремя оплаченная “коммуналка”, транспортный или земельный налог, алименты, просрочка по возврату ипотечного или другого банковского кредита. Если не удалось погасить задолженность добровольно после ее признания судом, нужно готовиться к общению с судебными приставами-исполнителями. В том числе к их приходу “в гости” на дом.

Что позволяет предпринимать приставам закон, и какие права и гарантии есть у должников? Разберем самые частые вопросы, возникающие на практике.

“Разойдемся мирно”

Строго говоря, даже если ваше “дело” попало в руки судебных приставов-исполнителей, еще есть шанс разойтись мирно, без применения мер принудительного исполнения решения суда.

По закону, в случаях взыскания задолженности, пристав первым делом устанавливает срок добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе.

Такой срок указывается в постановлении о возбуждении исполнительного производства и не может превышать пять дней (статья 30 закона “Об исполнительном производстве”). Отсчет начинается со дня, когда должник получил постановление.

На практике часто встречаются жалобы: никакой “повестки” нам на руки не выдавали, документов о получении постановления мы не подписывали… Имейте в виду: на самом деле закон и не требует, чтобы постановление о возбуждении исполнительного производства было непременно вручено должнику лично под роспись.

В соответствии с частью 17 статьи 30 закона “Об исполнительном производстве” копия постановления направляется должнику по адресу, указанному в исполнительном документе. Как правило, речь идет об адресе регистрации по месту жительства (“прописки”).

“Если гражданин не известил орган регистрационного учета о смене адреса места жительства или места пребывания, то корреспонденция направляется по последнему известному адресу, и должник также считается извещенным”, – поясняет первый заместитель директора Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Сергей Сазанов.

Тех, кто не успел (не смог) добровольно погасить задолженность в указанный приставом срок, ждет финансовая санкция. А именно: вдобавок к сумме долга придется платить исполнительский сбор в размере 7% от суммы, подлежащей взысканию.

“Откройте дверь!”

По общему правилу приставы могут совершать исполнительные действия в рабочие дни с 6 часов утра до 22 часов (статья 35 закона “Об исполнительном производстве”).

“Терзать” должника ночью и в выходные разрешается лишь в исключительных случаях, не терпящих отлагательства: когда исполняется решение суда, связанное с проведением выборов, выдворением иностранцев за пределы РФ и проч. (часть 3 статьи 35).

Ситуации с взысканием денежной задолженности к таким случаям не относятся.

“Больной” вопрос о визите приставов на дом решается следующим образом.

Согласно статье 12 закона “О судебных приставах” судебный пристав-исполнитель вправе “входить в помещения, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и… при необходимости вскрывать их”.

Иными словами, закон разрешает приставу взломать дверь, если должник отказывается открывать ее. А также пристав может посетить и “вскрыть” жилье в отсутствие должника.

Для входа в квартиру (дом) без согласия должника судебному приставу-исполнителю достаточно иметь письменное разрешение старшего пристава (пункт 6 части 1 статьи 64 закона “Об исполнительном производстве”).

А при аресте имущества, которое должно быть изъято и реализовано для погашения задолженности, требуется присутствие понятых (часть 5 статьи 80 того же закона). Акт о наложении ареста подписывается приставом, понятыми и иными лицами, присутствовавшими при аресте, в том числе должником (если он был дома) либо другими домочадцами.

Отказ расписываться “в знак протеста” особой роли не сыграет: в акте попросту будет сделана соответствующая отметка, не умаляющая его силу.

Что могут забрать?

В Федеральной службе судебных приставов поясняют: предполагается, что в квартире, где проживает должник, ему могут принадлежать любые вещи. Исходя из этого, приставы начинают описывать всякое находящееся в жилье имущество, на которое разрешается налагать взыскание.

В такой ситуации родственникам должника и другим жильцам, чтобы отстоять права на собственные вещи, нужно обращаться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи (статья 119 закона “Об исполнительном производстве”).

При этом придется доказывать принадлежность вещей: с помощью квитанций, договоров, свидетельских показаний и т.д.

Что касается перечня имущества, на которое не может быть обращено взыскание, то он перечислен в статье 446 Гражданского процессуального кодекса РФ.

К “неприкасаемым” вещам ГПК относит, в частности, продукты питания и деньги “на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении”; “предметы обычной домашней обстановки и обихода”, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

У должников часто возникают вопросы: могут ли изъять холодильник, кухонную плиту, стиральную машину, компьютер? В ФССП отвечают, что первые два “агрегата” признаются необходимыми для поддержания нормальной жизнедеятельности, поэтому их обычно не вносят в опись имущества для ареста.

Стиральную машину могут посчитать “жизненной необходимостью”, если в семье есть маленькие дети и (или) должник является инвалидом. Компьютер, увы, скорее всего, арестуют.

Шанс добиться его сохранения есть, если ПК служит для должника “орудием производства”: то есть когда гражданин официально имеет работу, связанную с выполнением заданий на компьютере на дому (дизайнер, программист, работающий “на удаленке” и т. п.).

Что касается самого жилья, то по общему правилу оно не может быть арестовано и изъято, если является единственным пригодным для постоянного проживания должника и членов его семьи. Однако помните об исключении: если квартира или дом приобретены по ипотеке, то они запросто арестовываются и передаются на реализацию в случае задолженности по ипотечному кредиту.

Анна Добрюха

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20120127/259819921.html

Ипотечные должники имеют гораздо больше шансов лишиться жилья, чем должники по потребкредитам – Рынок жилья

Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

28.12.2015 | 12:00 168714

Кредиторы по всем фронтам наступают на просрочивших выплаты по кредитам заемщиков. Последняя победа банкиров – новое постановление Верховного Суда РФ.

В ноябре Верховный Суд России выпустил постановление, в котором разрешил накладывать арест на единственное жилье любых должников. Ранее в подобной ситуации судьи принимали разные решения. Безоговорочно единственное жилье арестовывалось только в случае существенной просрочки по ипотеке.

Непродажное жилье

В пункте 43 постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 года № 50 говорится, что на единственное жилье должника и на земельный участок, на котором оно расположено, может быть установлен арест либо запрет на распоряжение. Постановление вступило в силу с 30 ноября.

Уточним: согласно абзацам 2 и 3 статьи 446 ГПК РФ, в рамках исполнительного производства эти объекты имеют «иммунитет от взыскания». И Верховный Суд допускает арест только в качестве обеспечительной меры.

Иначе говоря, угроза лишиться последнего угла перед безнадежными должниками не стоит. В то же время они теряют возможность зарегистрировать в квартире новых жильцов или сдать ее в аренду.

Но главное – должники лишаются возможности избавиться от жилья, продав его или подарив. Проще говоря, проживать можно, а распоряжаться – нельзя.

В постановлении так прямо и говорится, что данная мера должна быть направлена на сохранение имущества должника в интересах взыскателя. И, в конечном счете, на создание условий для исполнения решения суда.

«Следует иметь в виду, что на объекты недвижимого имущества судебным приставом арест налагается только при условии отсутствия у должника денежных средств в рублях и иностранной валюте и иных ценностей, в том числе находящихся в банках и иных кредитных организациях», – уточняют юристы Центра экономического анализа и экспертизы.

Интересные подробности

Постановление № 50 позволяет накладывать арест на имущество, значительно превышающее стоимостью размер долга. Правда, при условии, что должник не сообщил о менее ценном имуществе.

Впрочем, Верховный Суд уточняет: не следует обращать взыскание на имущество, если допущенное должником нарушение незначительно. Кстати, аресту подлежит имущество, находящееся в общей собственности, до момента определения доли должника в ней.

Наконец, Верховный Суд разрешил изымать у должников часть принадлежащей им земли.

Так, если единственным жильем должника оказывается дом с приусадебным участком, суд сможет изъять у должника территорию «в части, явно превышающей предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования».

А сам дом и остаток земли (6-12 соток в зависимости от статуса земли) останутся у собственника.

Долговое бремя

Нередки случаи, когда россияне по потребительским кредитам накапливают долги, по размеру близкие к стоимости квартиры. В этом случае единственное жилье будет только арестовано – без последующего изъятия. Но на «неединственную» квартиру обратить взыскание кредитор все же попробует. Вряд ли такое развитие ситуации окажется для должника неожиданным.

Как поясняет начальник отдела продаж ипотечных кредитов Санкт-Петербургского филиала Банка Москвы Ольга Патракеева, ее банк готовит документы для передачи дела в суд уже при сумме задолженности свыше 10 тыс. руб. «Право банка досрочно взыскать задолженность зависит не от объема задолженности, а от количества дней просрочки, – поясняет специалист.

– Закон “О потребительском кредите” устанавливает этот срок – более 60 дней». То есть у должника всегда есть время на решение проблемы. Другое дело, что тянущий с гашением долгов гражданин постоянно пребывает под угрозой уголовного преследования.

Так, по итогам 10 месяцев 2015 года дознавателями Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу было возбуждено 36 уголовных дел по статье 177 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности».

На настоящий момент судом рассмотрено три уголовных дела, по всем вынесен обвинительный приговор с назначением наказания в виде обязательных работ на срок от 200 до 400 часов.

«Кредиторская задолженность представляет собой любой вид неисполненного обязательства должника перед кредитором, включая денежное обязательство, возникающее из любых видов гражданских договоров, а также вследствие причинения вреда», – поясняют в Управлении Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу.

Примерами кредиторской задолженности может служить задолженность по кредитному договору, договору займа, задолженность по оплате товаров и услуг в сфере предпринимательской деятельности.

По законодательству на скамье подсудимых за злостное уклонение от уплаты кредиторской задолженности могут оказаться недобросовестные руководители фирм-должников либо граждане, накопившие долг свыше 1,5 млн руб.

Злостным считается уклонение от уплаты кредиторской задолженности, когда должник знает о решении суда, о своей обязанности заплатить долг, имеет возможность исполнить эту обязанность, но делать этого не собирается. К примеру, получает доход от трудовой деятельности либо владеет имуществом, но вместо того, чтобы предоставить их службе судебных приставов, он либо продает, либо скрывает имущество и доходы.

Динамика просроченной задолженности свыше 30 дней по различным типам кредитов*

*- отношение суммы просроченной задолженности 30+ по определенному виду кредитов к общему объему портфеля кредитов данного вида

Источник: Национальное бюро кредитных историй

А если ипотека?

Источник: https://www.bn.ru/gazeta/articles/225993/

Может ли банк продать арестованную за долги квартиру?

Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

Банк может реализовать квартиру с торгов по решению суда. Если на квартиру наложен арест, то заемщик, скорее всего, является недобросовестным плательщиком и накопил неоднократные просрочки по платежам за ипотеку.

После решения суда назначаются торги, и квартира продается. Разница от стоимости квартиры за вычетом суммы долга перечисляется на счет заемщика. Если вырученная сумма не покрывает сумму долга, то остаток возмещается заемщиком за исключением тех случаев, когда он признан банкротом. Также нужно будет оплатить сбор в пользу судебных приставов (7% от суммы долга).

Как обменять квартиру, которая находится под арестом?

Могу ли я продать или обменять квартиру с долгом?

Отвечает директор компании «Судебного бюро Гулько» Александр Гулько:

В силу Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», арест на имущество применяется при исполнении судебного акта в отношении должника. В то же время не допускается арест заложенного имущества, если взыскатель не имеет преимущества перед залогодержателем (в данном случае, банком).

Когда банк, у которого в залоге под ипотекой находится недвижимое имущество, приходит к выводу, что должник не исполняет своих обязательств по договору, то он вправе реализовывать заложенное имущество.

Иногда банк сталкивается с запретом (арестом), наложенным приставами по инициативе третьего лица, которое не является стороной кредитного договора.

Такая ситуация возникает, когда суд принимает ипотечную квартиру в качестве обеспечения требований по обязательствам должника между ним и третьим лицом.

Тогда банки обращаются в арбитражный суд с иском об оспаривании постановления судебного пристава на арест заложенного имущества. В иске указывают на то, что судебный исполнитель не имел права налагать арест на заложенное имущество. Учитывая нормы Федерального закона №229-ФЗ, суды становятся на сторону залогодержателя.

Таким образом, банк может реализовать заложенное имущество, находящееся под арестом, поскольку сам арест имущества является неправомерным.

В случае нашего клиента он сам договорился с третьими лицами, и они временно сняли арест. Условием этого соглашения было то, что должник в течение полугода реализует ипотечную квартиру (по согласованию с банком) и с этой суммы гасит долг. Такая ситуация возможна, когда стоимость квартиры покрывает долги и по ипотеке, и перед третьими лицами.

Можно ли продавать квартиру с долгом по капремонту?

5 вариантов, как продать ипотечную квартиру

Отвечает юрисконсульт офиса «Сходненское» департамента вторичного рынка ИНКОМ-Недвижимость Елена Ганжа:

Банк не может просто так продать квартиру, которая находится у него в ипотеке, поскольку банк не является собственником квартиры. Законом определен иной порядок реализации имущества, находящего в ипотеке: например, с торгов на основании решения суда.

Арест, наложенный на квартиру в пользу другого кредитора (физического лица), не влияет на права банка как залогодержателя и не лишает его права на обращение взыскания на квартиру через суд.

Банк может ходатайствовать перед судом о снятии ареста для реализации заложенного имущества, чтобы после реализации квартиры должника погасить долг.

По закону банк имеет преимущественное право на удовлетворении своих требований за счет стоимости заложенного имущества, а оставшиеся после этого средства идут на погашение других долгов собственника квартиры.

Отвечает адвокат, к. ю. н. Юлия Вербицкая:

Если клиент не платит кредит, то банк имеет право выставить залог на продажу путем публичных торгов, что возможно сделать только на основании судебного решения.

При этом в большинстве случаев поводом для начала судебно-претензионной работы является просрочка выплаты кредита продолжительностью свыше 90 дней.

Свое имущественное требование к Вам банк может также (без Вашего согласия) переуступить коллекторскому агентству.

Возможность обременения квартиры, находящейся в ипотеке, иными долгами физического лица действующим законодательством не просто не предусмотрена, а прямо запрещена, поскольку до полной выплаты кредита ипотечная квартира уже находится в залоге банка, и никакое иное обременение без согласия банка на нее наложено быть не может.

Вместе с тем, в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве», ни банк, ни собственник квартиры не вправе распоряжаться ею, если на квартиру наложен арест, проистекающий из иных имущественных требований.

В такой ситуации банк обратить взыскание на предмет залога не вправе, и любые действия, связанные с распоряжением данным имуществом, будут возможны исключительно в судебном порядке при условии снятия судом ограничения (ареста).

Текст подготовила Мария Гуреева

Не пропустите:

Все материалы рубрики «Хороший вопрос»

Как продать долю ипотечной квартиры?

Возможна ли аренда с правом выкупа ипотечной квартиры?

Могу ли я продать торговую площадь при долгах за другие объекты?

Статьи не являются юридической консультацией. Любые рекомендации являются частным мнением авторов и приглашенных экспертов.

Источник: https://www.domofond.ru/statya/mozhet_li_bank_prodat_arestovannuyu_za_dolgi_kvartiru/7050

Уголовному делу – время, аресту имущества – разумный срок

Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

Одним из средств защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений является гражданский иск в рамках уголовного судопроизводства (ст. 44 УПК РФ). Заявляя такой иск, граждане и юридические лица могут возместить вред, причиненный преступлением.

Для обеспечения возмещения вреда, а также взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователи и дознаватели наделены правом ходатайствовать перед судом о наложении ареста на определенное имущество, наличие которого служит гарантией прав потерпевших (ч. 1, ч.

3 ст. 115 УПК РФ).

Таким образом, смысл ареста имущества состоит в ограничении для собственников или владельцев имущества права распоряжаться, а иногда и пользоваться арестованным имуществом для того, чтобы преступники не смогли избавиться от своей собственности или скрыть ее от справедливых притязаний потерпевших.

При этом закон позволяет сохранять арест имущества даже в случаях, когда предварительное расследования по уголовному делу приостановлено (ч. 5 ст. 115.1 УПК РФ). Кроме того, суд может и вовсе изъять арестованную собственность у владельца и передать ее на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

Одновременно в соответствии с действующим законодательством помимо имущества непосредственных участников преступления суд может арестовать и имущество, принадлежащее третьим лицам.

В том числе ими могут быть и добросовестные приобретатели имущества, ставшие невольными участниками мошеннических схем.

Так, арест на имущество третьих лиц налагается, если у следствия есть достаточные основания полагать, что движимое или недвижимое имущество:

Узнайте, какими еще способами помимо ареста имущества можно гарантировать исполнение будущего судебного решения, из раздела “Правосудие” Домашней правовой энциклопедии. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

  • было получено в результате преступных действий;
  • использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) (ч. 3 ст. 115 УПК РФ).

Отметим, что несколько лет назад КС РФ отдельно указал на необходимость обеспечить эффективную защиту права собственности лиц, на чье имущество был наложен арест, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения и обязал законодателя внести в УПК РФ соответствующие изменения (Постановление КС РФ от 31 января 2011 г. № 1-П).

15 сентября вступил в силу Федеральный закон от 29 июня 2015 года № 190-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” (далее – Закон № 190-ФЗ), который изменил нормы УПК РФ и некоторых других законов в части ареста имущества. Как поясняют авторы законопроекта (депутаты Госдумы Андрей Луговой и Михаил Старшинов), документ был разработан в целях реализации упомянутой позиции КС РФ.

УПК РФ был дополнен определением термина “имущество” – уголовно-процессуальный закон понимает под ним любые вещи, включая наличные деньги, ценные бумаги, безналичные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках, имущественные права, включая права требования и исключительные права (п. 13.

1 ст. 5 УПК РФ). Отметим, что этот перечень не совпадает с перечнем объектов, перечисленных в ГК РФ. К примеру, к имуществу с позиции уголовного судопроизводства нельзя будет отнести результаты работ и оказание услуг, объекты интеллектуальной собственности, а также нематериальные блага (ст. 128 ГК РФ).

МНЕНИЕ

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов, к. ю. н.:

“Подход законодателя, заключающийся в разделении понятий имущества применительно к целям уголовного и гражданского судопроизводства нельзя назвать оправданным.

Это способно привести к непредсказуемым последствиям при толковании данной нормы правоприменителем и незаконному ограничению прав владельцев и собственников арестованного имущества.

Например, возможны разногласия между собственником (владельцем, управомоченным лицом) имущества и следственным органом относительно того, входит ли конкретное имущественное право в понятие имущества для целей уголовного судопроизводства. Это может вылиться, например, в необоснованное наложение или несвоевременное снятие ареста.

Наложение ареста на имущество – это по сути не следственное действие, а способ защиты и обеспечения имущественных интересов потерпевшего по уголовному делу, а также государства, вынужденного нести бремя расходов на уголовно-процессуальную деятельность.

Поэтому и подходы к данному институту уголовно-процессуального права должны быть цивилистическими, а не уголовно-правовыми. Так, имуществу, в особенности правам, свойственны изменения в правовом статусе независимо от того наложен на него арест или нет. Гражданский оборот невозможно заморозить.

Например, арестованное право может прекратиться во время ареста, изменить свое содержание (например, может поменяться обязанное лицо или добавиться новое управомоченное лицо в обязательстве).

И все это происходит по правилам гражданского а не уголовного права! Предлагаемые правила ареста нацелены в основном на вещи, как обычно и бывает на практике, а вот с правами, особенно с нематериальными благами (например, интеллектуальная собственность) – беда”.

Кроме того, был уточнен порядок наложения и снятия ареста с имущества. Так, теперь, налагая арест на имущество, суд должен не только обосновать свое решение, но и установить ограничения по владению, пользованию и распоряжению имуществом.

В случае установления ограничений этих правомочий об этом необходимо будет предупреждать лиц, которым арестованное имущество передается на хранение.

Сниматься же арест или ограничения прав на имущество могут не только постановлением следователя или дознавателя, как это было раньше, но и автоматически – в случае истечения установленного судом срока ареста или отказа в его продлении (ч. 1, ч. 6, ч. 9 ст. 115 УПК РФ).

При составлении протокола о наложении ареста следователь обязан разъяснить право владельца на обжалование решения об аресте его имущества и право ходатайствовать об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество (ч. 8 ст. 115 УПК РФ).

Кроме того, поправки конкретизировали порядок рассмотрения судом ходатайств следствия об аресте имущества третьих лиц. В целом он соответствует порядку санкционирования судом проведения следственных действий, установленному ст. 165 УПК РФ.

Так, судья будет единолично принимать решение об аресте имущества в срок, не превышающий 24 часов с момента получения соответствующего ходатайства.

В исключительных случаях, когда наложение ареста на имущество не терпит отлагательства, арест имущества может быть произведен и без получения на то санкции суда.

В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. А судья, также в течение 24 часов, выносит постановление о законности или незаконности проводимых следственных действий.

Судья при этом должен обосновать свое решение о наложении ареста, указав на конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он его принял, и установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. Кроме того, в постановлении должен быть указан срок наложения ареста (ч. 3 ст. 115, ч. 2, ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат:

“На практике следствие и суды нередко довольно широко толкуют ст. 115 УПК РФ о наложении ареста на имущество. Например, известен случай, когда суд наложил арест на автомобиль, принадлежащий владелице, с которой подозреваемый не был в зарегистрированных отношениях, и которая не проходила по уголовному делу, а также не привлекалась в качестве гражданского ответчика.

При этом автомобиль был приобретен в кредит – налицо тот факт, что имущество не было получено в результате преступных действий обвиняемого. Однако суды наложили арест на автомобиль как на имущество обвиняемого, принадлежащего ему на праве совместной собственности. Неудивительно, что при таком подходе срок ареста судами не был установлен.

Хочется надеяться, что новые специальные нормы о наложении ареста на имущество лиц, напрямую не причастных к совершению преступления, закрепленные в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, переломят ситуацию и побудят суды более тщательно исследовать обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения этой меры процессуального принуждения.

Другими словами, судебные акты будут мотивированными и обоснованными исходя не только из одних общих принципов уголовного судопроизводства”.

В УПК РФ были также закреплены принципы определения разумности сроков ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону материальную ответственность за их действия.

Так, при вынесении соответствующих решений суды должны учитывать общую продолжительность ареста, а также ряд иных обстоятельств (ч. 3.2 ст. 6.1 УПК РФ).

К таким обстоятельствам относятся правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и должностных лиц органов следствия и общая продолжительность уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ).

В случае необоснованного продления сроков применения ареста имущества третьих лиц они получили право подать иск о назначении им денежной компенсации. Кроме того, пострадавшие от нарушения разумных сроков смогут потребовать возмещения причиненного им имущественного вреда (ч. 6 ст. 115.1 УПК РФ, ст.

1069-1070 ГК РФ). Для этого внесены необходимые поправки в Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок” и Кодекс административного судопроизводства РФ (ст. 2-3 Закона № 190-ФЗ).

Так, обратиться в суд с иском о присуждении компенсации можно будет, если продолжительность срока ареста превысила четыре года – даже если уголовное преследование еще не прекращено или приговор еще не вступил в силу.

Однако если приговор уже вступил в силу или уголовное дело прекращено, заявление о присуждении компенсации может быть подано не раньше чем через шесть месяцев с этого момента (ч. 7.2 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г.

№ 68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”, ч. 7 ст. 250 Кодекса административного судопроизводства РФ).

Лицам, имущество которых арестовано, разрешено участвовать в процедуре продления сроков ареста. При этом следователь или дознаватель, прежде чем ходатайствовать перед судом о продлении сроков ареста, обязан документально зафиксировать тот факт, что основания для применения ареста не отпали.

А перед приостановлением предварительного следствия следователь или дознаватель должны решить вопрос о продлении срока ареста на имущество на период приостановления уголовного дела. К постановлению о возбуждении ходатайства прилагаются материалы, подтверждающие его обоснованность.

Также должностные лица обязаны рассмотреть в постановлении вопрос о возможном изменении наложенных на арестованное имущество ограничений либо об отмене ареста вовсе.

При этом если решается вопрос о приостановлении уголовного дела, то судья обязан либо отменить арест имущества вовсе, либо продлить меру пресечения, изменив, однако, ее содержание. В последнем случае суд может запретить лишь отчуждать или уничтожать арестованное имущество.

В случае продления сроков ареста о таком решении суда должны будут информироваться в том числе и третьи лица, которым принадлежит имущество. Постановление судьи о продлении сроков ареста может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном и кассационном порядке (ч. 1-7 ст. 115.1, ч. 6-7 ст. 208 УПК РФ).

Действие УПК РФ в новой редакции будет распространятся и на случаи ареста имущества, произошедшие до дня вступления в силу поправок, если арест, наложенный на имущество, не был отменен (ч. 2 ст. 4 Закона № 190-ФЗ).

*** 

Наложение ареста на имущество по своей сути является довольно серьезным инструментом обеспечения исполнения приговора, ограничивающим осуществление ряда важных гражданских прав. В то же время, как отмечает Всеволод Аргунов, в рамках уголовного судопроизводства эта мера применяется нечасто.

Это же касается и ареста имущества принадлежащего лицам, непричастным напрямую к совершению преступления.

Однако в целом уточненные положения закона лучше обеспечивают интересы лиц, чье имущество помещается под арест, нежели действовавший до недавнего времени уголовно-процессуальный закон, резюмирует эксперт.

Источник: http://www.garant.ru/article/652591/

В заложниках: как банки продают имущество проблемных должников

Правомерно ли забрали дом из за ареста по ипотеке?

Экономический кризис 2014-2015 годов привел к массовым банкротствам и неплатежеспособности клиентов банков. По данным Нацбанка, на 1 июля доля просроченных кредитов в общем объеме займов составила 24,3%.

Общий объем выданных кредитов на эту же отчетную дату составил 931,587 млрд грн. В основном займы были выданы юрлицам — 769,748 млрд грн и 142,256 млрд грн физлицам.

Чтобы вернуть хоть часть денег, банки стараются активно избавиться от залогового имущества, но очереди из покупателей того, что передавалось в залоги, пока не видно.

От земли до бизнес-центра

По данным НБУ общая сумма обеспечения по кредитам, учитывая неплатежеспособные банки, достигает 179 млрд грн, из них по проблемным займам — 75,4 млрд грн. Основу рынка залогового имущества составляют нежилая и жилая недвижимость, авто, земельные участки. Очередность и активность продажи зависит от проводимой банком кредитной политики в прошлых периодах.

“Если говорить о количестве, разумеется, больше реализуется квартир и авто, если говорить о сумме — то коммерческие объекты”, — отмечает Владислав Мотузинский, заместитель начальника отдела оценки и мониторинга залогового имущества ОТП Банка.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Мария Гуз, директор департамента по работе с проблемной задолженностью Креди Агриколь Банк, уверена, что в продажах залогового имущества преобладают авто (80%), а вот ипотеку и коммерческую ипотеку продают реже (20%) из-за состояния рынка недвижимости и существенной стоимости имущества.

По ее словам, учитывая мораторий, введенный в конце 2014 года на реализацию квартир и домов, которые выступают залогом по ипотеке и являются единственным жильем заемщика, активность в продажах ипотеки значительно снизилась.

Залоговые автомобили продаются лучше, чем жилье, но тоже не так активно, как того хотели бы реализаторы.

Стоит также учесть, что банки не выставляют на продажу все и сразу: залог, который может приносить определенный доход, как, например, торговый центр с высокой посещаемостью, будет выставлен в последнюю очередь, тогда как автомобиль или квартиру банк попытается продать побыстрее. Но покупатель тоже хочет инвестировать средства верно, потому также может дожидаться предложения качественного имущества.

“Очередность зависит от состояния объекта. Чем лучше качество объекта, его ликвидность, тем лучше он продается, в независимости от того, недвижимость это или транспорт.

Прежде всего покупаются объекты, где присутствуют арендаторы, которые приносят доход.

В таком случае стоимость объекта рассчитывается по доходному методу”, — отмечает Павел Мельниченко, директор департамента взыскания кредитов ПУМБ.

Квартиры и машины — не единственное, что есть в залогах у банков, и далеко не самое интересное. Куда примечательнее имущество юрлиц, переданное в обеспечение по кредитам.

Это заводы, производственное оборудование, земля, коммерческая недвижимость, товары.

Банки публикуют данные о продаваемой коммерческой недвижимости на сайтах, а информацию о залогах неплатежеспособных банков публикует Фонд гарантирования.

Из последних крупнейших сделок по продаже залогового имущества компаний стала сделка по долгу группы “Креатив”. Конкурент группы, компания “Кернел”, приобрела права требования на маслоэкстракционный завод “Креатива” за $95,8 млн. Подробнее об истории с долгом читайте тут.

Продажи не растут

Когда мы говорим о продаже залога, стоит помнить, что речь идет об имуществе, обремененном долгом, которое часто реализуется принудительно. Ранее в интервью Delo.UA руководитель ныне неплатежеспособного Авант-Банка Вениамин Лебедев упоминал, что в Украине законодательные коллизии не способствуют особому спросу со стороны покупателей на такую собственность.

“Казалось бы, куда уж законней и прозрачней купить залоговое имущество через исполнительную службу. Человек считает приобретенный объект уже очищенным от претензий. Но, к сожалению, у нас никто не лишил права бывшего владельца оспорить сам момент лишения его имущества.

Уже по завершении процедуры появлялись параллельные процессы, в которых оспаривались действия исполнителя или работника банка в части отчуждения этого имущества — например, при его оценке.

Соответственно, это приводило к запрету на пользование законно приобретенным имуществом”, — приводит он пример.

Если так было в докризисные времена, то в оценке динамики реализации имущества сегодня банкиры расходятся. Например, в ПриватБанке отметили, что активность продаж снизилась, они фактически “стоят”. В Альфа-Банке же уверены, что, играя с ценой (чем и занимается продавец), можно создать спрос практически на любой объект.

“Спрос на залоговое имущество движим теми же факторами, что и те, которые определяют спрос на необремененное имущество. Легковой автотранспорт остается ликвидным. Жилая недвижимость и участки под застройку зависят от региона. Коммерческая недвижимость сейчас имеет очень индивидуальный спрос”, — резюмирует Юрий Грачев, директор департамента взыскания кредитов Альфа-Банка.

В целом схема продажи залогов зависит от ряда факторов: согласия должника на добровольную продажу, типа актива (коммерческая либо жилая недвижимость, движимое имущество, земля и т.п.), его местонахождения и ликвидности.

Одним из действенных вариантов продажи залога (как для кредитора, так и для должника) является добровольная продажа, при которой отсутствуют дополнительные расходы — такие, как исполнительный сбор, вознаграждение торгующей организации и т.п.

“Добровольная реализация выгодна банку, ведь в этом случае устанавливаем рыночную цену, к дополнительным расходам можно отнести поиск покупателей через внешние сайты, однако они не являются значительными”, — рассказала Мария Гуз. А вот при принудительной теряется от стоимости имущества от 25% до 50%.

На падающем рынке стоимость залогового имущества стремится вниз.

Кроме того, имущество, особенно коммерческое, без “хозяина” обесценивается быстрее, чем, например, квартира или авто. Если имущество продается через аукцион, то есть гарантированное законом снижение стоимости в зависимости от раунда аукциона, вплоть до 50%.

При отсутствии согласия должника на добровольную продажу залог продается принудительно. Способов такой продажи есть несколько: на публичных торгах по процедуре исполнительного производства, на аукционе при процедуре банкротства, кредитором от своего имени покупателю-третьему лицу на основании договора либо соответствующего решения суда.

“Добровольную продажу можно провести оперативно, за несколько месяцев, принудительная продажа зависит от судебных решений и переговорной позиции”, — поясняет Владислав Мотузинский.

Банки не всегда справляются сами

Финучреждения могут продавать залоги самостоятельно или же привлекать компании на аутсорсе. То же самое касается и управления имуществом, которое оказалось у них на балансе. Можно отдать его на аутсорс, но многие банки занимаются управлением сами, в частности о таком подходе говорили в Альфа-Банке, Приватбанке, Укргазбанке и Уникредит Банке.

“У нас есть собственный департамент, который занимается управлением таким имуществом, в который набирались специалисты по разным направлениям, в том числе которые могут контролировать земельные и коммунальные вопросы”, — отметили в пресс-службе Уникредит Банка.

Если же говорить о продаже, то самостоятельная реализация залогового имущества, минуя процедуры принудительного взыскания, снижает затраты банка (исполнительный сбор, комиссия торгующей организации).

“Но стоит отметить, что нынешнее законодательство очерчивает очень узкий круг случаев, когда банк имеет право продать залог от своего имени в счет погашения задолженности (только ипотека, по договорам, заключенным после конца 2008 года)”, — рассказывает банкир на правах анонимности.

В тоже время Юрий Грачев отмечает, что банк может реализовать имущество от своего имени, если об этом есть соответствующий договор или оговорка в договоре.

По словам Андрея Пожидаева, в случае, когда такого имущества очень много, вероятно, имеет смысл отдавать его на аутсорсинг. Стоимость данных услуг индивидуальная (зависит в основном от стоимости объекта и его ликвидности).

“Но самостоятельная продажа, в первую очередь, это экономия на затратах торгующей организации и уход от продажи с огромным дисконтом на вторых и третьих торгах. Проведение данных операций самостоятельно не требует значительных затрат или специфических навыков”, — отмечает банкир.

“Все зависит от того, удалось ли банку выстроить собственную структуру по оценке имущества, претензионной работе, отдела продаж, юридической службы, безопасности. В некоторых случаях оптимальным решением является продажа пакета активов за 20-30% стоимости, вместо самостоятельной реализации и получения в итоге 50% “грязными”, — уверен Владислав Мотузинский.

В одном из банков Delo.UA рассказали, что затраты на услуги сторонних компаний по реализации залогов будут составлять порядка 5% от суммы продажи.

“На текущий момент лично я не видела каких-то особенно интересных предложений от специализированных организаций. В основном предлагаются какие-то малопонятные по эффективности информуслуги с условиями абонплаты.

Лично для меня показатель — это когда внешняя компания готова зарабатывать на процентах от результата, т.е.

она понимает, в какие сроки какой результат будет получен”, — уверена Елена Супрун, начальник управления отчетности процессов и поддержки возврата проблемной задолженности клиентов розничного бизнеса UniCredit Bank.

Банки также прибегают к услугам факторинговых компаний. Как отметил юрист Альфа-Банка, на рынке есть два варианта.

Первый — факторинговая компания действует от своего имени, но в интересах должника. Количество продаж, таким образом, выросло, поскольку вырос объем проблемных активов и количество должников, которые ищут решения.

“По физическим лицам это связано с оптимизацией налоговой нагрузки по налогу на доход физических лиц, который возникнет, если банк просто простит часть долга на своем балансе.

Практически все компании, которые имеют в свидетельстве виды деятельности “факторинговые услуги” и “предоставление кредитов за счет собственных средств”, предлагают свой сервис физлицам”, — говорит Юрий Грачев.

Второй вариант — компания, которая выкупает портфель проблемной задолженности с целью дальнейшего взыскания. “Это практика почти всех крупных коллекторских агентств. Но сейчас по такому варианту продажи упали, так как взыскать долги стало сложнее”, — уточняет юрист.

Банки не говорят о том, к каким конкретно факторинговым компаниям обращаются, но по данным Delo.UA, есть три компании, услугами которых пользуются чаще всего: “Арма Факторинг”, “Паритет” и “Укрборг”.

В тоже время банки активно занимаются продажами сами. Как отметили в Уникредит Банке, они не только выставляют информацию о залогах на сайт, но и точечно предлагают инвесторам, устраивают, так называемое “роадшоу”, вывозят на место, показывают потенциальным покупателям объекты воочию.

По словам Владислава Мотузинского, продажа объекта освещается при помощи различных каналов рекламы — Интернета, телевидения, специализированных каналов, с помощью компаний по продаже недвижимости. Покупателями залоговых объектов могут быть и юрлица, и физические лица.

“По ипотеке покупателем чаще всего выступают риэлторы, а по авто те, кто заинтересован в его покупке”, — говорит Мария Гуз.

По словам Владислава Мотузинского, часто покупателем выступают структуры, связанные с текущим собственником имущества, так как он заинтересован сохранить свой актив.

Цена вопроса

Продать имущество по открытой рыночной цене сложно. По словам Владислава Мотузинского, все зависит от стратегии банка. В основном банки придерживаются мнения, что лучше продать объект за 50% стоимости сейчас, чем за 100% через 3-4 года, когда стоимость денег будет совсем другой.

В основном для оценки используется два подхода: сравнительный для жилой недвижимости и доходный для коммерческой.

“Проблема оценки на сейчас, глубина торга очень высока, иногда дисконт доходит до 50%. Цена экспозиции редко отражает цену, по которой продавец готов заключать сделку”, — сетует Грачев.

В Приватбанке отметили, что для понимания цены прибегают к аналоговому и сравнительному методу — для понимания их реальной цены.

Проблемой тут также остается вопрос налогообложения полученного от продажи имущества дохода. Налоговых преференций в данном случае для банков нет.

“С учетом динамики роста суммы проблемного долга (я имею в виду проценты и штрафы) и потерей стоимости имущества, которое передано в обеспечение (по причинам естественного износа по автотранспорту или рыночных факторов по недвижимости), сложно говорить о прибыли (от реализации — ред). Если речь идет о налоговых преференциях, то их нет”, — поясняет Грачев.

Преференции — это, конечно, то, чего всегда хочет всякий рынок, но даже и без них возможно упростить жизнь банкам, перед которыми стоит вопрос реализации имущества как минимум на 75,4 млрд грн.

К примеру, в ПриватБанке отметили, что большой помощью стала бы отмена моратория по жилью.

В Альфа-Банке уверены, что им не хватает системы принуждения, которая была бы направлена на защиту прав кредитора.

Банкиры также массово сетуют на работу исполнительной службы. Но хотя бы в этом вопросе наметился прогресс: с 6 октября в Украине заработает институт частных исполнителей, которые,в частности, возьмутся за исполнение определенных категорий решений, связанных с коммерческой сферой, например, решений о взыскании денежных средств или передачи имущества.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/v-zalozhnikah-kak-banki-prodajut-imuschestvo-322260/

Вопрос права
Добавить комментарий