Правомерно ли требование о наблюдении охранниками за камерами без права передвигаться?

наблюдение на рабочих местах: законодательство, позиции судов и Роскомнадзора

Правомерно ли требование о наблюдении охранниками за камерами без права передвигаться?

Каждый работодатель стремится всеми доступными и законными способами обеспечить свои интересы. Одним из таких способов является установка системы видеонаблюдения в рабочих помещениях.

Право работодателя вести видеонаблюдение за работниками не урегулировано напрямую трудовым законодательством. Поэтому на практике возникают многочисленные вопросы о правовом регулировании мероприятий, связанных с применением видеонаблюдения на рабочих местах.

Имеет ли работодатель законное право на ведение видеонаблюдения за работниками?

Не ущемляется ли в процессе видеонаблюдения на работе конституционное право каждого лица на неприкосновенность частной жизни?

Не нарушаются ли работодателем в процессе видеонаблюдения правила обработки персональных данных работников?

Какие шаги следует предпринять работодателю, чтобы обеспечить возможность правомерного использования видеонаблюдения на рабочих местах?

В судебной практике можно встретить немало исков, когда работники обращаются в суд с требованиями признать видеонаблюдение на рабочих местах незаконным и прекратить его, обосновывая это тем, что установка камер видеонаблюдения приводит к ухудшению условий трудового договора, нарушает их право на неприкосновенность частной жизни, а также право на обработку персональных данных только с их согласия.

Посмотрим, как реагируют судебные органы на такие требования работников.

Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15 октября 2013 г. по делу N 33-8403/2013.

Работник обратился в суд среди прочего с требованием признать незаконным изменение существенных условий труда, выразившееся во введении системы видеонаблюдения.

Суть дела.

На рабочем месте работника была установлена система видеонаблюдения. Однако, по мнению работника, установление системы видеонаблюдения является существенным изменением условий трудового договора. Следовательно, об изменении условий трудового договора (введении системы видеонаблюдения) работник должен был быть уведомлен в письменной форме не менее чем за 2 месяца.

Суд отказал работнику в удовлетворении требований. Данный вывод судебной коллегии был обоснован тем, что в соответствии с положениями ст. 57 ТК РФ наличие или отсутствие видеонаблюдения рабочего места не отнесено к существенным условиям трудового договора.

Кроме того, судебная коллегия подтвердила правомерность установления видеонаблюдения на рабочем месте истицы, поскольку оно было установлено для обеспечения сохранности ТМЦ, контроля исполнения трудовых обязанностей сотрудников, а работник был поставлен в известность, что его рабочее место оборудовано камерами видеонаблюдения.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 ноября 2012 г. по делу N 33-9899.

Работники обратились в суд с требованием демонтировать камеры наблюдения на рабочих местах.

Суть дела.

На рабочих местах была установлена система видеонаблюдения. По мнению работников, установка камер видеонаблюдения на рабочих местах нарушает их конституционное право на неприкосновенность частной жизни без их согласия.

Непрерывный контроль в течение всего рабочего времени не может не затронуть частной жизни работников, так как в течение рабочего времени они могут делать необходимые для них звонки, содержание которых составляют личные сведения, переодеться перед началом и в конце рабочего дня, принять лекарственные препараты и т. д.

Кроме того, поведение работника на рабочем месте подпадает под определение персональных данных.

Суд отказал работникам в удовлетворении требований. Вывод судебной коллегии был обоснован тем, что видеокамеры установлены для обеспечения безопасности работников в служебном кабинете, где в силу должностных обязанностей работниками осуществляется прием граждан (в силу абз. 4 ч. 2 ст.

22 ТК РФ), конституционные права истцов на неприкосновенность частной жизни не нарушены, право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте (ст.

21 ТК РФ) работодателем были соблюдены в полном объеме, поскольку истцы были поставлены в известность, что их рабочие места, где они осуществляют прием граждан, оборудованы камерами видеонаблюдения, для граждан также имеется объявление о ведении видеонаблюдения.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2012 г. по делу N 11-20012.

Работник обратился в суд с иском к работодателю, ссылаясь на незаконность привлечения его к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте.

Суть дела.

В обосновании своего требования заявитель указал, что работодателем нарушены требования ст. 23, ст.

24 Конституции РФ (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия) в результате того, что факт отсутствия истца на рабочем месте был установлен с использованием видеокамер, к просмотру видеозаписей были привлечены посторонние лица.

Судебная коллегия не согласилась с доводами истца, поскольку представленные ответчиком доказательства (записи камер видеонаблюдения) фиксировали факт отсутствия работника на рабочем месте и не использовались для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну в тот период, когда он отсутствовал на работе.

Определение Самарского областного суда от 29 марта 2011 г. по делу N 33-2876/2011.

Работник обратился в суд с требованием о признании действий работодателя незаконными.

Суть дела.

Были установлены камеры видеонаблюдения, направленные на рабочие места аппаратчиков сушки. Работник считал установку камер вмешательством в личную жизнь, нарушением законодательства по сбору и обработке без его согласия биометрических персональных данных, нарушением неприкосновенности его частной жизни.

Суд не нашел оснований для удовлетворения данных требований, поскольку, во-первых, местом работы истца является опасный производственный объект, а установка видеокамер в производственных помещениях организации обусловлена необходимостью соблюдения мер безопасности и прямо предусмотрена ст. 10 Федерального закона РФ от 21.07.1997 г.

N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» («создавать системы наблюдения»); во-вторых, камеры видеонаблюдения установлены на основании приказа генерального директора организации в целях безопасного ведения технологического процесса, сохранности собственного и арендованного имущества в помещениях цехов; в-третьих, видеонаблюдение ведется открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, в производственных помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие таблички; в-четвертых, поскольку работник находится в производственных помещениях для осуществления своей трудовой функции, то видеонаблюдение на рабочем месте нельзя считать вмешательством в его личную жизнь.

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу N 33-7039/2014.

Работник обратился в суд с требованием о признании незаконным приказ о наложении дисциплинарного взыскания.

Суть дела.

Был издан приказ «О порядке внедрения и организации видеонаблюдения в помещениях учреждения, которым было утверждено Положение о порядке проведения видеонаблюдения на территории поликлиники, которое предусматривало установление камер открытого видеонаблюдения в помещениях рабочих кабинетов, запрещало сотрудникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения. С указанными приказом и положением работница была ознакомлена под роспись. Кроме того, работником и работодателем было заключено дополнительное соглашение о том, что «в целях обеспечения безопасности и недопущения ущерба здоровью людей, минимизации материального ущерба и убытков, фиксации возможных действий противоправного характера в учреждении введена система видеонаблюдения в помещениях учреждения (включая служебные) в соответствии с Положением о порядке проведения видеонаблюдения на территории учреждения». За загораживание камер видеонаблюдения работница была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Отказывая в удовлетворении жалобы работника, суд указал среди прочего, что использование работодателем средств видео- и аудиофиксации не нарушает основные конституционные права истца, поскольку видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства ее частной жизни либо ее личную и семейную тайну.

Аналогичные последнему сделаны выводы и в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 18 октября 2012 г. по делу N 33-5946/2012.

Как следует из выше рассмотренных судебных актов, видеонаблюдение на работе может применяться только в обусловленных законодательством и правомерных целях.

Кроме упомянутых выше, видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях и на территории работодателя может применяться в таких целях, как эффективность производства, контроль и учет рабочего времени работников, рациональное использование работниками рабочего времени, повышение производительности труда. Это подтверждается судебной практикой (например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 29.08.2014 по делу N 33-8937/2014).

При этом если работодатель использует материалы видеонаблюдения для привлечения работника к ответственности за нарушение им режима рабочего времени (опоздание, отсутствие на рабочем месте, невыполнение нормы рабочего времени и т. п.

), то ему следует иметь в виду, что табели учета рабочего времени также должны содержать информацию о данных нарушениях.

В случае расхождения сведений табеля учета рабочего времени с материалами видеонаблюдения работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, если работодатель внесет в табель соответствующие изменения.

В противном случае при рассмотрении дела в суде приоритет может быть отдан сведениям, содержащимся в табеле учета рабочего времени, как это было сделано в Краснодарском краевом суде (Апелляционное определение от 4 июня 2013 г. по делу N 33-10158/13).

Записи видеонаблюдения могут быть весомым аргументом для подтверждения или опровержения трудовой функции работника, который может быть использован не только работодателем, но и работником, как это было в Кировском районном суде г. Ярославля (Апелляционное определение Ярославского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу N 33-1947/2013).

Выводы судебной практики находят свое подтверждение в Разъяснениях Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

Роскомнадзор также отмечает, что видеонаблюдение в рабочих помещениях оператора вводится в порядке ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации. Работники должны быть в данном случае уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем из Разъяснений Роскомнадзора следует, что посетители организаций должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий их согласие на проведение указанных мероприятий не требуется.

Кроме того, Роскомнадзор отдельно выделяет случаи открытого наблюдения, когда видеонаблюдение может вестись с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В некоторых учреждениях использование видеотехники является обязанностью работодателя

Источник: https://www.top-personal.ru/issue.html?4002

Под колпаком, или Что нужно знать о видеонаблюдении

Правомерно ли требование о наблюдении охранниками за камерами без права передвигаться?

Статья юриста GSL Law & Consultign Анны Филиной. Опубликована в журнале “Секретарь – референт”

Порой работодатель готов повесить видеокамеры во всех доступных помещениях, мотивируя это необходимостью бороться с употреблением алкоголя или наркотиков на рабочих местах, а также банальным отлыниванием от выполнения своих обязанностей, частыми перекурами, личными разговорами, использованием Интернета в личных целях и т.п. Но прежде чем установить видеонаблюдение, необходимо разобраться: а правомерно ли это?

Не секрет, что в период экономического кризиса большинство работодателей начинают серьезнее относиться к контролю за рабочим процессом и особо тщательно проверяют, чем именно занимаются на рабочем месте их сотрудники.

Требовать от работника качественного и добросовестного выполнения своих должностных обязанностей в течение рабочего дня или смены – это естественное желание любого бизнесмена, который хочет удержать свое дело на плаву в нелегких рыночных условиях.

И помимо механизмов материального стимулирования и дисциплинарной ответственности компании готовы пойти на более серьезные шаги – например, установить систему видеонаблюдения. 

Порой работодатель готов повесить видеокамеры во всех доступных помещениях, мотивируя это необходимостью бороться с употреблением алкоголя или наркотиков на рабочих местах, а также банальным отлыниванием от выполнения своих обязанностей, частыми перекурами, личными разговорами, использованием Интернета в личных целях и т.п. Но прежде чем установить видеонаблюдение, необходимо разобраться: а правомерно ли это?

Что говорит закон?

Вопрос о правомерности видеонаблюдения не возникнет, если использование видеокамер необходимо для обеспечения безопасности и охраны определенных объектов, и это прямо указано в действующем законодательстве России (см. Таблицу). 

Таблица. Прямые указания в законодательстве на правомерность видеонаблюдения 

Есть ли жизнь… на работе? Итак, в ряде случаев работодатели не только вправе, но и обязаны внедрять системы видеонаблюдения. Но как быть в тех случаях, когда работодатель хочет контролировать рабочий процесс или фиксировать возможные хищения на рабочих местах?

Пример 1

В одном из офисов московской компании были установлены видеокамеры непосредственно над рабочими местами сотрудников с целью контроля выполнения ими своих должностных обязанностей и использования Интернета. После этого резко повысилась работоспособность всех сотрудников и уменьшился интернет-трафик.

Однако один из сотрудников заявил работодателю, что категорически не согласен работать «под камерой», мотивировав свое нежелание нарушением неприкосновенности частной жизни. Руководитель компании попытался объяснить работнику, что «частной жизни на рабочем месте не бывает» и все рабочее время сотрудник должен посвящать выполнению своих должностных обязанностей.

Работника убедить не удалось – он предпочел уволиться. 

Кто же прав в данной ситуации? Большинство работодателей на самом деле уверены, что на рабочем месте частной жизни у сотрудника просто не может быть, поскольку работник в рабочее время должен заниматься исключительно выполнением своих обязанностей. С одной стороны, данная позиция находит подтверждение в Трудовом кодексе Российской Федерации. Так, согласно части первой ст. 91 ТК РФ рабочим временем является время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени. Значит, если работник не исполняет свои должностные обязанности, то он нарушает свою главную обязанность в рамках трудовых отношений – недобросовестно использует то время, которое оплачивает работодатель и которое предприятие, следуя этой логике, считает своей собственностью. Таким образом, право граждан на частную жизнь в рабочее время отсутствует, а потому никакого согласия и уведомления работника о видеонаблюдении на рабочем месте не требуется. И на практике очень часто наблюдение за работником ведется негласно и без получения его согласия.

Однако при детальном рассмотрении вопроса с точки зрения действующего законодательства становится ясно, что подобными действиями работодателей нарушается важнейшее конституционное право граждан – право на неприкосновенность частной жизни

Прежде всего необходимо отметить, что понятие «частная жизнь» нельзя сводить исключительно к личной, семейной и интимной жизни человека. Европейский Суд по правам человека отметил основополагающую важность защиты частной жизни с точки зрения развития личности каждого человека.

Такая защита распространяется за пределы частного семейного круга и включает также социальный аспект», а также то, что даже в публичной сфере существует зона взаимодействия человека с другими людьми, которая может относиться к сфере «частной жизни».

Кроме того, Европейский суд подчеркнул, что частная жизнь включает в себя физическую и психологическую неприкосновенность. 

Отметим еще несколько важных моментов, содержащихся в постановлении Суда.

Извлечение из постановления Европейского суда по правам человека от 28.01.2003

«ДЕЛО ″ПЕК (PECK) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА″» [рус., англ.]

[…] 57. Частная жизнь – это широкое понятие, не подразумевающее исключительного определения. […]

58. […] Существует ряд элементов, относящихся к определению того, нарушают ли мероприятия, проводимые вне дома лица, его право на частную жизнь.

Поскольку существуют условия, когда люди сознательно и намеренно принимают участие в мероприятиях, которые записываются или могут быть записаны либо представлены на обозрение общественности, разумные предположения лица в отношении неприкосновенности частной жизни могут быть достаточными, хотя и не обязательно решающим фактором. Человек, идущий по улице, будет неизбежно видимым любому другому члену общества. Мониторинг, осуществляемый техническими средствами того же публичного места (например, охрана, наблюдающая посредством камер наблюдения), является по сути тем же самым. Вопрос о вмешательстве в частную жизнь возникает в случае систематической или постоянной записи общественной сферы жизни» .

Таким образом, очевидно, что частная жизнь у работника существует независимо от его присутствия или отсутствия на рабочем месте. И ведение постоянного видеонаблюдения за сотрудниками без их согласия грубейшим образом нарушает право гражданина на неприкосновенность частной жизни, предусмотренное частью первой ст.

23 Конституции Российской Федерации, поскольку сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (часть первая ст. 24 Конституции РФ).

 

Одним из основных прав работника является право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте, закрепленное в части первой ст. 21 ТК РФ. К такой информации относится также информация о мерах по контролю за поведением и производительностью труда работников, в частности, о видеонаблюдении, в т.ч. скрытом.

Поэтому работника необходимо проинформировать о ведущемся на предприятии видеонаблюдении с момента приема на работу или с момента установки камер видеонаблюдения. В противном случае работодатель нарушит свою обязанность.

Обратите внимание

Довод работодателя о необходимости работника постоянно, т.е. непрерывно, выполнять трудовые обязанности, несостоятелен.

Ведь если работник на рабочем месте в полном объеме выполняет нормы выработки и требования должностной инструкции, то он вполне может отвлечься от работы на время, отдохнуть, переключить внимание, выйти покурить или сделать важный звонок домой по личному телефону – у работодателя не будет в этом случае правовых оснований для привлечения работника к дисциплинарной ответственности. Справедливости ради надо заметить, что существует ряд профессий, которые предполагают полную концентрацию на производственном процессе (охранники, телохранители, авиадиспетчеры и т.п.), но к большинству профессий требований непрерывного выполнения трудовых функций работодатель предъявить не может.

Нет прямого указания в законе? Негласное видеонаблюдение невозможно

Согласно п. 2 ст. 86 ТК РФ при определении объема и содержания обрабатываемых персональных данных работника работодатель должен руководствоваться Конституцией Российской Федерации, Трудовым кодексом и иными федеральными законами в т.ч. ст.

23, 24 Конституции о неприкосновенности частной жизни. В ходе непрерывного видеонаблюдения за работником в течение рабочего дня право на защиту частной жизни может быть нарушено, если работнику необходимо будет решить неотложные личные дела.

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/6/23/pod_kolpakom_ili_chto_nuzhno_znat_o_videonablyudenii

Имеет ли право работодатель следить за своими сотрудниками

Правомерно ли требование о наблюдении охранниками за камерами без права передвигаться?

Самыми распространенными на сегодняшний день способами слежения за сотрудниками являются видеонаблюдение, просмотр электронной почты, отслеживание посещаемых страниц в интернете, фиксация времени прибытия и ухода с работы, прослушивание телефонных разговоров, а также разговоров в помещениях офиса.

Некоторые способы не вызывают дополнительных вопросов, ведь уже стали привычными и само собой разумеющимися. Например, фиксация времени. Сегодня электронными пропусками, которые фиксируют время пребывания сотрудников на рабочем месте, оборудованы большинство современных офисов.

Работодатель также может просматривать файлы, с которыми вы работаете, читать вашу переписку в ICQ и фиксировать вообще все, что происходит на мониторе сотрудника.

Такие действия большинство работодателей оправдывают тем, что все это делается с целью предотвращения “слива” или утечек информации.

Но где гарантия, что работодатель таким хитрым образом не отслеживает тех сотрудников, которые ищут новую работу? Или следит, чтобы сотрудники не бездельничали, не сидели на развлекательных сайтах, в онлайн-магазинах или в соцсетях?

Подпишитесь на канал DELO.UA

камеры чаще всего устанавливаются в приемных и вестибюлях — местах, где чаще всего бывают люди извне. Делается это для того, чтобы предотвратить хулиганство и воровство.

Однако если руководство компании хочет проследить, чем занимаются его кадры в рабочее время, камеры наблюдения могут быть установлены в кабинетах, коридорах или на кухне офиса, где так часто сотрудники делятся впечатлениями, обсуждают работу и сплетничают.

Конечно же, работодатель имеет право требовать от сотрудников исполнения ими должностных обязанностей, бережного отношения к имуществу компании, соблюдения трудовой дисциплины и правил внутреннего распорядка. Однако все ли методы контроля хороши и законны? И можно ли привлечь к ответственности работодателя, который тайно следит за сотрудниками в рабочее время?

Анна Воеводина, руководитель юридического департамента Международного кадрового портала HeadHunter Украина

“Статья 307 Гражданского кодекса гарантирует защиту интересов физического лица при проведении фото-, кино-, теле- и видеосъемки. Физическое лицо может быть снято на фото, кино-, теле- видеопленку лишь с его согласия.

Соответственно, съемку можно осуществлять, если такое согласие получено путем подписания соглашения, ознакомления с приказом работодателя. Также необходимо, чтобы в помещении, где осуществляется такая съемка, было установлено предупреждение об этом — текстовое или графическое.

Это также должно быть прописано и в приказе работодателя.

В иерархии нормативно-правовых актов на последнем месте находятся локальные акты компаний. Они являются источниками права, однако должны учитывать требования вышестоящих актов. В нашем случае — это Гражданский кодекс Украины и КЗоТ.

КЗоТ требует подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка и использования ресурсов работодателя в рабочих целях. Работодатель имеет право осуществлять контроль за использованием таких ресурсов.

Соответственно — устанавливать контроль над всем, что вы делаете с использованием интернета, компьютера, телефона и прочего, предоставленного за счет компании.

Однако контролировать это необходимо в рамках письменной договоренности между работодателем и работником.

Гражданский кодекс также гарантирует следующее:

  • ст. 301 — право на личную жизнь;
  • ст. 303 — право на личные документы;
  • ст. 306 — право на тайну корреспонденции.

Никто не имеет права вмешиваться в личную жизнь. Никто в нее и не будет вмешиваться, если не использовать ресурсы компании в рабочее время в личных интересах.

Большинство западных компаний изначально берут письменное согласие сотрудников на мониторинг и контроль использования ими всех ресурсов компании, включая право снимать информацию с каналов связи (почта, скайп, и т.д.

) с целью контроля использования рабочего времени. Все время, потраченное на решение не рабочих вопросов в рабочее время, просто не оплачивается.

Таким образом, видеосъемка и мониторинг переписки и запись разговоров законны, если между работодателем и работником это согласовано. Без согласия работника — это незаконно”.

Эксперты рекомендуют внимательно читать все документы, которые подписываете при трудоустройстве. Если вы подпишите соглашение о наблюдении или соответствующий пункт будет в вашем трудовом договоре, после возмущаться будет бессмысленно. Ведь если подписали — значит знали, на что шли.

Источник: https://delo.ua/lifestyle/imeet-li-pravo-rabotodatel-sledit-za-svoimi-sotrudnikami-321439/

Кассационное определение Нижегородского областного суда от 29.09.2009 по делу N 33-7271 В удовлетворении требования о компенсации морального вреда, причиненного истцу сотрудниками охранного предприятия вследствие задержания и досмотра, отказано правомерно, так как факт причинения истцу морального (физического или нравственного) вреда материалами дела не подтвержден

Правомерно ли требование о наблюдении охранниками за камерами без права передвигаться?
НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУДКАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕот 29 сентября 2009 г. N 33-7271Судья Горев И.А.Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:председательствующего судьи Паршиной Т.В.,судей Лазорина Б.П., Старковой А.В.при секретаре Л.с участием: А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 сентября 2009 года по докладу судьи Старковой А.В. делопо кассационной жалобе А.на решение Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 28 июля 2009 годапо иску А. к ЗАО “Охранное предприятие Альфа-Норд“ о компенсации морального вредаустановила:

А.

обратился в суд с иском ООО “О, КЕЙ“ о компенсации морального вреда, указав в обоснование требований на то, что 25 мая 2009 года при выходе из гипермаркета ООО “О, КЕЙ“

был задержан сотрудником охраны, против его желания препровожден в изолированную комнату до приезда работников милиции. В отношении него были произведены действия по досмотру содержимого его карманов и одежды, однако ничего не было обнаружено. Считает, что действия охранника противоречат закону “Об охранной детективной деятельности“. В отношении него было произведено насильственное удержание с обвинением его в совершении кражи из магазина, без его согласия использовано техническое средство по обнаружению дистанционного маркированного товара, что может отразиться на его здоровье в будущем. Кроме того, указанными действиями ему нанесена психологическая травма, нарушена его личная неприкосновенность, унижено достоинство личности, право свободного передвижения, нанесен моральный вред, который он оценивает в 8 000 рублей.Определением Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 28.07.2009 года судом с согласия истца произведена замена ненадлежащего ответчика ООО “О, КЕЙ“, на надлежащего ЗАО “Охранное предприятие Альфа-Норд“. ООО “О, КЕЙ“ привлечено к участию в деле в качестве третьего лица не заявляющего самостоятельных исковых требований.Производство по гражданскому делу в части требований к ООО “О, КЕЙ“ прекращено.

В судебном заседании А. требования поддержал по основаниям, изложенным в иске, дополнительно пояснив, что в связи с удержанием его в гипермаркете, истец не мог вернуться на работу до окончания обеденного перерыва, на что получил замечание от руководства и был вынужден рассказывать про произошедшее

с ним событие.Представители ответчика по доверенности К.М.Ф. и К.Е.С. иск не признали.Представитель привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего исковых требований, по доверенности П.Г.А. полагала иск не подлежащим удовлетворению.Решением Автозаводского районного суда г. Н.Новгорода от 28 июля 2009 года в иске А. отказано.В кассационной жалобе А. содержится требование об отмене решения суда как незаконного и необоснованного.Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 40 Гражданского процессуального кодекса РФ.Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.Разрешая гражданское дело по существу заявленных требований, суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца.Доводы кассационной жалобы о несогласии с позицией суда первой инстанции нельзя признать состоятельными.Как следует из материалов дела по договору N 08/50 от 26.12.2008 года, ЗАО “Охранное предприятие Альфа-Норд“, оказывает услуги по невооруженной охране оборудования, товарно-материальных ценностей, денежных средств, иного имущества на территории гипермаркета ООО “О, КЕЙ“ (л.д. 20 – 26).

25 мая 2009 года около 12 часов А. в гипермаркете ООО “О, КЕЙ“, приобрел три изделия из творога, на сумму 37 рублей 20 копеек, расплатившись с помощью сберегательной карты N Сбербанка РФ. При прохождении А. через турникет сработала сигнализация, в связи с чем А. был остановлен охранником ЗАО “Охранное предприятие Альфа-Норд“ К.К.

предложил истцу сличить приобретенный товар с кассовым чеком. Неоплаченного товара у последнего не было. Тогда А. было предложено пройти в комнату для переговоров, которая оборудована камерами наружного наблюдения, где охранник с помощью специального устройства проверил А. на наличие у него неоплаченного товара.

Такого товара у него не оказалось. Сотрудники милиции по указанному факту не вызывались.Данное обстоятельство и явилось основанием для обращения А. с настоящим иском к ответчику.Отказывая А.

в удовлетворении требований, суд пришел к выводу о том, что нарушений действующего законодательства со стороны сотрудника охраны ЗАО “Охранное предприятие Альфа-Норд“ допущено не было, права истца нарушены не были.Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда.Как следует из материалов дела процедура проверки. А.

в комнате для переговоров была запечатлена камерой наружного наблюдения.В судебном заседании была исследована видеозапись с камеры наружного наблюдения. Достоверность происходящего на видеозаписи сторонами не оспаривалась.

Истец добровольно прошел в названную комнату, никакой физической силы, насилия, как утверждал истец, к нему со стороны охранника не применялось.Оснований не доверять данному доказательству, у суда первой инстанции не имелось.

Доводы истца о насильственном удержании, личном досмотре, его обыске, оскорблении не нашли своего подтверждения в ходе

рассмотрения дела.Доказательств обратного А. суду предоставлено не было.Доводы истца о том, что применение средств охранной защиты может отразиться на его здоровье в будущем обоснованно не приняты судом во внимание, поскольку доказательств в обоснование указанных предположений истцом не представлено.В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.Поскольку факт причинения истцу действиями ответчика морального вреда не нашел своего подтверждения, суд правомерно отказал ему в иске о возложении на ответчика обязанности денежной компенсации.Истцом при разрешении правового конфликта не выполнены требования статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заключающиеся в том, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.Все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, судебной коллегией проверены и являются необоснованными.

Решение суда принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежали применению к данному

правоотношению, имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости.Решение содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.Требования статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом первой инстанции не нарушены.С учетом изложенного у судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в соблюдении судом порядка принятия решения и выводах, изложенных в нем.Кассационная жалоба заявителя удовлетворению не подлежит.На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда,определила:

решение Автозаводского районного суда Нижегородской области от 28 июля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Источник: https://resheniya-sudov.ru/2009/75332/

Вопрос права
Добавить комментарий