Отказ от проверки на наркотики в школе

Тестонутые

Отказ от проверки на наркотики в школе

Глава Бурятии Алексей Цыденов принял решение о поголовном тестировании всех школьников, студентов техникумов и первокурсников республики на наркотики. Он не первый и наверняка не последний, кому приходит в голову такая идея. Но будет ли от этого польза?

Тестирование на наркотики — это медицинская процедура. А любые медицинские действия по закону добровольны.

Без согласия пациента или его представителей медицинскую помощь по закону можно оказывать только в нескольких случаях, — и подозрение в употреблении наркотиков в число этих случаев не входит.

Поэтому на тестирование детей до 15 лет должны соглашаться их родители или опекуны, а те, кому 15 уже исполнилось, подписывают согласие самостоятельно тоже по закону.

Вероятно, глава Бурятии этих законов не читал. Так что уполномоченному по правам ребенка Бурятии Татьяне Вежевич пришлось объяснять РБК, что речь идет не о принудительном тестировании, а о том, чтобы убедить родителей согласиться на тестирование детей.

Сейчас тестирование на наркотики школьников включено в общий порядок прохождения диспансеризации. И некоторые регионы (например, Свердловская область) считают необходимым выявление группы риска путем психологического тестирования.

Практика, однако, показывает, что одних благих намерений недостаточно: к ним должна прилагаться правовая грамотность и научно обоснованные методы скрининга (то есть выявления в общей массе детей из группы риска), диагностики и лечения наркозависимых.

А с этим — большие проблемы.

20 сентября московский портал Крылатское.ру рассказал, что получил несколько жалоб от родителей учащихся школы № 1471, где было организовано тестирование учеников 8 и 10 классов на наркотики.

Учителя, собирая с родителей согласие на подобные манипуляции, сообщили, что тем, кто его не пройдет в школе, придется проходить тестирование в поликлинике — платно; а что все это добровольно — не сказали.

Ученики же расценили организацию процедуры как унижение человеческого достоинства: их отправляли с баночками в туалет, собирая емкости на выходе.

Родители недоумевали: почему тестирование проводится именно в этих классах, зачем оно нужно, что будет с теми, кто откажется, и с теми, у кого обнаружат наркотики и кто узнает о результатах тестирования. Судя по тому, что искать ответы на эти вопросы пришлось районному порталу, в школе родителям ответить ничего не смогли.

Профилактика или пропаганда

В конце сентября в одной из школ московского района Марьино дети получили для заполнения «анкету, направленную на изучение характера отношения подростков к наркомании». С какой целью — неизвестно. Возмущенный дед одного из учеников выложил фото анкеты в фейсбуке. Не могу процитировать: Роскомнадзору точно не понравится.

В интернете эта анкета находится моментально: ее много лет подряд размещают на своих сайтах и страницах социальные педагоги, школы, вузы, региональные министерства образования.

То как диагностический инструмент для работы с трудными подростками, то как материал для социологических исследований, то как часть профилактической работы со школьниками.

Источники не указываются, все копипостят друг у друга — и в общем, что ярко характеризует уровень научной состоятельности профилактической работы.

Мне встретилось утверждение, что эта анкета разработана Московским научно-практическим центром наркологии. Поверить в это совершенно невозможно: если такую зловредную чушь сочиняют не полуграмотные социальные педагоги из дремучей глубинки, а столичный научный институт, то бой с наркоманией мы уже проиграли.

Выявили. Что дальше

Я опросила тридцать семь родителей подростков об их отношении к тестированию (это не репрезентативная выборка, а жители крупных городов с высшим образованием). Некоторые высказались однозначно «за».

Тестирование, считают они, должно быть обязательно: «Когда есть шанс узнать и спасти — это лучше, чем все остальное».

«Я слышала разговоры сына — про знакомых ему подростков, — нет страховки, девочки тоже пробуют… и после нескольких трагических случаев в городе — я «за».

Но большинство выказывает одни и те же страхи. Известно, что качество тестов на наркотики — очень невысокое, возможен высокий процент ложноположительных результатов. Некоторые лекарства и даже кондитерский мак могут дать «плюс» в исследовании. А пресловутые и смертельно опасные спайсы, наоборот, анализами не выявляются.

И родители беспокоятся: будет ли соблюдаться медицинская тайна? Кто будет иметь доступ к результатам анализов? Будут ли их сообщать школе? Каковы правовые последствия положительных анализов на наркотики? А если положительный анализ не врет — что будет предпринимать школа? Совершенно очевидно, что прежде, чем брать с родителей и детей согласие на тестирование, им надо все это объяснить.

«К идее тестирования должен прилагаться четкий и безопасный для семьи и самого ребенка алгоритм действий школы, родителей и т.п. в случае положительного результата, без него эта идея вредна».

«Бюрократическая система распространилась и в образовании, подменив собой живое участие педагогов в судьбе ребенка, ориентируя их только на отчеты, показатели и рейтинги, — и в такой системе ничего хорошего ребенка не ожидает».

«У семьи должна быть возможность защититься от вмешательства государства».

И вдруг совсем иное: «Вообще не надо детям ничего говорить, и никаких согласий не надо брать, просто добавить еще одну графу к диспансерному анализу крови. Если бы это сделали вовремя — я бы все равно прошла с сыном те же круги ада, но седины и затрат было бы меньше».

Бессмысленность и унижение

Опрошенные школьники и студенты тоже не в восторге от поголовного тестирования. Главные претензии — бессмысленно и унизительно.

«Нас тестировали в десятом классе. Эти тесты работают, если человек принимал наркотики в течение последних нескольких дней, а предупреждать должны за несколько недель. Все, кого это касается, просто ничего не принимали, а унижение для всего класса».

«Проверять школьников нужно только для того, чтобы понять масштабы проблемы. Применять к школьникам репрессии нельзя. Лично знаю подмосковную школу, где добрая ее половина сидит на траве и на других легких наркотиках. Почему они поголовно увлечены веществами? Потому что только это представляет для них интерес.

Школа не дает им интереса в познании, а лишь закачивает в них знания, и их от этих «знаний» тошнит. Многие в нашей стране не увлечены и не имеют мечты, потому и употребляют. Проверки проводить нужно, но нельзя школьников за наркотики клеймить.

Они люди, и они недополучили множество чувств, которые родители должны были в них воспитать».

«У нас в школе были компьютерные тесты с вопросами типа «А принимали ли вы наркотики? А принимают ли ваши друзья?».

Не думаю, что так обнаружили хотя бы одного наркомана. Все это занимало время урока и было на фиг никому не нужно».

О хорошем опыте мне тоже рассказывали и дети, и родители, — но этот опыт всегда штучный. Это биологи, которые не стращают, а серьезно и внятно объясняют на уроке, что делают наркотики с человеческим организмом.

Это школа, которая позвала наркологов из Первого меда, и те спокойно и толково поговорили с родителями: как узнать, как помочь, каковы возможности частной медицинской помощи, где и как вмешивается государство… А другая школа, столкнувшись всерьез с проблемой наркотиков, достучалась до полиции, добилась ликвидации ларька на ближайшем рынке, где торговали спайсами, и уничтожения всех объявлений «соль, спайсы» на асфальте вокруг школы. А еще — наладила отношения с хорошим реабилитационным центром, чтобы иметь возможность предложить семьям учеников реальную помощь.

Я целые сутки читала, что школы и колледжи страны пишут в своих планах воспитательно-профилактической работы. От конкурсов рисунка «Нет наркотикам» и классных часов «Наркомания — зло» уже тошнит.

Тошнит от непрофессионализма, отписок и отчетов: 100% обучающихся в нашей школе ответили «нет» на вопрос «пробовал ли ты наркотики». Тошнит от правового нигилизма властей и правовой беспомощности детей и родителей.

И страшно, когда понимаешь, с чем наедине остаются родители ребенка, у которого тест не ошибся.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/10/03/78045-testonutye

Кладут с прибором: как выявляют наркозависимых в школах

Отказ от проверки на наркотики в школе

С началом нового учебного года может вступить в силу новый порядок проверок учащихся на употребление наркотических средств и запрещенных препаратов. «Известия» узнали у специалистов, что нового предлагает потенциальная инструкция и как действует механизм контроля за учащимися сейчас.

Напомним, что документ, устанавливающий для Минздрава, МВД, Минобрнауки и Минпросвещения алгоритм мероприятий по раннему выявлению потребителей запрещенных препаратов среди школьников и студентов, широко обсуждался в апреле 2019 года.

Приказ пока на согласовании в ведомствах и не подписан.

Но если он будет утвержден, то уже с сентября заработает обновленный механизм контроля, предусматривающий специальные социально-профилактические тесты, которые будут предшествовать медосмотрам.

Документ требует от правоприменителей «повышения адресности контингента», то есть более четкого определения группы риска в каждом конкретном учебном заведении. А рабочей группе Антинаркотического комитета предписано «проведение информационно-коммуникационной кампании», чтобы убедить родителей не отказываться от социально-психологического тестирования и медосмотров.

Только добровольно

На сегодняшний день любое тестирование — дело добровольное. Что же касается медицинских тестов, то от представителей ребенка требуется еще и письменное информированное согласие.

«Если тест не медицинский (социально-психологический), то согласие родителей не требуется. Если же проводится профилактический медосмотр, то с 15 лет необходимо информированное письменное согласие подростка, а до этого возраста — одного из родителей или другого законного представителя.

Это регламентировано федеральным законом № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», ст. 53.4 п. 2 УК РФ. Если факт установлен, то такой подросток должен направляться в специализированную медицинскую организацию для оказания наркологической помощи.

Обязательно соблюдение конфиденциальности полученных в результате тестирования или осмотров сведений», — пояснил юридические тонкости процедуры «Известиям» Александр Иноядов, адвокат юридической компании BMS Law Firm.

Действующая сейчас процедура регламентирована приказом Минздрава № 581 (от 06.10.2014). Этот документ устанавливает нижнюю границу возраста обследуемого в 13 лет. «Это добровольные осмотры, от них можно отказаться.

Состав осмотра выглядит так: беседа, предварительное химико-токсикологическое исследование (моча), подтверждающее исследование и разъяснение результатов.

Эти сведения вносятся в амбулаторную медицинскую карту», — рассказывает Иноядов.

Школа или семья

Педагоги и наркологи по-разному относятся к тестированию в школах. Современные реалии говорят о том, что эта мера стала необходимой. К сожалению, в стране по-прежнему велик уровень наркотизации несовершеннолетних.

По мнению главного внештатного нарколога Минздрава Евгения Брюна, подавляющее большинство зависимых начинают потреблять запрещенные препараты в 13–15 лет, а попадают на учет после 18.

Однако существующая процедура тестирования вызывает массу вопросов у экспертов.

«Такие вещи, конечно, надо контролировать. Но, с другой стороны, это очень деликатная проблема, и здесь принцип добровольности старшеклассников, а главное, их родителей должен быть свято соблюден.

К сожалению, были случаи, когда это происходило довольно по-хамски, жестко, демонстративно и вызывало негативную реакцию.

Поэтому это требует очень серьезной работы педагогов, врачей и так далее», — поделился в эфире «Радио 1» своим мнением известный педагог, член-корреспондент Российской академии образования Евгений Ямбург.

Евгений Брюн, помимо прочего, считает, что используемые методы тестирования не вполне актуальны. «Это тотальное тестирование, я думаю, тупиковый путь.

Он дорогой, к тому же сейчас есть новые виды наркотиков, на которые не существует тестов в мире вообще, и нет возможности запустить эти тесты, поскольку каждый раз появляются новые наркотики.

Ничего таким образом не выявить», — сообщил он ТАСС, уточнив, что группа риска наркозависимости составляет около 25% от общего числа учащихся. «Есть механизмы раннего выявления, формирования группы риска — их и надо тестировать».

Не в каждом учебном заведении выработан тактичный и этичный подход к процедуре, сообщила «Известиям» девиантолог, психоаналитический психотерапевт Гелена Иванова.

«В некоторых школах проводится тестирование детей на наркотики в форме сдачи анализа мочи. Дети воспринимают эту процедуру как унижение, так как она проводится публично», — говорит специалист.

Гелена Иванова считает, что хорошей альтернативой школьной профилактики стала бы профилактика внутри семьи.

«Сегодня в аптеках продаются тесты на 5 до 20 видов наркотиков, но большинство родителей не знают об их существовании и возможности тестирования ребенка в домашних условиях хотя бы при первых подозрениях.

Очень часто по несколько лет родители видят, что с детьми что-то не так, но верят, что те не употребляют, не знают о возможности развеять свои сомнения, не унижая своего ребенка.

А подобные тесты, наверное, могли бы решить проблему раннего выявления употребления наркотика уже в семье, чтобы помочь ребенку на ранних этапах, не доводя проблему до точки кипения, когда у ребенка уже развивается критическая зависимость от психоактивных веществ», — говорит собеседник. Любопытно, что стоимость этих тестов невелика — от 100 до 500 рублей в зависимости от способности определить большее количество видов наркотиков.

По мнению специалиста, на ранней стадии употребления наркотических веществ психотерапевтическая помощь весьма эффективна. «Когда у ребенка уже длительное время есть зависимость от наркотических веществ, то здесь уже в первую очередь нужна медицинская реабилитация, групповые формы психотерапии», — говорит Иванова.

Источник: https://iz.ru/916079/ivan-petrov/kladut-s-priborom-kak-vyiavliaiut-narkozavisimykh-v-shkolakh

Всеобщее тестирование на наркотики: добровольно, анонимно, без ошибок – РИА «7 новостей»

Отказ от проверки на наркотики в школе

Рязанская область первой в стране начнёт повсеместно тестировать школьников и студентов на наркотики в рамках программы по углубленному профилактическому осмотру. О том, как будет проходить тестирование, РИА «7 новостей» рассказал заведующий диспансерным отделением Рязанского областного наркодиспансера, врач психиатр-нарколог Андрей Тарасов.

– Губернатор Рязанской области Николай Любимов, сообщая о введении тестирования подростков на наркотики, подчеркнул: «Наша задача — защитить детей, а не наказать.

Сведения о положительных результатах не будут передаваться в правоохранительные органы, с такими ребятами начнут работать медики и психологи».

Какова, по-вашему, основная задача такого тестирования – правоохранительная или медицинская?

– Тестирование имеет, в первую очередь, медицинскую цель. Как правильно сказал Николай Викторович, мы ни в коем случае не хотим никого наказать. Информация о результатах тестирования в правоохранительные органы передаваться не будет.

Хочу отметить, что, по статистике, заболеваемость наркоманией и алкоголизмом в Рязанской области, как и в целом в ЦФО, снижается. Однако возраст потребителей психоактивных веществ, к сожалению, помолодел. Тестированием мы хотим охватить как раз группу риска – подростков с тринадцатилетнего возраста.

Поэтому, я считаю, эта программа необходима, крайне своевременна, следующее поколение благодаря ей будет более здоровым.

– С какого возраста начнут тестировать школьников? Сколько лет было вашему самому младшему пациенту, употребляющему наркотики?

– Самого младшего пациента я назвать не могу. Но у нас имеются сведения о 14-летних подростках, которые ещё не страдают наркологическим заболеванием, но уже имеют опыт употребления с вредными последствиями.

– Где и как будет проходить тестирование?

– Тестирование будет проходить непосредственно в учебных заведениях в два этапа. Первый этап – консультирование родителей, учителей, подростков медиками и психологами. На первом этапе разъясняется порядок, цели, необходимость проведения этого тестирования и его детали.

Подросток старше 15 лет сам даёт согласие на данное тестирование, за подростка с 13 до 15 лет согласие должны дать его родители. На втором этапе в школу или другое среднее учебное заведение выезжает медицинская бригада, которая проводит само тестирование.

В ходе этого этапа проводится беседа подростка с врачом психиатром-наркологом, исследуется биоматериал, обрабатываются данные.

– Как будет соблюдаться принципы анонимности и добровольности?

– Все школьники в процессе тестирования обезличены, мы не имеем сведений об имени, фамилии школьника, которому принадлежит биоматериал. Тестируемым присвоены определённые номера или шифры. Подросток называет шифр, шифр фиксируется в карточке.

После беседы с наркологом, ему выдаётся индивидуальный тест-контейнер, который способен определять 10 видов наркотиков. Туда собирают мочу, а после обработки мы выявляем наличие либо отсутствие психоактивных веществ и выносим результат. Информацией о результате владеем только мы, медицинские работники.

Эта информация не передаётся ни в школу, ни в правоохранительные органы. Но у нас есть расшифровка, мы знаем, какой подросток под ней проходит. Если выявляется положительный результат, то происходит идентификация этого лица исключительно у нас в наркодиспансере.

И после этого врачи связываются непосредственно с подростком, если он уже достиг пятнадцатилетнего возраста, или мы связываемся с его родителями, если он не достиг 15 лет, и он приглашается на приём.

Что касается добровольности процедуры, то её гарантирует законодательство. С отказавшимися от процедуры будет работать медицинский психолог. Этим мы как раз будем заниматься на первом, мотивационном этапе. Но если подросток не употребляет наркотические вещества, какая у него может быть причина отказаться от этого тестирования? Ему абсолютно нечего бояться.

– Например, подростку участие в общем тестировании может показаться унизительным или вызвать неловкость по каким-то другим причинам.

– Я думаю, что ничего унизительного во время тестирования подросток не почувствует. Мы максимально работаем над тем, чтобы исключить данный момент. К врачу ребёнок заходит один, тест-контейнер у него индивидуальный. Наш максимально доброжелательный персонал, доброжелательное отношение создадут такую обстановку, что я думаю, мы не доставим никаких неудобств учащимся.

– Вы сказали, что подростков, чьи тесты оказались положительными, вы пригласите на приём в наркодиспансер. Это тоже добровольно?

– Исключительно добровольно. При посещении врача-нарколога с подростком ведётся индивидуальная работа. С ним беседует врач-психотерапевт, медицинский психолог, при необходимости уже подключается психиатр-нарколог.

Наша задача выявить, имеет ли место однократное употребление или уже имеется зависимость.

Мы должны на самой ранней стадии выявить потребление и сделать так, чтобы в дальнейшем наркотические вещества подросток не употреблял.

– Наличие каких наркотиков выявляет тест? Чувствителен ли он к так называемой синтетике?

– Да, современные тест-системы выявляют синтетические вещества. Надо сказать, что даже самые новые наркотические вещества, которые сейчас появляются, являются производными от более старых, поэтому тест-контейнер их всё равно будет показывать.

– Гарантирована ли достоверность такого исследования, и что можно сделать, чтобы исправить ошибку?

– Достоверность гарантирована, если не 100%, то на99,9% однозначно. Тест-система абсолютно исключает фальсификацию биоматериала. В материале даже есть индикаторы, которые показывают достоверность самого материала. Не вдаваясь в детали, скажу, что смотрится температура, РН и креатинин. Если вместо мочи налить туда подкрашенную жидкость, то банка это тут же покажет, среагирует.

В случае положительного результата теста контейнер упаковывается надлежащим образом и отправляется в центральную лабораторию нашего учреждения, где уже более серьёзным, хромотографическим, способом происходит не только выявление самого вещества, но ещё и его качественной и количественной концентрации. Тут уже можно судить даже о частоте и дозах употребления.

– Справятся ли врачи с такой большой нагрузкой, как всеобщее тестирование школьников, есть ли у вас такие возможности?

– Да, такие возможности у нас есть. Хочу отметить, что данная работа для нас не нова – тестирование подростков проводится уже с 2009 года. Но если раньше это была наша инициатива, наша профилактическая работа, то сейчас это уже межведомственное взаимодействие.

Мы справлялись раньше, справимся и сейчас, тем более, с новым, современным оборудованием. Конечно, есть отличие в охвате: раньше исследовалась группа риска.

Если каким-то другим способом выявлялся потребитель, который учится в определённом учебном заведении, тогда обследовалось данное учебное заведение, класс или группа. Сейчас уже будет стопроцентный охват.

– Если тест выявил, что подросток употребляет наркотики, он ставится на учёт?

– Ни в коем случае. На учёт по сегодняшнему законодательству можно поставить только с согласия пациента либо с согласия его родителей, если он не достиг возраста 15 лет.

Наша задача не в том, чтобы поставить на учёт.

Наша задача на самой ранней стадии выявить потребителя, работать с ним психологически, психотерапевтически в том ключе, чтобы больше у него не возникло желания употреблять наркотические и психотропные вещества.

– Вы сотрудничаете с учреждениями образования. Как учителя относятся к этой инициативе?

– Положительно. Преимущественно мы встречаем взаимопонимание.

– Многие публичные люди, такие как политик, известный борец с наркотиками Евгений Ройзман, поддержали программу всеобщего тестирования. Высказались «за» и педагоги, священники. Однако нельзя сказать, что нет критики: эту инициативу называют «стрельбой не по тем мишеням».

Высказываются мнения, что надо, например, эффективнее бороться с распространителями в интернете, с теми, от кого зависит этот трафик, а не вводить всеобщее тестирование, которое просто отнимет ресурсы у медработников, позволит любому потребителю отказаться от него и не даст результатов.

Как вы относитесь к такой критике?

– Я положительно отношусь к критике, но только с небольшой оговоркой. Контроль трафика и выявление лиц, распространяющих наркотики, – это прерогатива правоохранительных органов.

Хочу сказать, что снижение количества потребителей наркотиков – не только наша заслуга, но и, конечно, правоохранительных органов, с которыми у нас тоже есть определённое взаимодействие.

Мы работаем все вместе, и мы достигаем результатов, о которых свидетельствуют статистические данные. Все, что у нас происходит, происходит правильно. Кто что-то делает, тот добьётся результата.

Беседовала Вера Бочкова

Источник: https://7info.ru/ryazan/vseobshhee-testirovanie-na-narkotiki-dobrovolno-anonimno-bez-oshibok/

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. ������������

Отказ от проверки на наркотики в школе

���������� �.�.
(������������)������������!������� ��������� ���������� ������������ ���� � ������ – ���� ��� ����� ��. �.�.�������� (����. “2-� ���”).

��������� �� ����������, �� ��������, ������������ � ����� ����, � ����� � ���������� ��������� ����� �������������, ������� ��� ���������� ����� ��������. ����� ��������� ���� ������ ��������� � ���� ��������.

����������� ���� ������ ������������ ��������� ������������ ��������� �� ������� ������� � ��������� ������ ������������� �������. ��� ������������� ���������� ������� ���������� �� ������������, ����� ��� � ��� ������ �� ����� �������.

��� ���������, ���������� ������������� �������, �, ����������, ��� ������ �������:�http://rsmu.ru/news_rsmu+M5c2adf6c09d.html��

http://rsmu.ru/fileadmin/rsmu/img/about_rsmu/normativn_documents/prikaz/pr_275ruk_15_10_2014.pdf.

��������� �������:1) ������������� �� �������� ��� ������� ������������� ���������, ������� ����� �������� ������ ����������� ����������� � ��������������������� ����?2) �� ������������ �� ���������� ����� ���� � ������� �������������, ������� ������, ����������� ��?3) ����� ����, ������������� ��, �������, ������������� ���������, ������� ����� �������� ���������, ��������, �����-������������� � ����� �����?� ���������,

�������� ����� ������� ������� ��������:

������������. �� ��������� ���������� � ������������� �� ���������. �������������, �������� �������� ������� ������������ � ��������� � ������. ��� ������� ����� �������� 2-�� ���� ������ ����� � �������������� ������������ ������������� ��� �������� �������� � ������� ������������ �� ��������������� ������������.����������� ����� ��� ������� ������ �������� ������� � �Ի (������ 20) � ����������� ����� ������������ ������ �� ������������� ��������� � ������������ ���������� (������ 53.4) ��������� ������������ �� ��������� ������ ��� �������� ���������.

������ ������������ ��������������� ������������ ���� ��� ����� ���������� ������ ������������ ��� �������� � ��. �� ����� ����� �������� ������������� �� ���������. ��������� ������. �������, �� ������������ ���� ������������.

������ ���������� �� ���� ���������������. �� ����� ����� ���� ��������, ����������� ������ ������ (��. ���� ������� �������).

������� ��������� �� ������������, ��� �� ��������� � ������, �� ����� ��������� �� �������� ���� � ��� � ����� �� ��� ������� � ������ � ��������� ��������.

��� �������� ����� ��������.

1. ����� �������� �� ����������� �� ����� ���� ���������� �� ������� ����������� �����������. ���� ������� ����� �� ����� � ���������� ��� �������� (��������) ������� �� ���������� ��� �� �������� ���������� ��� ���������� �� ����.

������, ������������ ���������� (����� ��� � ��������) � ���� ��� ���������� � ��������� ��������� �� �������� ����� ���� �������� ��� ����������, �� ���� ���� �������� ��������.

�������� ������ 43 ������������ ������ ��� ����������� ��� ������������ ��� ��������� ������ �����������, �������������� ��������������� ������������, ������ ����������� ����������, ������ ���������� � ���������� � ���������� � ���� ��������� ����������� ����� �� �������� ����������� � ������������� ��������������� ������������ � ����������� ����� ���� ��������� ���� ��������������� ��������� – ���������, �������, ���������� �� �����������, �������������� ��������������� ������������� (����� 4).

2. ����� ���� �� �� �����. � ������ �� ���������� �� ����� �� ����������� ������������, �������, ���������. ����� ����� ��������� ���������� �� ������������� ���������� �����.

3.

�������� ������� ��������� ����� ���������������� ������������ � ������������, ��������� � ���������� ���������� ���������, �� ������� �������� ��������������� ����������� ��� ������� �����������, ������������� �������������� ������������� �� �� 18 ��� 2011 ���� � 394, ��� ������� ����������� ����������� ����������� �� ������� ����������� �������������. ��� ����������� ������������� ����������, � ��� �����, ���������������� ������������ �� �������� ����������� ������, ���������� ����������� ���������, ����������� �������� � ����������� �������������������, ���������-�������������������� (����������������) ����������� (�. 10 ��.2 ������������ ������ �� 21 ������ 2011 ���� � 323-�� ��� ������� ������ �������� ������� � ���������� ���������). ��� ���� ���������� � �����������, ������������� ������������ �� �������������� �������� ��� ������������� �������� (��. 1 ������������ ������ �� ������������� ��������� � ������������ ����������).

������ ��������������� ������������ �� ��������� �� 2-�� ���� ��� ��������� ����������� ��������������� ���������� (������) � ���� ���������� ������ �������� � ���������� �������������� ��. ������ �������� (������).
28.10.2014

Источник: http://hand-help.ru/doc13.html

«Нам сказали: будем сидеть, пока не сдадим анализы»

Отказ от проверки на наркотики в школе

Студенты Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича (СПбГУТ) утверждают, что руководство вуза и сотрудники полиции заставляют их подписывать заявления о добровольной сдаче теста на употребление наркотиков, угрожая административным штрафом и исключением из учебного заведения.

Руководство СПбГУТ заверяет, что действует строго в рамках закона.

В Минобрнауки “Ъ” пояснили, что тестирование является обязательным для всех образовательных организаций, но в отношении учащихся «может проходить только при их непосредственном согласии», а отказ от него «не может быть причиной каких-либо административных мер в отношении учащегося».

В начале нынешней недели руководство СПбГУТ вместе с сотрудниками правоохранительных органов прямо с лекций и из коридоров уводили случайно выбранных студентов для добровольной сдачи тестов на употребление наркотиков. При отказе подписывать согласие на прохождение теста сотрудники МВД угрожали им административным штрафом 5 тыс. руб. и даже отчислением из университета.

Первокурсника Андрея остановили в коридоре, когда он уже собирался уходить домой: «Ко мне подошел заведующий нашим общежитием и попросил пройти с ним в комнату. Там была врач, двое полицейских и еще мужчины в “гражданке”. Меня попросили подписать документы для добровольной сдачи анализов. А когда я спросил, что будет, если не подпишу, то мне сказали — штраф 5  тыс. руб.

с постановкой на наркологический учет. Результаты теста нам обещали сказать через две недели».

Второкурсника гуманитарного факультета Александра, по его словам, остановили при переходе из университетской столовой в учебный корпус: «К нам подошли четыре человека в гражданской форме и представились сотрудниками наркоконтроля, документов никаких не предъявляли и попросили пройти с ними в кабинет».

Александру также предложили подписать согласие, а в случае отказа пригрозили проблемами в университете. «Нам сказали: будем сидеть, пока не сдадим анализы. Я хотел не подписывать, но подумал, что проблемы лишние мне не нужны. Я занимаюсь боксом и контролирую вес, принимаю разные препараты для этого. Боюсь, что они могут отразиться как-то на результатах»,— добавил студент.

Проректор по воспитательной работе и связям с общественностью вуза Ирина Алексеенко подтвердила “Ъ”, что в вузе действительно некоторые студенты прошли тест на употребление наркотиков.

Она рассказала, что анализы учащиеся сдавали в рамках совместной программы вуза с ГУ МВД по Санкт-Петербургу, направленной на профилактику употребления наркотических веществ. «Мы обратились в ГУ МВД за помощью в организации профилактической работы.

Специалисты ведомства провели лекцию для студентов, где объяснили важность таких действий,— рассказала госпожа Алексеенко.— Подобное тестирование мы уже проводили в марте, и очередное провели 10 апреля.

К нам приехали сотрудники МВД со своей лабораторией и обратились к 32 студентам с просьбой на добровольной основе пройти тест. Один отказался. Процедура проходила исключительно с письменного согласия студентов».

Как рассказал “Ъ” генеральный директор юридического бюро Юрьева Родион Юрьев, в КоАП РФ по инициативе антинаркотических общественных организаций в 2015 году была внесена поправка, позволяющая привлекать к ответственности за отказ от прохождения медицинского обследования на состояние наркотического опьянения: за это может быть назначен штраф от 4 тыс. до 5 тыс. руб. или административный арест на 15 суток. «Однако штраф возможен только в том случае, если имеются достаточные основания полагать, что человек употребил наркотики»,— поясняет юрист. При этом граница между «достаточными основаниями» и усмотрением конкретного должностного лица, по его словам, достаточно тонка. «Что касается отчисления, это зависит от устава учебного заведения,— пояснил господин Юрьев.— В соответствии со ст. 61 федерального закона “Об образовании” отчисление студента старше 15 лет возможно в качестве меры дисциплинарной ответственности».

В Минобрнауки “Ъ” пояснили, что профилактические мероприятия, направленные на раннее выявление потребления наркотиков учащимися, регламентируются федеральным законом от 8 января 1998 г. №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Документ описывает этапность и условия проведения социально-психологического тестирования и профилактических медицинских осмотров.

Тестирование направлено на исследование психологических особенностей личности обучающегося, а также на определение статистического уровня распространения в образовательной организации обучающихся «группы риска» с девиантными и делинквентными формами поведения.

В Минобрнауки подчеркнули, что «проведение тестирования является обязательным процессом для всех образовательных организаций, но в отношении учащихся оно может проходить только при их непосредственном согласии, и, безусловно, отказ от прохождения не может быть причиной каких-либо административных мер в отношении учащегося. Проведение тестирования и его результаты анонимны».

Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко добавляет, что основания проведения медицинского освидетельствования установлены в п.

 5 «Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического)», предусмотренного приложением №1 к приказу Министерства здравоохранения РФ от 18 декабря 2015 года, «причем перечень таких оснований является закрытым. В описанном случае указанных студентов могли освидетельствовать на состояние наркотического опьянения исключительно по их желанию».

Марина Костюкевич, Санкт-Петербург

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3269930

Мать ученицы школы, в которой избили девочку, заявила о принудительном наркотестировании детей

Отказ от проверки на наркотики в школе

Родители уверены — тестировать детей на наркотики решили после скандальных разборок школьниц

Дарья Селенская

В школе Уйского района Челябинской области, где в феврале 14-летнюю ученицу избили две девятиклассницы, снова разразился скандал. Мама одной из семиклассниц сообщила 74.ru, что детей начали тестировать на наркотики, а за отказ от исследования пригрозили автоматически отнести ребёнка в группу риска.

— После того случая на детей со стороны школы началось давление, — рассказала мама семиклассницы Елена. — В школе по решению психолога начали проводить тесты на наркоманию, алкоголь и интимные связи со сверстниками. Попросили разрешения от родителей.

Посмотрела вопросы этого теста — они так сформулированы, что их даже взрослый понять не может, а ребёнок вообще от балды напишет ответы. В итоге решила отказаться. Мне тут же позвонили из школы и сказали: «Раз вы отказались от теста, ваш ребёнок автоматом попадёт в группу риска».

Я не понимаю, зачем тогда нас спрашивают, если это тестирование принудительное?

Мама девочки решила пойти другим путём и обратилась в районную больницу.

— Спросила, могу ли самостоятельно пройти аналогичное тестирование с ребёнком, я ведь не знаю, в каких целях школа собирается использовать моё согласие.

Мне предложили приехать, сделать тест на алкоголь и табакокурение у нарколога, взять справку у гинеколога, сдать анализ на ВИЧ и принести в школу свой тест. Неужели нужно доходить до такого! — возмущена женщина.

— Получается, мы должны сейчас доказать, что не входим в группу риска! Я считаю, что в этой ситуации не могу защитить своего ребёнка.

В школе, где учится девочка, корреспондента 74.ru заверили, что принудительно никого не заставляли проходить тестирование.

— Это всероссийское социально-психологическое тестирование на выявление раннего употребления наркотических, психотропных веществ и табакокурения. Оно проводится с седьмого по одиннадцатый классы. Это даже не наша инициатива, — объяснила замдиректора школы по воспитательной работе.

— Нам пришли методические рекомендации, по ним согласие на тестирование детей младше 15 лет подписывают родители, более старшие дети делают это самостоятельно. В пятницу мы раздали согласия, не подписала только одна родительница. У нас есть штатный педагог-психолог, который проводит это тестирование.

Вчера в большинстве классов мы его провели. Если родители отказались, ребёнок в тестировании не участвует.

Никаких угроз и претензий никто никому не предъявлял, о постановке на учёт ребёнка речи не идёт, потому что это анонимное тестирование, дети не подписывают опросники, собирается общая статистика, которую мы потом отправляем в районный отдел образования.

Ведущий специалист управления образования администрации Уйского района Анна Марченко также подтвердила добровольность и анонимность тестирования.

— Такое тестирование школьников проводится уже не первый год, в нём все вопросы составлены так, чтобы психолог по ответам мог понять, входят ли дети в группу риска: не потребляют какие-то вещества, а насколько они способны поддаться дурному влиянию, сможет ли ребёнок отказать, если ему предложат те же наркотики, — уточнила специалист.

— Всё это проводится анонимно, даже дети рассаживаются по одному за парты, как на ЕГЭ, чтобы никто не видел ответов. Единственное, было рекомендовано родителям разъяснить, что если они отказались, то ребёнок может попасть в группу риска не потому, что он наркоман, а потому, что может попасть под дурное влияние.

Смысла отказываться от тестирования нет — это не оскорбит чувства и достоинство ребёнка.

Результаты этого теста психолог подсчитывает даже не в абсолютных цифрах, а в процентах.

— Он делает заключение, что из седьмого класса столько-то процентов подвержены влиянию или попадают в зону риска, не более, — добавила Анна Марченко. — Это сделано для того, чтобы в школе спланировать профилактическую работу.

Представитель районного управления образования добавила, что сейчас тестирование проводится начиная с седьмого класса, потому что всё более младшие школьники попадают под дурное влияние и начинают заниматься сбытом наркотиков.

В феврале папа одной из учениц этой школы Сергей рассказал, что его 14-летнюю дочь избили две девятиклассницы. Драка произошла на перемене. Семикласснице вырвали клоки волос и оставили синяки на ноге. Директор образовательного учреждения заявила, что пострадавшая во всём виновата сама.

Источник: https://74.ru/text/education/66005917/

Тест на наркотики в школах: с нарушениями или нет? | ржевские новости

Отказ от проверки на наркотики в школе

«Во многих школах страны проводится тестирование учащихся на употребление наркотиков. Дело, безусловно, нужное. Только, к сожалению, организовано оно с пренебрежением к нормативным актам, — написала в редакцию Екатерина Белоусова. — Согласно п. 1 ст. 53.4 Федерального закона от 08.01.

1998 N№ 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», раннее выявление незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ является одной из форм профилактики, которая включает в себя социально-психологическое тестирование и профилактические медицинские осмотры обучающихся в образовательных организациях.

С социально-психологическим тестированием сталкиваться пока не доводилось, а вот подобие медосмотра учеников в школе N№ 5, состоявшееся на днях, неприятно удивило родителей.

Детям в школе раздали бумажки, на одной стороне которых был бланк «Информированного добровольного согласия на виды медицинских вмешательств…», на оборотной — согласие на обработку персональных данных. Родителям детей в возрасте от 13 до 15 лет предлагалось вписать свои данные и поставить подпись.

В случае несогласия — написать «не согласен». Дети старше 15 лет заполняют такие бланки самостоятельно. Но! Родителей смутило отсутствие названия медицинской организации, в которой предполагались медицинские вмешательства, а также должности и ФИО медработника, который якобы предупредил о целях, методах, рисках и т. д.

В бланке согласия на обработку персональных данных наименование страховой медицинской организации, которой родители должны были дать бессрочное согласие оперировать своими данными, также отсутствовало.

Подписывать пустые или не до конца заполненные документы категорически не рекомендуется. Родителям откуда знать, что будет вписано в пустые строчки? Не так уж трудно было медицинской организации заполнить всё заранее, если эта организация хочет действовать законно.

Кстати, указанное «Информированное согласие» является Приложением N№ 2 к Приказу Минзрава РФ от 20.12.2012 N№ 1117н.

А Приложение N№ 3 содержит текст «Отказа от видов медицинских вмешательств, включенных в Перечень…» Почему же нельзя было раздать вместе с бланком согласия (заполненным, разумеется) бланк отказа (также безукоризненно заполненный) — для тех, кто хочет отказаться от проведения теста на наркотики? Хочу отметить, что поскольку бланк предполагает согласие на все виды вмешательств из Перечня, родитель учащегося 13-15 лет или учащийся, достигший 15 лет, вправе указать, на что именно он даёт согласие.

В той школе, где мне посчастливилось наблюдать организацию тестирования на наркотики, от детей требовалось собрать биологический материал (мочу) в баночки, причём сделать это прямо в школе. Уже давно действует Приказ Минздрава РФ от 06.10.

2014 N№ 581н «О порядке проведения профилактических медицинских осмотров обучающихся…», где чётко и понятно расписан порядок тестирования. До осмотра должно быть проведено собрание детей и родителей  для информирования о целях и порядке проведения профилактического осмотра.

Для обучающихся и родителей класса, где учится мой ребенок, такое собрание не проводилось.

Далее, если следовать Приказу N№ 581н, осмотр проводится в медучреждении, а не в школе, и включает в себя четыре этапа, первый — профилактическая беседа со школьниками, сборе анамнеза и сведений о принимаемых по назначению врача препаратов, а также медосмотре психиатром-наркологом, включающий исследование кожных покровов, лимфоузлов, слизистых оболочек и т. д. Ничего подобного медицинская организация не проводила. На мой вопрос медработник, пришедший для сбора биоматериала, ответила, что всех детей психиатр обследовал перед первым классом. Получается, после такого обследования до 13 лет и далее ребёнок остаётся с тем же состоянием здоровья, какое он имел, готовясь стать первоклассником.

Второй этап обследования подразумевает как раз сбор биологического материала для химико-токсилогического исследования. О третьем и четвёртом этапах говорить, пожалуй, не стоит. Ведь исследователи споткнулись на первых шагах.

При попытке показать медработнику пропасть между нормативными актами и тем, что медработники организовали в реальности, у меня поинтересовались, неужели мне не важно здоровье моего ребёнка.

Важно, дорогие медработники, очень важно, и именно поэтому я настаиваю на отсутствии самодеятельности в профилактических осмотрах.

Пока же вы подрываете доверие как к ответственному медицинскому учреждению, так и к самому мероприятию по раннему выявлению незаконного употребления наркотиков и психотропных веществ».

Мы обратились за разъяснениями в Ржевскую ЦРБ. О том, как проходит тестирование на наркотики и психотропные вещества в школах города, «РН» рассказала врач-нарколог по работе с подростками ГБУЗ «Ржевская ЦРБ» Тамара Мясникова:

— Тестирование проводится в школах не первый год. Помимо этого я систематически хожу по учебным заведениям с тематическими лекциями, ребята знают меня в лицо, не стесняются задавать вопросы.

Прежде чем проводить тестирование, с директором заключается договор, родители подростков от 13 до 15 лет получают бланки добровольного согласия на данное обследование. Проходить его или нет, дети старше 15 лет решают самостоятельно.

Перечень медицинских вмешательств, указанный в согласии, универсальный, отдельного согласия, по которому тестируются на наркотики, нет. Мы проводим тестирование на шесть видов наркотиков: аметамин, марихуана, кокаин, метамфетамин, бензодиазепин, морфин.

— Тамара Викторовна, в согласии не указана организация, которая проводит тестирование, нет исходящих данных ответственного медработника…

— На Ржев и Ржевской район у нас одна ЦРБ. Поэтому подразумевается, что кроме нее никто тестировать детей не будет. Замечание учтем, на бланках поставим печать медицинского учреждения. Но отказываться от обследования только на основании отсутствия наименования организации считаю нецелесообразным.

Тестирование проводим два раза в год, теперь, если и будет, то в конце учебного года, и все 9 месяцев ребенок будет подвергаться риску. Ведь по статистике один наркоман в год вовлекает в этот омут порядка 12 человек. Тестирование проводится, чтобы защитить детей от тех, кто начинает употреблять наркотики.

Некоторые родители не могут понять, что главное для врача — здоровье детей. И сотрудничать должны все звенья: ЦРБ, школа и родитель, тогда будет действенный результат. Бывает, что родители настраивают детей против обследования, тем самым, оказывая своему ребенку медвежью услугу.

Или забывают выказать свое решение.

Если ранее учащийся тестирование не проходил, я рассказываю, в чем оно заключается, как проводится. Дети по группам получают одноразовые баночки и идут в туалет.

Эта процедура не является нарушением закона, прав и свобод человека.

Затем по одному, попарно заходят в медкабинет, я вскрываю упаковку с тест-полоской, отдаю ребенку, он считает нужное время, достает ее, врач оценивает результат. Отработанный материал утилизируется медперсоналом.

Если тест положительный — результат перепроверяем другим типом теста, если положительный повторно — вызываем в поликлинику, еще раз берем анализ и направляем его в Тверь в химико-токсикологическую лабораторию.

Только после областной экспертизы можем уверенно сказать, употребляет ли ребенок наркотики или нет. Такие дети — это уже группа риска.

Даже если подтвердится положительный результат в лаборатории, постановка несовершеннолетнего на наркологический учет добровольная, только по согласию родителей.

Мероприятие в школах заключается только в сборе и тестировании биоматериала, кожные покровы не осматриваются. Все просто, быстро и достоверно.

В больших городах проводится анонимное психологическое анкетирование, причем, тоже по желанию. Результаты обрабатываются, при подозрениях приходят медработники выявить группу риска.

Читают лекции, демонстрируют тематические фильмы, затем — тестивание… У нас тоже проводится анкетирование, но от него все чаще отказываются.

Население либо недопонимает важности и опасности проблемы подростковой наркомании, ее последствий, либо полагает, что их семьи это уж точно не коснется.

Весной прошлого года в школах были положительные реакции тестирования. Если бы при обследовании вообще не выявлялись случаи употребления, мы бы могли сказать, что у нас в ржевских школах проблемы наркомании не существует.

— Обязательное тестирование давало бы более реальную картину…

— Да. Но заставить мы не имеем права. К сожалению, отказываются целыми классами. Но это не означает, что уменьшается число подростков. Из числа розданных согласий положительный ответ на тестирование дают меньше трети родителей и детей.

Пока все тесты отрицательные. Но общую картину в школе это не отражает, и такой показатель защитить ребенка в дальнейшем не сможет. Это может быть лишь дополнительным плюсом в характеристике выпускника, что он регулярно соглашался на тестирования. Либо указать, что отказывались его проходить.

— Тамара Викторовна, какие наркотики употребляют подростки?

— В городе есть спайсы (наркотик, состоящий из смеси трав). Их курение разрушает многие органы, пагубно влияет на психику.

Волнообразно отмечается употребление насвай — табачная пыль с примесью гашеной извести и куриного помета (от насвай формируется табачная зависимость, а в курином помете содержатся вирусы, которые вызывают бесплодие, поражают печень человека, причем, последствия могут быть необратимы уже от однократного применения).

13-15 лет — переходный возраст, и пренебрежительное отношение родителей к своим обязанностям, упование на сознательность подростка сказывается на поведении ребенка. Я рекомендовала и рекомендую родителям, если поведение сына или дочери показалось вам подозрительным, например, после дискотеки, проведите тестирование дома, купите тест в аптеке.

Подготовила Ольга ЖДАНОВА

Источник: http://rzhevnews.ru/?p=19883

Вопрос права
Добавить комментарий