Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

Вс разрешил возмещать клиентам банков ущерб за сбои в работе

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

Клиенты банков могут требовать возмещение морального вреда за ошибки кредитных организаций — Верховный суд РФ вступился за права заемщиков, пострадавших от технических сбоев при оплате долга. Также он ещё раз отметил, что банки не имеют право доводить должников назойливыми звонками.

Высшая инстанция указала судам, что такое поведение является нарушением прав потребителя и, следовательно, они должны удовлетворять требования о компенсации моральных страданий заемщиков.

Более того, если клиенты сами не понимают, что за помехи в работе банков и их навязчивые требования кредиторов можно наказать, то суд может по собственной инициативе взыскать в пользу потребителя ущерб.

Суть спора

До высшей инстанции с жалобой дошёл 71-летний пенсионер из Москвы, который взял кредит на покупку автомобиля в «Сетелем Банке». По условиям договора заёмщик должен был перечислять платежи 17 числа каждого месяца через «Сбербанк», что он исправно и делал.

Однажды очередной транш, внесённый 15 числа, дошёл до «Сетелем банка» только через восемь дней.

Заемщик предоставил в банк справку, что задержка произошла не по его вине, а в связи со сбоем в работе «Сбербанка», при этом последний подтвердил невиновность истца, указав, что тот внёс платёж вовремя.

Несмотря на эти факты «Сетелем банк» повесил на пенсионера обязанность погасить штраф за просрочку в оплате кредита, при этом ответчик неоднократно обращался к заёмщику, а также к членам его семьи с требованием выплатить образовавшийся долг.

Истец ссылался на то, что постоянные телефонные звонки с требованием в грубой форме уплатить несуществующую задолженность причинили ему нравственные страдания и спровоцировали заболевание. В конце концов он отказался оплачивать штрафные санкции и обратился в суд с иском о расторжении договора и взыскании компенсации морального вреда.

Однако Тверской суд Москвы и Мосгорсуд поддержали позицию кредитной организации и иск заемщика отклонили.

В это же время ответчик известил истца о том, что хотя просрочка платежа и имела место, однако банк принял решение об отмене штрафных санкций, при этом кредиторы принесли пенсионеру извинения за неудобства, связанные с осуществлением коммуникаций.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на отсутствие правовых оснований для расторжения уже исполненного кредитного договора, обязательства по которому прекращены.

Также суд посчитал производными требования о взыскании компенсации морального вреда. С этими выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Позиция ВС

Верховный суд счёл позиции московских судов ошибочными. Он сослался на нормы Гражданского кодекса РФ, согласно которым в случаях, когда гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации этого вреда (пункт 1 статьи 151 ГК РФ).

Обязанность возмещать потребителю моральный ущерб, тем, кто его причинил закреплена и в статье 15 Закона от 7 февраля 1992 года No 2300-1 «О защите прав потребителей».

Организация (изготовитель, исполнитель, продавец, импортёр) освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащую реализацию обязательств, только если докажет, что такая ситуация сложилась вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 4 статьи 13).

Кроме того, специальное постановление пленума ВС РФ разъяснило, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце, изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортёре (пункт 28 постановления пленума от 28 июня 2012 года No 17).

ВС в документе подчеркнул, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45).

Как следует из материалов дела, исковые требования о компенсации морального вреда были основаны на неправомерном начислении банком штрафа за несвоевременную оплату пенсионером ежемесячного платежа по договору, тогда как транш на погашение кредита был перечислен кредитной организации своевременно и надлежащим образом.

Истец ссылался также на противоправные и многократные обращения банка к нему и к членам его семьи с требованиями о погашении незаконно начисленного штрафа, в том числе и после предоставления ответчику документов ОАО «Сбербанк России» о своевременном внесении в спорный период очередного платежа по кредитному договору.

Заявитель указал, что эти действия ответчика привели к ухудшению его здоровья, а кроме того, сведения о нём как о неисправном заёмщике были внесены в Бюро кредитных историй.

То обстоятельство, что к моменту рассмотрения спора в суде кредитный договор сторонами исполнен, препятствием для разрешения требований пенсионера, основанных на нарушении прав потребителя, не является, считает ВС РФ.

Высшая инстанция напоминает, что суды должны принимать решения по заявленным истцом требованиям, однако они имеют полное право выходить за их пределы.

Однако московский суд в этом споре фактически не рассмотрел претензии истца о возмещении морального вреда и не определил какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, не вынес эти обстоятельства на обсуждение сторон. При том судья счёл достаточным отказать в исковых требованиях в полном объёме и без изучения всех этих нюансов, удивился ВС.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала, что по этому делу судебные инстанции допустили нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

В связи с чем высшая инстанция отменила решение апелляционной инстанции и направила материалы на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180716/284734915.html

Моральный вред. Когда можно требовать компенсацию?

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

Очень часто, если человек разозлен, обижен, от него можно услышать такие слова: «Да я на тебя подам иск о компенсации морального вреда».

И вот уже может показаться, что если человек переживает, если в интернете о нем распространена какая-то негативная информация, он недоволен покупкой в интернет-магазине, в негодовании, что на него, по его мнению, подали незаконный иск, то это уже основание для того, чтобы требовать компенсации морального вреда.

Давайте же разберемся, когда, испытав негативные эмоции, переживания, можно требовать, чтобы вам компенсировали моральный вред, а когда для этого нет никаких правовых оснований.

Итак, начнем… со значения понятия, конечно же. В отличие от других понятий моральный вред предельно четко определен в законодательстве, в статье 151 Гражданского кодекса:

Правовое регулирование морального вреда

Как мы уже сказали выше, моральный вред определен в ст. 151 Гражданского кодекса, а также в статьях 1099–1101 этого же кодекса. По вопросам, связанным с компенсацией морального вреда, судами принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

В делах, которые связаны с распространением информации, компенсацию за моральный вред можно требовать:

Обратите внимание, что за нарушение исключительного права автора на произведение нельзя требовать компенсации морального вреда.

Что в суде должен доказать истец, чтобы требования о компенсации морального вреда были удовлетворены?

Компенсация морального вреда может быть лишь следствием нарушения неимущественных прав, то есть сам по себе моральный вред не может быть взыскан. Например, в интернете распространили ложные и порочащие сведения.

Человек обращается в суд и вместе с требованием об опровержении требует и компенсацию морального вреда, заявляя, что испытывал нравственные страдания.

Таким образом, судами должна быть в обязательном порядке выявлена причинно-следственная связь между публикацией и нравственными переживаниями человека.

Так по букве закона. А что же на практике?

Есть хорошая новость для истцов: в большинстве случаев суды почти автоматически взыскивают моральный вред, наличие нравственных страданий фактически презюмируется, если истец доказал факт нарушения его неимущественных прав. Поэтому истцы, в отличие от ответчика, находятся в выгодном положении и почти в любом случае могут рассчитывать на какой-то размер компенсации.

Например, есть серия судебных дел, когда гражданин приобретает в магазине продукты на вес (причем сумма покупки от 7 до 50 рублей). А затем обращается в суд с иском: продавец не проинформировал истца о составе продукта, его сроке годности, месте производства и т. п., т. е.

не была предоставлена информация, которая обязательно должна быть в соответствии с законом «О защите прав потребителей». Истец считает, что нарушены его права как потребителя, требует обязать ответчика указывать подобную информацию, а также возместить компенсацию морального вреда (от 2 000 р. до 6 000 р.

— сравните со стоимостью покупки!), возместить расходы на оплату пошлины и юридические услуги по подготовке иска. И от этого конкретного истца к одному конкретному ответчику было несколько дел за год. Конечно, суд признавал вину ответчика (т. к.

нарушение закона имело место), но определял символическую сумму в качестве компенсации морального вреда (100-300 рублей) и частичную компенсацию судебных издержек.

Случаются, правда, и казусы, когда суд взыскивает моральный вред, но его сумма символическая (например, в иске сумма 3 500 000 р., а суд присваивает 25 000 р.). Конечно, истец вправе рассчитывать на более солидную компенсацию морального вреда, если он подтвердил в суде его наличие. И, конечно же, в большинстве случаев, если были физические страдания, то сумма выше.

Как истцы обосновывают наличие морального вреда

Изучая дела, связанные с требованиями компенсации морального вреда, я заметила, что если истцы просто в двух словах обозначают, что вред имел место быть, без предъявления доказательств, то суд определяет символическую сумму или вообще отказывает в удовлетворении этой части иска. Но также в судебных делах мы можем встретить самые разнообразные переживания людей, требующих возместить им моральный вред.

Хочу привести примеры интересных описаний обоснования полученного морального вреда. Сохранены авторские стилистика, орфография и пунктуация.

Но больше всех мне понравились доводы Михаила. Согласитесь, очень хорошо описано.

По закону бремя доказывания наличия морального вреда лежит на истце.

В большинстве случаев хоть какое-то описание, в чем выражался моральный вред, в исках присутствует, обычно история, аналогичная описанной в иске, рассказывается и в суде.

Но помните, что когда вы говорите, что обращались за медицинской помощью, то этот факт необходимо доказать, если вы действительно претендуете на кругленькую сумму.

В редких случаях истцы приводят в суд свидетелей, которые подтверждают, что человек переживал, или предоставляют документы, из которых следует, что он испытывал физические страдания.

Однако в большинстве случаев суды достаточно снисходительно относятся к истцам, считая достаточным их показаний. И чрезвычайно редки решения, в которых бы суды отказали в компенсации морального вреда, ссылаясь, что истец не доказал его наличия.

Например, в случае непредоставления доказательств соответствия действительности оспариваемых фраз. И все же такие решения в судебной практике есть.

В частности, в деле, цитату из которого я привела немного выше (от лица Михаила), суд пришел к выводу, что иск заявлен необоснованно, бездоказательно и полностью не подлежит удовлетворению.

Этот иск был подан по поводу статьи с громким заголовком «Пьяный помощник губернатора устроил ДТП в Петровске», но, объективно изучив текст, суд не нашел ни в заголовке, ни в тексте статьи порочащие или несоответствующие действительности сведения.

Поэтому и в компенсации морального вреда было отказано.

Другой пример.

В Брянске рассматривалось гражданское дело. Информационное агентство опубликовало на своем сайте фотографии без указания авторства истца и без получения согласия на их распространение. Помимо опубликования решения суда и компенсации убытков, связанных с подготовкой иска, истец требовал компенсацию морального вреда.

Рассматривая требования о взыскании компенсации морального вреда, суд пришел к следующему выводу. Далее процитирую:

В Пермском краевом суде в начале прошлого года рассматривалось гражданское дело, в котором в частности истцы обвиняли СМИ в нарушении закона о персональных данных (в статье были опубликованы их Ф.И.О., место жительства, место работы, сведения о собственности). Истцы ссылались и на глубокие моральные страдания. Но решение суда таково:

Сколько взыскивают суды в качестве компенсации морального вреда?

Вопрос не праздный как для истцов, так и для ответчиков. Первые часто идут в суд, рассчитывая на получение солидной денежной суммы.

И поэтому, часто решая с клиентами вопрос, подавать ли иск, приходится слышать вопрос: «А на сколько я могу рассчитывать?» Ответчики же боятся, что взысканная судом сумма будет настолько большой, что приведет к значительным финансовым трудностям.

Не могу обнадежить ни тех, ни других. Верхнего предела, как, впрочем, и нижнего, в законодательстве нет.

Есть многочисленные примеры миллионных исков, однако решений, в которых за незаконное распространение информации суды взыскивали в качестве морального вреда больше миллиона, не так и много, в большинстве случаев моральный вред судами значительно уменьшается. Чаще всего моральный вред по подобным делам исчисляется десятками тысяч, гораздо реже — сотнями.

В законодательстве — Постановление Пленума Верховного Суда, практика Европейского Суда по правам человека — есть критерии, которые влияют на размер морального вреда, однако многие из них очень оценочные.

Соответственно, как конкретный судья решит никто не сможет сказать: например, повысит сумму за причиненный моральный вред, если порочащие сведения распространены на сайте с  посещаемостью 100 000 человек в сутки, или уменьшит сумму, если на сайт не заходят и десяти посетителей в месяц.

Моральный вред юридическим лицам

Лет 10-15 назад моральный вред мог быть спокойно взыскан в пользу юридического лица. Хотя всегда медиаюристы и многие ученые-правоведы говорили, что это невозможно. Переломным моментом стало возникновение в судебной практике арбитражных судов концепции «репутационного вреда».

Обратите внимание, что до настоящего времени в законодательстве «репутационный вред» так и не предусмотрен, его легальное определение отсутствует.

С этого момента юрлица все чаще и чаще стали требовать не компенсации морального вреда, а «репутационного», хотя суть во многом осталась та же.

Окончательную точку в споре, можно или нельзя взыскать компенсацию за моральный вред в пользу юридического лица, поставил законодатель, внеся в статью 152 Гражданского кодекса изменения.

Но в 2003 г. опубликовано Определение Конституционного суда РФ, в котором говорится:

В февральском обзоре судебной практики отмечено следующее в отношении морального вреда, причиненного юридическим лицам:

Моральный вред по искам в интересах умерших

При нарушении права на изображение умершего или его частной жизни в Гражданском кодексе нет такой оговорки, соответственно, в этих случаях моральный вред в пользу умерших не может быть взыскан.

Однако остается открытым вопрос, возможно ли в случае подачи подобного искового заявления требовать о компенсации морального вреда. Мое личное мнение, что моральный вред по искам в защиту прав умерших не может быть взыскан.

Поясню, почему я так считаю.

Когда ущемляется чья-либо репутация, страдает человек, то есть действие является прямым и относится непосредственно к личности. И стоит различать меру возмещения ущерба живому человеку и родственникам скончавшегося.

Моральный вред является следствием незаконных поступков, которые воздействуют на неимущественные блага человека. Этот гражданин самостоятельно требует возмещения благ, испытывая нравственные и моральные страдания.

Но когда человек, подвергшийся нанесению морального вреда, умер, нравственные страдания, выходит, он сам испытывать не может, — страдают и переживают третьи лица, заинтересованные в получении компенсации, при этом не обладая правами на честь и достоинство.

Если публикация была обнародована после смерти человека, соответственно, он не мог переживать нравственных и физических страданий в связи с появлением порочащих данных. Выводом из этого заключения является то, что компенсация морального вреда в этом случае не предусматривается.

Стоит отметить, что вследствие нанесения морального вреда страдает честь и достоинство человека, а компенсация этого вреда рассчитана хотя бы на частичное восполнение нравственного состояния ущемленной чести человека, а вовсе не наказание человека или организации, распространившей порочащие сведения.

Когда же мы говорим об умершем человеке, понятие возмещения морального вреда теряет свой смысл. Поэтому если родственники умершего требуют защиты чести и достоинства умершего человека, возможен лишь такой способ, как опровержение недостоверных данных или размещение в СМИ решения суда по данному инциденту.

Источник: http://lawinweb.ru/moralnyj-vred-kogda-mozhno-trebovat-kompensaciyu/

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

Источник: http://www.garant.ru/article/864733/

Минюст предложил ввести тарифы для компенсаций морального вреда

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

Ассоциация юристов России начала сбор предложений, как прописать критерии для определения размера компенсаций морального вреда.

Ежегодно суды взыскивают миллиарды рублей в качестве компенсаций морального вреда. Однако, как полагают многие эксперты, человеческая жизнь и наши страдания явно недооценены. Более того, на практике получается широкий разброс цен: в аналогичной беде люди могут получить компенсации, отличающиеся в десятки раз. Где-то много, где-то почти ничего.

Министр юстиции России Александр Коновалов предложил подумать над установлением единых критериев при определении компенсаций, в том числе, возможно, прописать минимальные тарифы компенсации морального вреда.

Вопросы компенсации морального ущерба эксперты “РГ” разбирают в рубрике “Юрконсультация”

“Действительно, вызывает недоумение, если не ужас, колоссальный разброс в размерах назначаемых возмещений морального вреда по более или менее одинаковым случаям в судебной практике, – отметил Александр Коновалов, выступая в Совете Федерации. – На мой взгляд, подход судов должен быть более консолидированным, единообразным. Здесь можно найти разумное, корректное решение, которое позволит свести практику к единому знаменателю. Мы считаем, что минимальный размер морального вреда, возможно, стоит установить”.

Минюст поддержал “гонорары успеха” для адвокатов

Свежие примеры: в Саратове водитель некоей фирмы насмерть сбил на пешеходном переходе 55-летнего мужчину. Жена погибшего подала в суд на компанию, обязанную отвечать за сотрудника, и получила 150 тысяч рублей моральной компенсации.

В Тольятти примерно в это же время пожилой водитель также сбил на переходе двух 20-летних парней, один погиб, другой получил серьезные травмы. Суд обязал виновника заплатить родителям погибшего миллион рублей.

Наверное, резонно поинтересоваться, почему такая разница?

Сегодня четких ориентиров нет. Каждый раз судьи решают этот вопрос отдельно, исходя из собственных представлений о цене слез. Моральный вред за гибель близкого человека могут оценить и в 5 тысяч рублей.

Это – официально зафиксированный минимум из судебной практики.

“Вопрос назрел давно: сегодня судьи при определении размера компенсации учитывают степень вины нарушителя и другие обстоятельства, – рассказал “РГ” председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

– В результате суммы компенсаций морального вреда за гибель близкого человека колеблются от нескольких тысяч до 15 миллионов рублей. Причем верхняя планка – единичный случай.

Зачастую назначается менее 2-х миллионов рублей”.

По его мнению, необходимо не только установить минимальный размер, но и разработать некие критерии, на которые могли бы ориентироваться суды для расчета суммы возмещения морального вреда.

“Вряд ли стоит устанавливать твердые тарифы для разных случаев, так как у судей все же должна быть возможность учитывать особенности конкретной ситуации, – говорит Владимир Груздев.

– Скорее всего, могут быть какие-то ориентировочные показатели, примерная шкала. В какой форме должны быть приняты такие критерии, также вопрос обсуждаемый.

Ассоциация юристов России намерена провести экспертное обсуждение проблемы и подготовить предложения для законодателей”.

Как утверждает адвокат Ирина Фаст, сегодня реальные размеры компенсаций морального вреда в случае смерти в 51 раз ниже научно требуемых.

Ежегодно суды рассматривают примерно 16 тысяч дел о компенсации вреда жизни и здоровью, взыскивая в общей сложности свыше 2,5 миллиардов рублей

“Необходимо отметить, что по некоторым категориям дел компенсация морального вреда – единственная выплата, на которую может рассчитывать потерпевший или родственник погибшего. Например, трудоспособная супруга в связи с гибелью ее супруга, родители в связи с гибелью ребенка, брат в связи с гибелью сестры и т.д., – говорит Ирина Фаст.

– При определении размера компенсации морального вреда суды руководствуются, как это определено ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, требованиями “разумности и справедливости”.

Такое законодательное регулирование не позволяет в должной мере обеспечить принципы равенства, разумности и справедливости и вызывает серьезные проблемы в правоприменительной практике”.

По ее словам, правовые традиции складываются таким образом, что максимальные размеры компенсаций присуждаются потерпевшим от преступлений. При этом наличие статуса “жертвы преступления” не гарантирует достойного размера компенсации морального вреда.

На размер компенсаций влияет, например, как вел себя потерпевший. Одно дело, если человек мирно шел по улице и на него напали грабители. Другое, когда выпивал вместе с будущим преступником и даже затеял ссору.

Если пешеходы пострадают от авто, в разных регионах будут разные компенсации. Денис Кожевников/ ТАСС

“Поведение самого потерпевшего, как показывает исследование, также имеет значение при определении размера компенсаций, – говорит Ирина Фаст.

– Согласно российскому законодательству отказ в возмещении вреда по некоторым категориям дел недопустим, а значит, даже если пострадавший “сам виноват”, он имеет право на получение компенсации.

Более снисходительно суды относятся к пострадавшим при отсутствии их вины в возникновении вреда, тем не менее размер присужденных компенсаций различается несущественно – среднее значение в пределах 20 процентов”.

Некоторое время назад Финансовым университетом при правительстве РФ были проведены расчеты юридической стоимости человеческой жизни.

“При проведении расчетов использован комплексный подход, учитывающий макроэкономические расчеты, данные по доходу населения, продолжительности жизни, данные социологических исследований, – рассказывает Ирина Фаст. – Средняя “стоимость” человеческой жизни в 2017 г. (справедливого возмещения в связи с гибелью человека) составила 5,7 миллиона рублей. Средняя “стоимость” инвалидности составила 4,8 миллиона рублей”.

То есть это те суммы, которые с научной точки зрения могли бы стать обоснованными компенсациями, и они в десятки раз выше тех, что реально назначаются сегодня.

Вариантов решения проблемы может быть несколько. Например, дать право правительству устанавливать правила расчета таких компенсаций, предусмотрев, что минимальный размер компенсаций не может быть, скажем, менее 20-кратной величины прожиточного минимума.

Или какие-то рекомендации для судей могут быть приняты пленумом Верховного суда России.

Источник: https://rg.ru/2019/02/25/miniust-predlozhil-vvesti-tarify-dlia-kompensacij-moralnogo-vreda.html

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Вс рф уточнил, когда есть основания требовать компенсацию морального вреда за назойливые звонки и смс

Можно ли требовать от банка компенсацию какого либо вреда?

С. стали приходить телефонные звонки и СМС-сообщения от общества “К”, в которых в грубой форме от него требовали погасить задолженность по кредиту, полученному в банке “А”. Причем звонки поступали С. как в рабочее, так и в личное время, а СМС-сообщения приходили в любое время суток и содержали угрозы.

Вместе с тем в договорных отношениях ни с банком “А”, ни с обществом “К” С. не состоял, ни заемщиком, ни поручителем по кредитам не являлся. Поэтому он счел подобные действия незаконными, посягающими на его права и причиняющими моральный вред.

В результате гражданин обратился в суд с иском к обществу “К” о признании действий по обработке его персональных данных незаконными, возложении на компанию обязанности исключить его персональные данные и прекратить их обработку, письменно уведомив его об этом, а также о взыскании компенсации морального вреда.

Но суд в иске отказал (решение Мещанского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2016 г. по делу № 02-17083/2016).

Общество, пояснил суд, действовало в рамках заключенного с банком “А” договора возмездного оказания услуг, в соответствии с которым обязалось оказывать услуги по проведению мероприятий, направленных на побуждение заемщиков к исполнению обязательств по кредитным договорам. Кроме того, персональные данные С.

ответчик уничтожил, о чем свидетельствует соответствующий акт от 15 ноября 2016 года. При этом действующее законодательство не устанавливает обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных, направлять уведомление об их исключении.

Факт злоупотребления обществом “К” правом при телефонном взаимодействии с истцом, а также совершения им действий, направленных на причинение С. вреда, нравственных либо физических страданий суд счел недоказанным.

Если оператор поручает обработку персональных данных другому лицу, ответственность перед субъектом персональных данных за действия указанного лица несет именно оператор, пояснил суд (п. 5 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ “О персональных данных”).

Истец обжаловал это решение, однако апелляция с выводами районного суда согласилась и оставила решение без изменения (апелляционное определение Московского городского суда от 10 мая 2017 г. по делу № 33-17417/2017).

С. решил направить кассационную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации. В ней он просил отменить судебные акты нижестоящих судов.

Рассмотрев эту жалобу, Суд напомнил, что достоинство личности и неприкосновенность частной жизни относятся к основным правам человека (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ).

Они считаются нематериальными благами, нарушение которых действиями, причиняющими физические или нравственные страдания, является основанием для компенсации морального вреда (ст. 150-151 Гражданского кодекса).

При этом следует иметь в виду, подчеркнул ВС РФ, что личная (частная) жизнь является широким понятием, которому невозможно дать исчерпывающее определение, охватывающим, в частности, право на личную автономию (п. 27 постановления ЕСПЧ от 7 мая 2009 г. по жалобе № 3451/05). Каждый имеет право на частную жизнь, свободную от нежелательного внимания (п. 70 постановления ЕСПЧ от 5 сентября 2017 г. по жалобе № 61496/08).

Тем самым, сделал вывод Суд, избыточные и необоснованные звонки, а также направление СМС-сообщений на телефонный номер гражданина с требованием возвратить несуществующие долги посягают на достоинство человека и являются вмешательством в его частную жизнь.

По общему правилу, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Причинение вреда вследствие ошибки либо по поручению другого лица само по себе не освобождает причинителя вреда от ответственности.

Тем не менее суды нижестоящих инстанций, несмотря на установленный факт телефонных звонков и СМС в адрес истца, в иске о компенсации морального вреда отказали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что требование С. о компенсации морального вреда обосновано в большей степени не нарушением правил сбора и обработки его персональных данных, а нарушением неприкосновенности его частной жизни посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков и СМС-сообщений.

Какого-либо запрета на предъявление в данном случае требований непосредственно к причинителю вреда в законе нет. Более того, С.

утверждал, что не являлся субъектом, персональные данные которого обрабатывались банком “А”, а общество “К” не представило сведений о том, что банк поручил ему обработку персональных данных С.

Одновременно с этим ВС РФ отметил, что истец неоднократно заявлял ходатайства об оказании ему содействия в собирании доказательств: об истребовании у оператора связи распечатки текстов и детализации звонков, поступивших на его телефон от общества “К”.

Однако суд в выдаче запроса отказал, отказав при этом и в иске по мотиву недоказанности нарушения ответчиком прав истца. Именно выяснение указанных выше обстоятельств, отметил Суд, имеет существенное значение для правильного разрешения возникшего спора.

С учетом этого ВС РФ отменил обжалуемые акты, направив дело на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 февраля 2018 г. № 5-КГ17-256).

***

Претендовать на возмещение морального вреда за назойливые звонки и СМС-сообщения можно и тогда, когда сообщения носят рекламный характер (определение Санкт-Петербургского городского суда от 16 июля 2012 г.

№ 33-9187, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 2 апреля 2015 г. по делу № 33-2034/2015, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 декабря 2015 г. по делу № 33-10601/2015).

При этом не имеет значения, каким образом реклама была доведена до сведения гражданина: посредством телефонного звонка, СМС-сообщения или по электронной почте.

Однако стоит отметить, что далеко не всегда в подобных случаях у истца есть право на компенсацию. Так, П. обратился в антимонопольный орган, указав, что 6 марта 2014 года на его мобильный номер от общества “Л” поступило СМС-сообщение рекламного характера.

При этом он ссылался на то, что своего согласия на получение рекламной информации не давал. Управление ФАС по Чеченской Республике признало такую рекламу нарушающей требования закона и привлекло общество к административной ответственности в виде штрафа в размере 500 тыс. руб. (ч. 1 ст. 14.3 КоАП).

В свою очередь, общество “Л” подало в арбитражный суд заявление о признании постановления антимонопольного органа незаконным. Суд первой инстанции в иске отказал (решение арбитражного суда Чеченской Республики от 24 ноября 2014 г. по делу № А77-1340/2014).

А вот апелляция и кассация встали на сторону общества (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2015 г. № 16АП-5043/14, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2015 г. № Ф08-3939/15).

Управление ФАС по Чеченской Республике обжаловало эти судебные акты в ВС РФ, но тот также не нашел оснований для их пересмотра, пояснив при этом следующее.

Распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы (ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”). П.

ранее указал номер своего мобильного телефона при присоединении к программе ответчика “М”, поэтому суды решили, что он выразил свое согласие на получение СМС-сообщений, в том числе рекламного содержания.

Тем самым СМС-рассылку ВС РФ счел законной, а привлечение общества к административной ответственности – необоснованным (постановление ВС РФ от 16 октября 2015 г. № 308-АД15-12518).

Источник: http://www.garant.ru/news/1198714/

Вопрос права
Добавить комментарий