Каким образом можно получить оценку юридической работы?

Отзывы коллег и клиентов как критерий оценки эффективности работы юриста

Каким образом можно получить оценку юридической работы?

Справка о предприятии

СООО «Белинте-Роба» — компания, входящая в группу полностью интегрированных компаний «Дана Холдингс» в сфере инвестиций и строительства недвижимости.

Холдинг осуществляет инвестирование, строительство и эксплуатацию жилых, промышленных, торговых и многофункциональных объектов, а также государственно-частное партнерство в странах с развивающимися рынками.

Текущими проектами холдинга в Республике Беларусь являются многофункциональный комплекс «Минск Мир» с площадью застройки 2 147 000 м2, жилой комплекс «Вивальди» с площадью застройки 135 000 м2, многофункциональный комплекс «Маяк Минска» с общей площадью 674 600 м2 и жилой комплекс «Vogue» с площадью 311 600 м2.

— Рады приветствовать Вас на страницах журнала «Юрист». Расскажите о том, как создавался Ваш департамент, сколько времени на это ушло и с какими трудностями Вы столкнулись.

— Когда я пришел в компанию из международной юридической фирмы, мне досталось в буквальном смысле огромное поле возможностей для самореализации — выполнение всей юридической работы по холдингу. На формирование департамента ушел приблизительно год.

Основные трудности — широкий спектр деятельности холдинга, стремление собственников бизнеса нанимать только юристов-профессионалов, несмотря на наличие большого количества рутинных задач, постоянно растущий объем работы, поиск баланса между повседневными и уникальными задачами, перераспределение работы между юристами, разделение работы с другими службами холдинга и поиск перспективных сотрудников.

— С какими проблемами в деятельности юристов, возникшими в последнее время, Вы знакомы? Как можете прокомментировать роль качественной юридической работы в преодолении этих проблем?

— Безусловно, самой важной проблемой является роль юриста и требования к нему. Эта проблема нашла свое отражение в серии статей журнала «Юрист» о портрете профессионального юриста*.

На мой взгляд, проблема вытекает из изменения состояния экономики Республики Беларусь, которую можно четко разделить на государственный сектор (70 % экономики), сектор отечественного малого и среднего бизнеса, отечественного частного большого бизнеса и сектор иностранного бизнеса.

В этих секторах можно выделить свои подгруппы — телекоммуникации, IT-бизнес, фармацевтический бизнес, банковский бизнес, сектор консалтинговых услуг и т.д. Каждый из этих секторов предъявляет свои специфические требования к юристам.

Юридическое образование в Республике Беларусь является энциклопедическим и не преследует цель подготовки специалистов под запросы конкретного сектора экономики или подгруппы бизнеса. По этой причине стартовые позиции всех начинающих юристов в Беларуси, включая их зарплату, практически одинаковы.

В то же время те, кто решается получить зарубежное высококлассное образование, по возвращении в Республику Беларусь сталкиваются с тем, что им не готовы платить больше, чем специалистам с белорусским образованием.

Требования к бизнес-юристам, озвученные в статье Сергея Дивина, — это те качества юристов, которые требуются внутренними правилами любых международных юридических фирм, а также международными компаниями, то есть сектором иностранного бизнеса.

Этим же правилам учат на любом курсе юридической практики стран Европы и Северной Америки.

Сам факт появления статьи Сергея Дивина — хорошее доказательство того, что экономика и определенный сектор бизнеса в Республике Беларусь начинают изменяться, отходят от советской модели понимания роли юриста к международной практике.

Это перемена к лучшему, но, с другой стороны, показательно, что иностранный сектор, компании, которые заявляют такие требования к юристам (юрфирмы, IT-бизнес), не всегда готовы платить адекватное образованию вознаграждение тем юристам и юрфирмам, которые не только отвечают этим требованиям, но и вложили немалые средства и время, чтобы получить соответствующее данным требованиям образование.

Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, когда юристу экономически невыгодно получать престижное зарубежное образование, поскольку это связано с большими экономическими и временными затратами, которые с большой долей вероятности не окупятся, так как большинство нанимателей в Беларуси такие требования к юристам не предъявляют. Мне сложно представить себе белорусского индивидуального предпринимателя или представителя среднего бизнеса, который сможет адекватно осознать и понять ценность юриста, получившего юридическое образование в США, составившего внешнеэкономический контракт на английском языке с применимым правом США и демонстрирующего ему презентацию, объясняющую этот контракт. Для такого предпринимателя данный контракт будет точно таким же, как и типовой контракт, взятый из информационной базы или из Интернета.

Юридические фирмы также не ищут узкоспециализированных юристов по авиационному праву и не имеют узкоспециализированных практик, как в международных юридических фирмах уровня Clifford Chance, Hogan Lovells, White&Case. Такая специфика юридической отрасли Беларуси — универсальность юридического образования и универсальность юрфирм — провоцирует конкуренцию между in-house юристами и юрфирмами, которой не существует за рубежом.

Значительное влияние на уровень юристов и уровень требований к ним оказывает государственный сектор, в котором занято большинство белорусских юристов.

— Как Вы оцениваете эффективность работы юристов?

— Я не являюсь сторонником метода управления по целям Питера Друкера. Право, как писал Цельс, есть искусство добра и справедливости. А добро и справедливость понимаются каждым человеком по-разному. Юриспруденция в силу своей субъективности и нематериальности результатов, равно как и труд актера, писателя, политика, не поддается оценке ключевыми показателями эффективности.

Оценке поддаются определенные аспекты работы юриста — количество выигранных/проигранных исков, проверенных/составленных договоров, удовлетворенность клиентов/заказчиков решением юридической проблемы, время, потраченное на решение задачи, репутация юриста среди коллег.

Однако в совокупности эти показатели не дают надлежащей оценки, которая была бы действительно точной и приближенной к объективной реальности.

Невозможно оценить ключевыми показателями такие качества, как объем знаний, аналитические и исследовательские способности, постоянное самообучение, настойчивость, решительность, собранность, умение слушать, умение говорить и умение писать.

Мне представляется более адекватным критерием положительная оценка как со стороны коллег, так и со стороны бизнесменов и чиновников — заказчиков и клиентов. Этот критерий, известный в маркетинге юридических услуг как «сарафанное радио», является главным.

— Для чего белорусскому юристу необходимо изучать опыт коллег за пределами Республики Беларусь? Каким образом юристы Вашей юридической службы получают такие знания?

— В любой сфере деятельности и занятости человек, который не изучает зарубежный опыт и не владеет иностранным языком, — это человек, который отказывается от использования своих ног или рук. Изучение зарубежного опыта — это неотъемлемая часть аналитических и исследовательских способностей.

Данные знания в первую очередь должны приобретаться индивидуально, поскольку только такое получение знаний сохраняет их в памяти надолго.

Знания мы получаем также от наших зарубежных контрагентов — международных дизайнерских, архитекторских бюро, иностранных строительных компаний, международных юридических фирм. Это также и непосредственно приобретение и изучение иностранной литературы, посещение международных конференций, обучение за рубежом.

Безусловно, как приобретение иностранной юридической литературы, так и обучение за рубежом — весьма расходное мероприятие с большим риском неокупаемости в случае ошибки, о чем было сказано выше.

— Деятельность Вашей компании очень разнообразна, а что бы Вы могли отнести к своим профессиональным достижениям за последние годы?

— Один из наиболее интересных лично для меня проектов — проект торгового центра Dana Mall. Для реализации этого проекта компания привлекла иностранных консультантов, которые имеют опыт открытия торговых центров в Европе и ОАЭ.

Была проделана большая юридическая работа по адаптации стандартных договоров аренды в торговых центрах к белорусскому законодательству.

Было очень интересно изучить этот сектор экономики, познакомиться с крупными игроками данного рынка, изучить его зарубежный опыт и попытаться применить этот опыт на территории Республики Беларусь.

Одновременно в ходе реализации данного проекта происходили большие изменения на этом рынке в Беларуси — падение ставки арендной платы, повышенные требования арендаторов, переход с фиксированной ставки арендной платы на переменную. Все это требовало поиска неординарных юридических решений и отражения их в договорах аренды.

— Изменились ли, с Вашей точки зрения, задачи Вашего департамента за последние два-три года?

— С точки зрения общих задач юридического департамента никаких изменений не произошло. Изменилась среда деятельности — экономика Республики Беларусь и содержание задач. Но это естественный процесс.

— А в каком направлении будет меняться работа штатных юристов в будущем? Могут ли появиться какие-то новые сферы деятельности?

— Процесс, который я наблюдаю постоянно, — это неоднократные попытки внедрения зарубежных практик, причем во всех сферах экономики, и не только штатных юристов. Если в 2008 г.

, когда я стал исполнять функции комплайенс в компании «Байер», функция риск-менеджмента внутри компании была в новинку, то сейчас уже достаточно много компаний эксплуатирует эту функцию через юристов в разной степени.

Таким же примером является бурное развитие и спад коллекторской деятельности, рост и спад интереса к инвестиционному праву, трансфертному ценообразованию и т.д.

В настоящее время для in-house юристов, на мой взгляд, более актуальна автоматизация рутинной юридической работы с помощью программного обеспечения. Это позволяет освободить больше времени для решения нестандартных задач и саморазвития.

Общей тенденцией по мере развития экономики должно стать углубление специализации юристов по отраслям экономики и, как следствие, устранение конфликта между in-house юристами и внешними консультантами.

— Вмешивается ли менеджмент компании в вопросы привлечения внешних консультантов или юридическое управление самостоятельно принимает решение о таком привлечении?

— Юридические фирмы в нашем холдинге привлекаются исключительно менеджментом компании, в основном для независимой оценки проделанной юридическим департаментом работы, реже — вследствие загруженности юристов. Вместе с тем, безусловно, мнение внутренней юридической службы о внешних консультантах учитывается и при выборе консультантов, и при оценке их работы.

— Юридический департамент —  структура устойчивая или пребывающая в динамике, продолжающая развиваться, меняться? По какому принципу основной функционал разделен между юристами в департаменте?

— Юридический департамент каждой компании — «вещь индивидуального изготовления», складывающаяся не только под влиянием личности юристов, методик менеджмента, но и под влиянием особенностей отрасли экономики, в которой работает компания, влиянием собственников компании, взаимодействия с другими департаментами.

Эти факторы обусловливают постоянную динамику нашего юридического департамента. Отдельные проекты, реализуемые внутри холдинга, не похожи друг на друга и не могут быть реализованы с использованием одной и той же структуры и методик управления.

Проект торгового центра требует создания отдельной проектной команды, состоящей из разных специалистов, и отдельного распределения обязанностей между этими специалистами.

Кроме того, все коллеги не желают специализироваться в узком круге задач.

— Ну и напоследок расскажите, как Вы оцениваете проводимый журналом «Юрист» конкурс «Лучшие юридические департаменты Беларуси».

— Данный конкурс в Беларуси — отличная идея журнала «Юрист», позволившая создать площадку для знакомства, общения и обмена опытом между юристами. Если бы его не было — его стоило бы придумать. Я также очень поддерживаю идею создания ассоциации (союза) in-house юристов, предложенную Еленой Фадеевой.

Источник: https://jurist.by/statia/otzyvy-kolleg-i-klientov-kak-kriterij-ocenki-effektivnosti-raboty-yurista

Три способа организовать юридическое сопровождение бизнеса

Каким образом можно получить оценку юридической работы?

Дмитрий Малютин,

Екатерина Лакатош, ведущий юрисконсульт КСК групп

Финансово-хозяйственная деятельность любого предприятия, независимо от форм собственности и сферы деятельности регламентируется огромным количеством законодательных и нормативных актов, нарушение и несоблюдение которых влечет за собой не только штрафные санкции со стороны налоговых и государственных органов, но и административную или уголовную ответственность.

Очень часто фирмы предпочитают обходиться без юридического сопровождения, считая, что решать проблемы нужно по мере их поступления. Это ошибочная точка зрения.

Как правило, они обращаются за правовой помощью в крайней стадии развития ситуации, когда правовой вопрос уже превратился в трудно решаемую проблему – в практически проигранный спор в суде или в возбужденное правоохранительными органами уголовное дело.

На этом этапе для того, чтобы разрешить спор с контрагентами по договору или проблему с недобросовестными конкурентами, доказать органам следствия свою невиновность, а налоговым органам свою добросовестность в ход приходится пускать все имеющиеся средства и ресурсы. Это сложная задача, потери в которой порой бывают очень велики.

В этой статье мы подробно рассмотрим вопрос о том, как наилучшим образом организовать юридическое сопровождение. Возможны три варианта организации процесса:

  1. Компания может нанять корпоративного юриста, поручив ему всю имеющуюся юридическую работу.
  2. Заключить договор на юридическое обслуживание и передать все правовые вопросы в ведение компании на аутсорсинге.
  3. В организации может работать корпоративный юрист, при необходимости привлекая к решению вопросов внешнего консультанта.

Конечно, штатный юрист (или юридический отдел), лучше, чем кто бы то ни было, знаком со спецификой бизнеса – с партнерами, сотрудниками, документооборотом, особенностями принятия решений первыми лицами. Он проверен на лояльность и умение хранить конфиденциальные сведения, он не раз доказывал свою незаменимость в критических ситуациях.

Штатный юрист должен уметь все, ему за это платят зарплату. Кроме того, он всегда под рукой, его можно в любую минуту вызвать в кабинет для решения актуального вопроса.

Корпоративный юрисконсульт лучше всего разбирается в тонкостях и деталях крупных проектов корпорации, хорошо понимает стиль корпоративных взаимоотношений с контрагентами, знает полную структуру бизнеса и лиц, ответственных за хранение документов и способных оперативно представить нужную информацию.

Именно штатный юрист способен настаивать на принятии определенных решений или получении соответствующих сведений. И конечно, информированность штатного юриста о конкретном эпизоде жизни предприятия всегда в разы выше, чем у привлеченного со стороны специалиста.

Однако юридическое сопровождение бизнеса штатным юристом имеет и свои недостатки.

В основном юрист занимается текущей работой и решает огромное количество мелких ежедневных задач, крупный проект или сложное юридическое разбирательство, требующие огромного количества времени и усилий могут запросто нарушить юридический конвейер: процесс согласования договоров, подготовки претензий, приказов и так далее.

Штатный юрисконсульт все делает сам и тратит время на очереди, почту, копирование документов и распечатку стенограмм судебных заседаний. Штатный юрисконсульт несет только дисциплинарную и в некоторых случаях моральную ответственность за проигранные дела в суде и иные отрицательные результаты своей работы.

Сейчас все больше компаний перепоручают обслуживание бизнеса внешним организациям. В IT-сфере, транспортировке, аудите данный подход оказывается предпочтительнее, ведь «рядовой труженик» сосредоточен на процессе, тогда как внешний поставщик услуг ориентирован на результат. Можно ли вынести на аутсорсинг такую важную часть бизнеса, как юридическое сопровождение?

Сегодняшние экономические реалии и достижения современных технологий позволяют собственникам бизнеса и руководителям организаций привлекать высококвалифицированных профессионалов и экспертов, не прибегая к значительным финансовым затратам. Зарубежные компании давно и успешно используют аутсорсинг, тем самым они существенно сокращают свои расходы, используя при этом знания, опыт и труд высококвалифицированных специалистов.

Поэтому нередки случаи, когда привлеченным организациям передают на откуп часть регулярно возникающих юридических вопросов. Чаще всего это дела, связанные с возвратом долгов.

Выгода для предприятий, имеющих большую дебиторскую задолженность, очевидна и опять же связана с экономией времени.

Наличие двух десятков судебных процессов может лишить одного или даже двух штатных юрисконсультов мобильности и возможности выполнять свои непосредственные задачи.

К достоинствам внешних специалистов можно отнести более высокую профессиональную подготовку в решении таких задач, которые в работе штатного юриста не возникали. Юристы консалтинговых фирм имеют более узкую специализацию, а соответственно, более обширный опыт и глубокие знания в вопросе.

Юристы консалтинговых фирм, как правило, имеют отработанные методики и технологии совершения юридических действий – будь то регистрация фирм, разрешение спора в суде или подготовка юридического заключения. В штате консалтинговых фирм состоят специалисты различных направлений, что способствует комплексному подходу к решению вопроса.

Консалтинговые фирмы несут материальную ответственность за результат поручения и заинтересованы в конечном результате, поскольку положительный результат, как правило, приносит «гонорар успеха». Ненадлежащее исполнение своих обязанностей может повлечь требование о возврате аванса и возмещении убытков.

В случае победы в судебном споре расходы на юридическую фирму можно возложить на другую сторону по спору.

Основные недостатки привлеченных специалистов обратны достоинствам штатного юриста. Менее глубокое знание специфики и структуры предприятия, территориальная удаленность, дополнительные экономические затраты нельзя сбрасывать со счетов.

Принимая решение о привлечении сторонних юристов, руководитель должен трезво оценить возможности юристов предприятия решить поставленные перед ними задачи, соотнести время и необходимые ресурсы, которые будут затрачены предприятием для достижения цели. Экономия на профессионалах часто приводит к несоизмеримым затратам и, к сожалению, к невосполнимым убыткам.

За счет чего достигается снижение затрат при привлечении сторонних специалистов? Организации не приходится тратить деньги и время на подбор, адаптацию, обучение, мотивацию, удержание персонала и его информационную поддержку, кроме того, компания не несет расходов на создание и содержание рабочих мест.

Кроме того, такая форма привлечения персонала позволяет не платить страховые взносы с фонда заработной платы работника.

При этом затраты на абонентское юридическое обслуживание (юридический аутсорсинг) включаются в состав расходов при определении налогооблагаемой базы, что приносит дополнительную экономию для вашего бизнеса.

Кроме того, компания-аутсорсер оказывает юридические услуги непрерывно. Поскольку ответственность за оказание юридически услуг несет фирма, а не конкретный юрист, то заказчику можно не бояться, что юрист заболеет в самый не подходящий момент, не уйдет в отпуск или не уволится.

Приведем еще несколько аргументов в пользу привлечения юридической компании. Единственный юрист на предприятии не может быть осведомлен обо всех вопросах, возникающих в процессе хозяйственной деятельности.

Следовательно, на решение внутрикорпоративного вопроса у него будет уходить гораздо большее количество времени, а качество решения проблемы, скорее всего, будет желать лучшего.

Поэтому несложно ответить на вопрос о том, кому выгоднее поручить проект по разработке юридической структуры холдинга группы компаний, юридической фирме, которая уже реализовала сотни таких проектов или штатному юристу, который вполне справляется с текущей работой, но не знает, как подступиться к серьезной системной задаче. Кому лучше поручить судебную тяжбу с налоговым органом? Юридической фирме, у которой в штате есть налоговые юристы, специализирующиеся на таких спорах или штатному юристу, который столкнулся с налоговыми вопросами в первый раз? Ответы очевидны.

В юридических компаниях работают эксперты разной правовой направленности, специализирующиеся на различных отраслях права и благодаря специфике своей работы, имеющие большой опыт, как судебной практики, так и в решении ежедневных хозяйственных вопросов. При этом на вашу организацию будет работать не один юрист, а целая команда.

По статистике, 30-50% рабочего времени работник (штатный юрист) тратит впустую. На решение нестандартных задач штатный юрист, по сравнению со специализированным юристом, тратит в 3-6 раз больше времени. При абонентском обслуживании юридической компанией оплачиваются только часы продуктивной работы юристов, специализирующихся на вашей проблеме.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что абонентское обслуживание более выгодно в экономическом и профессиональном плане, особенно для представителей малого и среднего бизнеса.

Вот основной набор функций и задач, которые, как правило, отдаются внешнему консультанту:

  • Юридические консультации по всем правовым вопросам деятельности организации;
  • Представление интересов и участие в переговорах с контрагентами и партнерами;
  • Юридическое сопровождение сделок;
  • Представление интересов в государственных органах;
  • Подготовка письменных юридических заключений по вопросам финансово-хозяйственной деятельности организации;
  • Проверка и правовой анализ всей юридической документации, в том числе учредительных документов;
  • Ведение кадрового делопроизводства, заключение и расторжение трудовых договоров;
  • Договорная и контрактная работа, составление протоколов разногласий. Выдача рекомендаций по внесению изменений в заключаемые договоры, согласование, оценка правовых рисков;
  • Юридическое сопровождение регистрации юридических лиц, их представительств, а также изменений в учредительные документы;
  • Регистрация товарных знаков, патентов, авторских прав, интелектуальной собственности. Юридическая помощь при оформлении лицензий, сертификатов, разрешительной документации. Вступление в СРО.
  • Оценка перспективности судебного разбирательства, с выдачей письменного заключения;
  • Претензионная работа.
  • Досудебное урегулирование споров;
  • Представление интересов в суде, полное ведение судебных дел.

Итак, проанализировав ситуацию, можно сделать вывод, что выбор между штатным юристом и консультантами зависит от конкретных целей и задач, от индивидуальных особенностей организации и конкретных обстоятельств.

Кроме того, если сфера деятельности фирмы достаточно широка, то не обязательно ставить себя перед выбором, можно в каждом конкретном случае комбинировать преимущества штатного юриста и стороннего консультанта. Оптимальным решением может стать гибкое сочетание этих двух форм юридического сопровождения.

Можно оставить штатному юристу текущие вопросы, решения которых требуется постоянного присутствия в компании. Таких, например, как ведение корпоративных документов, оформление текущих договоров, участие в переговорах с партнерами и клиентами, разработка документации, связанной с кадровым делопроизводством.

Вопросы ведения судебных дел по взысканию дебиторской задолженности, налоговые споры, вопросы разработки юридической структуры бизнеса и прочие особо сложные проекты можно поручить консалтинговой компании, а штатный юрист в этом случае, выступит координатором проектов со стороны предприятия.

Надеемся, что, прочитав эту статью, вы нашли ответ на вопрос о том, каким образом более целесообразно организовать работу по юридическому сопровождению вашей компании, какие плюсы и минусы есть у консалтинговой компании и штатного юриста и смогли принять верное решение.

Дополнительная информация на сайте kskgroup.ru

Партнерский материал

Источник: https://www.e-xecutive.ru/management/practices/1980193-tri-sposoba-organizovat-uridicheskoe-soprovozhdenie-biznesa

Уравнение с несколькими переменными: каким юристом быть выгоднее?

Каким образом можно получить оценку юридической работы?

Если просмотреть юридические вакансии на онлайн-ресурсах по поиску работы (в том числе и в профессиональных соцсетях), можно с удивлением обнаружить, что уровень зарплаты часто не указан.

Соискателям предлагают “конкурентную заработную плату”, которая “обсуждается с успешными кандидатами по результатам собеседования”, зависимость уровня зарплаты от опыта работы и т. д.

В основном “вилка” или конкретный размер указаны в половине или вообще в трети случаев.

Кроме того, что занятно, размер зарплаты, согласно данным нескольких просмотренных нами ресурсов, будто бы не зависит от специализации. Например, по направлениям “арбитраж”, “банковское право”, “налоги”, “корпоративное право”, “авторское право” средняя зарплата составляет 60-120 тыс. руб. и зависит только от позиции в компании и, соответственно, опыта работы.

Типичный разброс: помощнику юриста в Москве предлагают 20-50 тыс. руб., юристу/юрисконсульту – от 60 тыс. до 90 тыс. руб., главным юрисконсультам, начальникам отдела – в пределах 120 тыс. руб.

Реже можно встретить более высокий уровень зарплаты – как правило, это либо крупная международная компания, либо позиция из разряда “юрист первичного приема/менеджер по продажам”.

Действительно ли на рынке сейчас наблюдается такая “уравненная” ситуация, как сориентироваться на нем при трудоустройстве и объективно “оценить себя”, а также что за “переменные” влияют на размер зарплаты юриста, разбираемся вместе с экспертами.

Ситуация

Партнер юридической фирмы SCRIPTOLEX Олег Головчанский считает: одна из основных причин того, что в вакансиях не указана зарплата – стремление работодателя “купить” специалиста на рынке как можно дешевле.

“Нередко это может доходить и до абсурда, когда работодатель, например, ожидает знаний в специфических, не свойственных российским юристам областях, например, “в английском праве”, а платить готов как выпускнику провинциального вуза”, – рассказал эксперт.

В действительности же, по его словам, размер зарплаты может отличаться даже у схожих по профилю специалистов в рамках одной компании, причем причина этого та же – стремление работодателей максимально экономить на фонде оплаты труда.

Тем не менее, соискателю нужно уметь извлекать из такой ситуации пользу.

Директор направления “Налоги и право” Группы компаний SRG Виталий Гензель отметил, что работодатель, не указавший размер зарплаты, хочет посмотреть на соискателя и оценить его кандидатуру, а значит, к собеседованию нужно подойти правильно и постараться понять уровень дохода других специалистов в компании – возможно, он указан на сайтах по поиску сотрудников. “Скорее всего, верхняя планка уровня заработной платы на вакансию уже определена, в таком случае работодатель, если ему подходит специалист, может торговаться. Соискателю очень важно грамотно “продать” себя, показать свои лучшие стороны и максимально описать свою пользу для компании, например, рассказав на конкретных примерах, какую пользу он принес на прежнем месте работы”, – перечислил эксперт.
Налицо явный конфликт интересов – работодатель хочет “купить” дешевле, соискатель – “продать” дороже. И, по словам Олега Головчанского, ответ на вопрос, каким юристом быть выгоднее, зависит от учета нескольких переменных. От каких именно, разбираемся далее.

Квалификация

“По общему правилу, наибольший доход должны получать юристы самой высокой квалификации, а для ее достижения нужно любить профессию, уделять ей действительно много сил, быть востребованными, что, как правило, не происходит одномоментно или в самом начале карьеры”, – указал Олег Головчанский.

По его мнению, однозначно выгоднее быть квалифицированным юристом, способным постоянно меняться и узнавать новое, эффективно и дружелюбно общаться с людьми, иными словами, сочетающим в себе hard skills (знания и навыки в профессии) и soft skills (навыки успешного общения с коллегами/клиентами).

Директор юридической службы “Единый центр защиты” Константин Бобров добавил к этому, что почти все работодатели еще на этапе собеседования хотят видеть и принимать на работу только “хороших” опытных юристов с высоким уровнем подготовки и квалификации.

“Все хотя бы один раз слышали фразу “Юристов с дипломами много. Хороших – мало”, – отметил он.

Причем еще, что интересно, сами клиенты, по словам эксперта, как правило, требуют опытных юристов, а в стереотипном представлении граждан юрист “должен выглядеть представительно, обязательно иметь дипломат и быть не моложе 40 лет”.

Однако в то же время ошибки могут совершать не только молодые, но и соответствующие представленному портрету юристы. Ключевыми показателями же высокой квалификации эксперт считает наличие опыта работы “в полях”, юридической практики.

Управляющий партнер Московской коллегии адвокатов “Горелик и партнеры”, адвокат Лада Горелик добавила к этому, что в юридической отрасли критически важно знание не только общих правил, но и множества нюансов, соответственно, “стоимость” специалиста складывается прежде всего из опыта работы в конкретной сфере, портфолио и репутации.

Отметим, что вывод “квалифицированному юристу платят больше” скорее очевиден и логичен, поэтому перейдем к возможно менее явным “переменным”.

Специализация

Одни юристы придерживаются мнения, которое согласуется с рассмотренной ситуацией на ресурсах по поиску работы – так, штатный юрист ООО “Юридическая социальная сеть 9111.

ру” Ирина Захарова отметила, что размер оплаты для различных специализаций примерно одинаковый и понятий более или менее ценных специализаций не существует. С похожего вывода начал свою мысль и Виталий Гензель, обратив внимание, что нельзя однозначно сказать, какой специализацией юристу наиболее выгодно обладать.

Но тем не менее, он все же сказал, что формально можно выделить направления, в которых юристы получают зарплату в среднем выше рынка. Речь идет о налоговых и корпоративных юристах, а также об “арбитражниках” и тех, кто работает в сфере международного права.

Кроме того, он указал, что в последнее время в связи с увеличением хозяйственных споров все больше пользуются популярностью юристы по разрешению споров, а также специалисты в области банкротства и споров по строительному подряду – в связи с ростом количества таких споров.

Важно учитывать и “популярность” специализации. “Общее карьерное правило работает и для юристов: если хочешь быть редким хорошо оплачиваемым специалистом, не иди туда, где все, а иди туда, где никого нет или людей мало.

Обычно мало специалистов именно там, где трудно, например, нужен дополнительный иностранный язык, знание редких отраслей права и прочее.

На мой взгляд, перспектива развития сейчас за специалистами более узких отраслей, например, только банкротство или только антимонопольное право”, – поделилась мнением Лада Горелик.

Узкую специализацию считает ключом к высоким доходам на юридическом рынке и Константин Бобров.

В числе сфер, стремительно набирающих популярность, в которых есть проблема кадрового голода, он назвал “экологию”, “чистую энергию” и “зеленое строительство”.

Также востребованными по его оценке оказались “банкротство юрлиц”, “налоговое консультирование”, а также “защита авторских и смежных прав” – так как в них, несмотря на их длительную историю, до сих пор не хватает квалифицированных специалистов.

Специальность должна сочетаться с квалификацией. Ведь если крупный специалист по авторскому праву решит поработать в землепользовании, ему придется снижать зарплатные ожидания примерно на 20-30%, считает Лада Горелик.

Стоит также помнить о том, что наряду с востребованными, “элитными” с точки зрения оплаты специальностями есть и устаревшие, которых уже стоит избегать.

В частности, Константин Бобров обратил внимание на сферу регистрации юридических лиц – она долгое время являлась источником дохода для многих юридических компаний, но сейчас осуществляется в электронном виде и относительно оперативно.

К слову, юрфирмам в связи с этим нужно уметь быстро переобучаться, внедрять современные технологии и нейронные сети в свою работу.

В то же время, по словам Олега Головчанского, специализация оказывает на зарплату юриста определенное, но не решающее влияние.

Дислокация

Весьма существенная разница в уровне зарплат юристов ощущается, если сравнивать регионы – как друг с другом, так и, разумеется, со столицей. Ответ на вопрос, каким юристом быть выгоднее, по словам Олега Головчанского, будет очень разным для рынка (в широком смысле) юридических услуг Москвы и России, а в России – совершенно точно будет меняться от региона к региону.

В столице, в частности, по оценке эксперта, очень “выгодно” работать юристом в крупной юридической фирме (международной или российской).

Более того, добавил он, младший юрист в международной юридической фирме в Москве будет получать в среднем сумму, эквивалентную зарплате юриста среднего уровня или даже старшего, но работающего в средней или малой российской юридической фирме, причем тоже в Москве, и существенно больше практически любого специалиста в регионах (с определенными оговорками).

Правда, не все так однозначно, стоит учесть, что и таким юристам грозит невостребованность в связи с кризисом или изменением рыночной ситуации – если то, что выгодно сейчас, перестанет пользоваться таким большим спросом.

Еще более комплексную ситуацию, по наблюдениям юриста, можно увидеть в регионах. Вполне возможно, что в одном субъекте РФ очень нужны квалифицированные адвокаты по уголовным делам, а в соседнем, например, “прекрасно чувствуют себя их квалифицированные коллеги, специализирующиеся на экономических спорах”.

Как уже было отмечено, важным является выбор не только региона, но и уровня компании.

Виталий Гензель обратил внимание на более высокий уровень дохода у тех специалистов, которые работают в крупных компаниях или в известных юридических фирмах, чем у сотрудников небольших торговых компаний, где потолок зарплаты любого юриста крайне невысок. Но и здесь возможны вариации.

Лада Горелик считает, что юрист в общественной организации заработает, конечно, меньше, чем в крупной сырьевой компании. Но зато у первого быстрее появится возможность проявить себя, а возможно, и стать известным, чтобы потом начать частную практику. Второго же, предположила эксперт, ждет неспешное движение вверх по штатному расписанию.

Мотивация

Не меньшее значение имеет и так сказать “самооценка” на рынке труда. Олег Головчанский и Виталий Гензель советуют оценивать себя здраво и объективно.

Важно соблюсти баланс и не допустить ни излишней самоуверенности, ни заниженной самооценки.

Скорее подойдет определение для себя некой планки опыта, трудовых обязанностей и профессионализма, это, кстати, позволит и отсеять неинтересные вакансии.

Однако Олег Головчанский обратил внимание на один важный аспект – на рынке трудоустройства условия диктует прежде всего работодатель, и юристу предлагают уровень компенсации ниже, чем его здравая собственная оценка, и даже более того – адекватная оценка по рынку.

Поэтому эксперт советует в переговорах с работодателем иногда заявлять немного более высокую сумму, чем та, на которую соискатель готов согласиться. Причем в обратную сторону это не работает – не рекомендуется наоборот занижать сумму в надежде на дальнейший рост или на то, что работодатель не будет торговаться.

“Как правило, профессиональный рост и рост дохода юриста не является плавным (работа в одной компании), а становится скачкообразным и связан со сменой места работы”, – высказал мнение эксперт.

Стремиться к повышению уровня зарплаты стоит и не меняя место работы – по мнению экспертов, просить о повышении можно и нужно. Виталий Гензель, например, считает, что каждый амбициозный юрист, который считает себя профессионалом, может рассчитывать на повышение в своей компании – как в должности, так и по уровню дохода. Олег Головчанский дополнил, что увеличить размер зарплаты можно путями:

  • повышения квалификации;
  • получением совершенно новых навыков;
  • работой на нескольких работодателей либо клиентов;
  • просьбой повышения по результатам работы.

Работодатели, правда, чаще руководствуются своими интересами и не очень охотно повышают зарплату. Так, по словам эксперта, нередко в российских компаниях зарплата привязана к некоторым эфемерным “вилкам” или невнятным ключевым показателям деятельности.

К примеру, юрист “третьего года” не может получать больше определенной суммы независимо от того, что он уже квалифицированно выполняет работу специалиста на одну или две позиции выше занимаемой.

Такой подход выгоден нанимателю, ведь это дает возможность избегать повышения зарплаты, особенно если работники соглашаются подождать некоторое время, чтобы достичь формального соответствия внутренним критериям компании.

Помимо знаний о локальных (и возможно, неписаных) правилах компании не помешает представление о том, как поступать не следует. Неудачной стратегией эксперты называют позицию “обиженного сотрудника”: “я тут работаю, а вы мне мало платите”. Это может привести к негативной реакции работодателя и закончиться в лучшем случае – отказом, а в худшем – увольнением.

Юристы советуют вместо этого постараться доказать свою значимость в компании. В частности, можно составить статистику дел, которые выиграны за последний год, напомнить о завершенных проектах, участии в продвижении услуг компании и написании статей.

Не будет лишним учесть и такой момент – руководители фирм из-за напряженного графика могут просто не располагать временем, чтобы предложить повышение самостоятельно.

Поэтому, полагает Виталий Гензель, если попросить руководителя о встрече и аргументировать свою просьбу достижениями, то сотрудника заметят и, скорее всего, повысят.

Олег Головчанский добавил, что обычно в хорошо организованных компаниях на определенной регулярной основе (раз или два раза в год) проходят собеседования с руководством, на которых обсуждаются результаты работника за “отчетный” период. Вот на таких встречах и происходит согласование повышения заработной платы.

В обратной ситуации, если достижения очевидны, аргументы исчерпаны, а повышения не последовало, то скорее всего, задерживаться в такой организации не стоит. В этом эксперты солидарны.

***

“Уравнение” в каждом конкретном случае получится индивидуальным – возможно, достаточно будет “сложить” выведенные нами переменные, не исключено в то же время, что, например, квалификацию придется еще и приумножить. Также весьма вероятно, что найдутся и другие значимые “переменные”, например, если юрист работает на себя, то размер его вознаграждения будет зависеть еще и от платежеспособности клиента.

Источник: https://www.garant.ru/article/1286932/

Как изменится работа юридических консультантов в скором времени | Курсив – деловые новости Казахстана

Каким образом можно получить оценку юридической работы?

Есен Масалин, Управляющий партнер ТОО «Olympex Advisers», Член Управляющего совета Коллегии коммерческих юристов «Kazakhstan Bar Association»

10 июля 2018 года Президент Казахстана подписал Закон «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». Этим шагом государством дан старт большой реформе юридического рынка, что может быть интересно не только специалистам, но и потребителям юридических услуг.

Отечественный юридический рынок можно условно разделить на адвокатов и частнопрактикующих юристов (самостоятельно или в составе юридических фирм). Первые имеют лицензию, выдаваемую государством, и в отличие от вторых вправе также заниматься уголовными и административными делами (с некоторыми оговорками).

Согласно данным Министерства юстиции РК реально практикующих адвокатов на данный момент свыше 4 500. Что же касается юристов, оказывающих юридические услуги, то ни один государственный орган не смог дать даже приблизительную оценку их количества.

Однако исходя из приведенной в ходе обсуждения законопроекта статистики (ежегодное число выпускников юридических учебных заведений составляет около  20 000, количество только гражданских судебных дел за последний период составляло порядка 800 000 в год), можно представить, насколько объемный юридический рынок и какие суммы могут обращаться в нем (даже если учесть, что далеко не все выпускники войдут в юридический рынок).

До настоящего времени деятельность частнопрактикующих юристов, по сути, никак не регулировалась (лицензирование 90-х годов было явно формальным). Закон позиционировался разработчиками как внедрение мирового опыта, предполагающего институциализацию юридической профессии, создание неких рамок, профессиональных стандартов.

В настоящей заметке анализ Закона касается только деятельности юридических консультантов, так как в сравнении с адвокатурой она действительно претерпела кардинальные изменения, по сути, создается «с нуля» новая цеховая отрасль (хотя стоит признать, что адвокатским сообществом принятие Закона было воспринято далеко неоднозначно).

Самой глобальной новинкой Закона является то, что с июля 2019 года (истечение транзитного периода, определенного Законом) все физические и юридические лица, кто планирует нанимать юристов для представительства своих интересов в гражданских судах, обязаны будут нанимать только адвокатов и так называемых юридических консультантов.

То есть потенциальный представитель в суде должен предъявить не только диплом юриста, но и документ, подтверждающий его членство в специальных Палатах юридических консультантов, а адвокаты – свои документы, определенные Законом. При этом с января 2020 года Закон обязывает представлять также и договор страхования ответственности по своим профессиональным ошибкам.

Исключения из этого, разумеется, есть.

В частности касаются работников юридических лиц (в том числе входящих в холдинг), представителей профессиональных союзов, обществ защиты прав потребителей и иных специализированных организаций.

Иными словами, прежний принцип, что работник (включая штатного юриста) может судиться за свою компанию – остается (в этом случае не обязательно нанимать внешнего юридического консультанта или адвоката).

Предугадывая сразу вопрос, следует отметить, что нельзя будет поручать представление своих интересов в гражданских судах близким родственникам-юристам, не являющимся членами Палат или адвокатами.

Таким образом, по сути, потребитель будет выбирать не только юридического консультанта, но и Палату, в которой он состоит. У каждой Палаты возможны собственные:

1)  требования к своим членам – юридическим консультантам (повышенные или либеральные)

2) стандарты и критерии качества оказания юридической помощи (каким образом должны оказываться юридические услуги потребителям и/или минимальные ожидания от уровня качества деятельности юридических консультантов)

3) правила обжалования потребителями поведения юридического консультанта, если что-то не понравилось.

Разумеется, в том числе благодаря Закону, судебное представительство (как вид бизнеса) будет постепенно выходить из теневого рынка, т.к. Закон требует оформление взаимоотношений с потребителями путем заключения договора на оказание юридической помощи, т.е. случаев оказания судебных услуг неофициально «на коленках» будет меньше.

На первый взгляд, инициативы, направленные на «цивилизацию» рынка должны приветствоваться. Членство в Палатах как подобие адвокатской лицензии, ожидание некоего минимального уровня качества.

Но, как и любые реформы, обсуждаемые новации также следует оценить комплексно.
В первую очередь, можно с большей долей вероятности прогнозировать некоторое удорожание услуг по следующим причинам:

1) юридические консультанты должны платить членские взносы в Палаты, кроме того, на первоначальных этапах создания и деятельности Палат вероятны немалые целевые взносы;

2) с 2020 года юридические консультанты должны обеспечивать страховое покрытие своей ответственности;

3) неизбежно в силу членства в Палатах консультанты могут воспринимать себя более элитными специалистами на рынке, ожидая в ответ сопоставимую (по их мнению) премию за это;

4) консультантам необходимо будет компенсировать собственное время, затрачиваемое на участие в работе Палат, особенно в период их становления;

5) навряд ли Палаты смогут оперативно утрясти свою деятельность по всей территории, соответственно, возможен промежуточный период, характеризуемый относительной нестабильностью с точки зрения баланса спрос-предложение (в первую очередь, с учетом территориальной специфики); это, в свою очередь, может также стать в некоторых регионах одним из факторов, влияющих на ценообразование.

Насколько же  будет решен один из ключевых моментов, провозглашенных разработчиками в качестве целей Закона – повышение качества оказания юридических услуг (путем внедрения обязательных минимальных стандартов, формализации ответственности консультантов и т.д.), это покажет дальнейшая практика.

И один из главных вопросов, проверяемый временем, насколько действенной и эффективной в этом аспекте будет определенная Законом институциональная модель деятельности юридических консультантов:

1) множественность Палат, а не единая организация, как это определено в адвокатском сообществе;

2) минимальное количество членов Палат, сниженное в ходе обсуждения в Парламенте РК с первоначальных 200 до 50 членов (а в период обсуждения Концепции осенью 2017 года называлась цифра 1000).

Смогут ли Палаты при таких параметрах обеспечивать одновременно и самоокупаемость, и конкурентоспособность в глазах не только потенциальных членов (юридических консультантов), но и потребителей услуг этих консультантов.

Можно спрогнозировать даже некую дилемму для организаторов Палат в формировании стратегии деятельности: (1) обеспечивать ли только минимальные обязательные стандарты, привлекательные (с их точки зрения) для потенциальных членов с целью ускоренного увеличения членской базы или же наоборот (2) устанавливать повышенные требования с целью укрепления репутации и авторитета среди потребителей.

Разумеется, долгосрочное видение предполагает больше преимуществ у 2-ой модели. Однако при этом весьма вероятны опасения у субъектов рынка того, что повышенные стандарты повлекут затраты (финансовые и организационно-временные), а потребители юридических услуг не смогут это оценить адекватно, не стараясь вдаваться в тонкости различий стандартов тех или иных Палат.

С учетом этого, а также модели «неограниченная множественность Палат» и достаточно короткого переходного периода, который предоставляется Законом для создания Палат (один год), можно спрогнозировать в первые годы широкое разнообразие подходов в деятельности Палат, и оценить влияние этого фактора на интересы потребителей на данный момент представляется затруднительным.

В этой связи можно рекомендовать пользователям услуг судебного представительства (особенно для крупного корпоративного сектора, у которого могут быть крупные размеры исков) тщательно подходить в оценке не только кандидатуры потенциального юридического консультанта, но и стандартов Палат, членом которого он является.

Следует отдельно отметить, что согласно Закону Палаты не привязаны каким-либо образом к административно-территориальному разделению, иными словами, к примеру, член Палаты юридических консультантов г.Астана может без географических ограничений представлять интересы в иных судах страны.

В завершении хотелось бы отметить, что сейчас уже не стоит вопрос о целесообразности Закона (хотя были весьма жаркие дискуссии и об этом). Он уже принят и специалистам необходимо будет работать уже в рамках него.

Основную мысль необходимо подчеркнуть – в ходе многочисленных обсуждений в Парламенте удалось отстоять основные параметры модели работы казахстанских юридических консультантов – принципы саморегулирования. Это кардинальное отличие от адвокатуры, которая хоть и является самоуправляемой, но больше подвержена регуляторному режиму.

Палаты самостоятельно определяют вопросы управления, формирования своих органов, дополнительные критерии членства, дисциплинарной ответственности, обжалования решений и т.д.

В целом данный Закон видится началом еще предстоящей глобальной реформы отечественного юридического рынка с вероятным распространением его действия на всех практикующих юристов (не только судебников), а также в будущем слияния адвокатуры с юридическими консультантами.

Источник: https://kursiv.kz/opinions/2018-07/kak-izmenitsya-rabota-yuridicheskikh-konsultantov-v-skorom-vremeni

Вопрос права
Добавить комментарий