Как заменить сотрудников директору школы?

Кто становится директором школы?

Как заменить сотрудников директору школы?

12 октября в Высшей школе экономики лорд Майкл Барбер, экс-советник премьер-министра Великобритании, ныне старший партнер консалтингового агентства McKinsey, а также преподаватель и член Международного консультативного комитета ГУ-ВШЭ, представил новый доклад компании McKinsey «Лидеры системы образования: сравнительный анализ политики в отношении менеджеров образования в восьми странах».

 запись семинара

Лекция прошла в рамках очередного заседания семинара Института развития образования ГУ-ВШЭ «Актуальные исследования и разработки в области образования».

Качество образования зависит не только от учителя, но и от директора школы. Именно поэтому в развитых странах проблеме подготовки школьных лидеров сегодня уделяется все большее внимание. В России, как заметил проводивший семинар и.о.

проректора ГУ-ВШЭ Исак Фрумин, этот вопрос пока кажется не столь актуальным. Тем больше поле для дискуссий.

Можно ли использовать рекомендации экспертов McKinsey в наших условиях? И какой будет роль лидера в условиях перехода школ к автономии?

Очевидно, интерес к этим темам привел на семинар бывших и действующих директоров учебных заведений, а также тех, кто занимается вопросами повышения квалификации. Что отличает лучшие образовательные системы? Откуда берутся те, кто ими управляет?

Факторы успеха

Успех образовательной системы зависит от наличия целого ряда характеристик. Прежде всего, это высокие стандарты, которые должны постоянно сравниваться с международными. Это также прозрачность информации о качестве обучения, внимание к каждому ребенку — дети должны иметь равные возможности получить хорошее образование.

Главное место в перечне факторов успеха отведено человеческому ресурсу. Лучшие системы набирают лучших учителей, и те должны постоянно совершенствовать свои педагогические знания и навыки.

Так, в Сингапуре благодаря высоким зарплатам в школы идут учить детей 30% лучших выпускников университетов. А вот в США все наоборот: преподавать идут 30% худших.

Совершенствуются они первые 2–3 года работы, а потом 30 лет не развиваются.

Многое значит и организационная структура. Необходимо эффективное центральное ведомство, но в то же время школам нужна и большая доля автономии: функциональная ответственность и управление бюджетом часто передается на школьный уровень.

Сегодня предстоит решить еще много вопросов. Какой должна быть учебная программа в XXI веке? Как надо менять состав преподавателей? Как обеспечить связь школы и внешкольного образования? Как управлять знаниями и распространять их быстрее, чем сейчас? И какова роль технологий во всем этом?

Очевидно, что для решения всех существующих проблем школы необходимы не только хорошие учителя, но и эффективные лидеры образования.

Выбор лидера как стратегия

Исследование McKinsey проводилось в школьных системах шести стран: Англии, Нидерландов, Новой Зеландии, США, Австралии и Канады (там были выбраны три провинции, у каждой из которых — своя система). На вопрос, почему были выбраны страны англо-саксонской группы, докладчик ответил, что их модели образования наиболее знакомы экспертам и не вызывают сомнений в эффективности стиля управления.

Одно из ключевых открытий последних десяти лет: выбор лидера — не только кадровая, но и стратегическая проблема. Разные системы имеют при этом много общего.

Так, 79% опрошенных директоров считают, что развитию их школы способствует развитие ее преподавателей, поэтому большую часть своего рабочего времени они посвящают профессиональному развитию кадров, а не административному управлению.

Правда, в Австралии 91% директоров говорит, что это важно, но только 5% могут это делать реально. В Нью-Йорке — 52%: дело в том, что в американской системе зарплата директора зависит от достижений учителей.

Есть тенденция отбирать лидеров как можно раньше и более тщательно. Так, в канадской провинции Онтарио существует очень сложная система для выявления и «выращивания» сотрудников с задатками управленца.

В Йорке, таким образом, «на заметке» находятся 800 потенциальных лидеров для 200 школ. А в Сингапуре школа должна найти предполагаемых руководителей уже за первые 5 лет их работы в должности преподавателя.

Отобранным педагогам дается возможность пройти серию тренингов — со временем они смогут брать на себя более ответственные менеджерские задачи.

Но что делать, если сотрудника с нужными качествами карьера директора привлекает мало? Не потеряет ли школа хорошего учителя, если тот будет вынужден заниматься составлением бюджета и решать хозяйственные вопросы? Да, в любом университете есть удивительные ученые, которые хотят писать книжки и читать лекции, а не становиться деканами. Точно так же в школах есть преподаватели, которые не хотят повышения по службе. Но, как отметил Майкл Барбер, как правило, для них есть параллельные карьерные лестницы — такие учителя могут стать лидерами в своей предметной области.

Докладчик также подчеркнул, что в лучших школьных системах декларируется принцип назначения директора на основе его личных заслуг, а не знакомств и связей.

Даже в Англии это не всегда «срабатывает» — поскольку за назначение директора отвечают общественные комитеты.

А вот в канадской провинции Онтарио рекомендации такому комитету дают профессионалы, имеющие опыт работы в образовании, — это позволяет снизить риск подобных проблем.

Нужен вызов

Во всех странах, где проводилось исследование, будущий директор должен сдать квалификационный экзамен, но главное, что ему надо приобрести, опыт.

Лучше всего развивают лидерские навыки дискуссии с коллегами и возможность попробовать сделать что-то самостоятельно.

Не умаляет ли это роли научного знания? Можно ли считать деятельность менеджера ремеслом — когда ученику следует просто наблюдать за тем, как работает мастер?

Да, курсы для директоров полезны, они дают некоторое представление о системе и являются базой для повышения уровня квалификации. Но, как заметил Майкл Барбер, этого недостаточно.

Перед людьми надо ставить задачи, которые будут готовить их к новой роли. Нужен некий вызов. Скажем, в Англии заместитель директора на время его болезни становится и.о.

 директора школы — это позволяет ему потренироваться в приобретении необходимых компетенций на практике.

Хорошая программа развития лидеров может сократить путь от учителя до директора до десяти лет и даже меньше. Система менторов способна помочь, но люди, которые будут передавать свой опыт, должны обладать специальной подготовкой.

В Англии при назначении на должность человек может выбрать себе в наставники трех старших товарищей, которые будут помогать ему следующие два года.

И недостаточно просто смотреть на менторов, необходимо совместное обсуждение их методик решения сложных вопросов.

Увеличить количество потенциальных лидеров помогают также школьные сети. В Нью-Йорке 600 школ, объединенных в 6 кластеров, — эта сеть концентрируется на решении конкретных проблем.

В Онтарио также есть восемь сетей, в каждой из которых решаются свои проблемы, и директора переходят из одной сети в другую.

Что касается оценки эффективности преподавателей — по мнению опрошенных директоров, если она призвана лишь укрепить дисциплину, вряд ли это будет способствовать развитию лидерства.

Если в школе слабый лидер, помочь ему может среднее звено управления.

Но как ставится подобный диагноз? И стоит ли пытаться исправить положение — или лучше сразу сменить такого менеджера? По словам сэра Майкла, это устанавливается либо после результатов тестирования или инспектирования, как в Нью-Йорке, Англии, Австралии или Новой Зеландии, или после жалоб родителей, каких-либо неудачных решений. Если школа неоднократно показывает плохие результаты, директора снимают и назначают нового. Но обычно такие проблемы решаются довольно легко. Иногда у руководителя очень хороший потенциал — просто бывают срывы и трудности, с которыми ему надо помочь.

Как и почему директор школы оставляет свой пост? По словам Майкла Барбера, во всех странах в основном это происходит с выходом на пенсию.

Многие опасаются давления бюрократической отчетности и вообще бюрократии. Но в Англии об этом беспокоятся только когда становятся директорами — затем проблема уходит на задний план.

Некоторые люди стремятся занять более высокое место в системе — создают кластеры.

И все-таки где брать новых лидеров? В США учителем может стать работник из другой профессиональной сферы. Возможно ли привлечение директоров из бизнес-среды? Такие попытки были в Нью-Йорке и Нидерландах.

Но, как заметил докладчик, в обеих системах эти программы не играют большой роли в привлечении кадров. Все-таки, имея опыт педагога, стать директором легче.

Люди со стороны чаще занимают чисто административные должности.

Имеют ли значение профессиональные конкурсы? В Великобритании не проводится столь масштабных соревнований подобного плана, хотя на ВВС существуют премии для лучшего директора школы. Конечно, это важно в плане признания, вызывает интерес общественности, но это не лучший способ изменить систему.

Есть ли связь между самостоятельностью школы и наличием сильных лидеров? Исследование не дает оснований для таких выводов. Но во всем мире есть тенденция: давать больше автономии, чтобы школы эффективнее использовали свои ресурсы и отвечали за них.

Нет ли здесь противоречия — директор должен заниматься повышением качества образования с точки зрения его содержания, а от него ждут чисто административной работы? Как указал лорд Барбер, на самом деле после первой фазы развития в автономии директора начинают понимать, как лучше использовать время работников.

Ведь в школах фактически та же модель, что в бизнесе — люди работают, чтобы получать от этого экономическую ценность. Часто директора занимаются только подбором учителей, но не смотрят на бюджет — говорят, что и так проблем хватает… Но это до тех пор, пока люди не почувствовали независимость и самостоятельность.

А как в России?

По замечаниям участников семинара, противопоставлять менеджерскую деятельность и педагогическое образование невозможно. Хороший директор — профессионал в обеих областях. Ему требуется и знание образовательного права, и экономическая подготовка — особенно, если в школе большой блок дополнительных услуг.

Вообще российский директор в последние двадцать лет — это человек, которому «слишком много нужно»; он может позволить себе то, чего не позволяют себе его коллеги в цивилизованных странах.

И это нормально, потому что общественные советы в большинстве случаев еще недооформились, приходится сталкиваться с абсолютно незрелыми позициями и точками зрения — и игнорировать их.

Школьные ресурсы, которыми ему надо управлять, весьма многообразны, нужно уметь выстраивать их в наилучшую конфигурацию.

Ирина Абанкина

По мнению директора Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирины Абанкиной, наиболее интересный вывод доклада — согласованность директоров в достижении результатов и организация профессиональных сетей. Ряд национальных республик, получивших суверенитет, сумели связать идею самоидентификации с изменением состава и развитием школьных руководителей. В России же пост директора часто видится ему «венцом» карьеры, нет хороших стимулов для создания профессиональных и культурных сетей — это тормозит развитие и ротацию директорского корпуса. Говорить об автономии пока рано — большинство школ еще не пробовали ее на вкус.

В заключение Майкл Барбер отметил, что по международным данным, автономия сама по себе не так уж хорошо работает, если не ввести вместе с ней отчетность по успеваемости. При этом директор всегда должен смотреть на свою школу как на элемент системы — видеть ее в контексте перспектив развития города и страны.

Мария Салтыкова, специально для Новостной службы портала ГУ-ВШЭ
Фото Полины Фроловой

Источник: https://www.hse.ru/news/edu/24202636.html

Вправе ли родители требовать замены учителя, классного руководителя?

Как заменить сотрудников директору школы?

Бывает, что недостаток взаимопонимания родителей и педагога находит свое выражение в  обращении родителей к администрации школы с требованием замены учителя либо классного руководителя или с просьбой перевести ребенка от одного учителя к другому. Как это выглядит в рамках действующего законодательства?

В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 29.12.

2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — закон об образовании) единоличным исполнительным органом образовательной организации является руководительобразовательной организации (ректор, директор, заведующий, начальник или иной руководитель), который осуществляет текущее руководство деятельностью образовательной организации.
Согласно квалификационной характеристике (приказ Mинздравсоцразвития России от 26 августа 2010 г. N 761н г.) директор школы формирует контингент обучающихся, утверждает структуру и штатное расписание образовательного учреждения, решает кадровые, административные, финансовые, хозяйственные и иные вопросы в соответствии с уставом образовательного учреждения; осуществляет подбор и расстановку кадров; обеспечивает эффективное взаимодействие и сотрудничество с общественностью, родителями (законными представителями) несовершеннолетних.
В соответствии со ст. 28 закона об образовании в целях учета мнения обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся и педагогических работников по вопросам управления образовательной организацией и при принятии образовательной организацией локальных нормативных актов, затрагивающих их права и законные интересы, по инициативе обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся и педагогических работников в образовательной организации создаются советы обучающихся, советы родителей.
В то же время статьями 34 и 44 закона об образовании, определяющими права и обязанности родителей и обучающихся, обучающимся и их родителям (законным представителям) право выбора педагога не предоставлено, а ст. 47 учителям гарантируется свобода преподавания.
Также ст. 54 определение личности преподавателя не отнесено к обязательным условиям заключаемых договоров с родителями при оказании платных образовательных услуг.
Вместе с тем в соответствии со ст. 44 закона об образовании родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют право знакомиться с используемыми методами обучения и воспитания, образовательными технологиями, а также с оценками успеваемости своих детей; защищать права и законные интересы обучающихся, как это предусмотрено ст.45 этого закона, в том числе:
направлять в органы управления организацией, осуществляющей образовательную деятельность, обращения о применении к работникам указанных организаций, нарушающим и (или) ущемляющим права обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, дисциплинарных взысканий. Такие обращения подлежат обязательному рассмотрению указанными органами с привлечением обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся;
обращаться в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений, в том числе по вопросам о наличии или об отсутствии конфликта интересов педагогического работника;
использовать не запрещенные законодательством Российской Федерации иные способы защиты прав и законных интересов.
В рамках статьей 44 и 45 закона об образовании в случае возникновения у родителей (законных представителей) претензий к педагогической деятельности учителя они вправе обратиться с заявлением на имя директора школы. Администрация школы обязана не позднее 30 дней провести служебную проверку заявления и предоставить ответ заявителям.При выявлении нарушений со стороны педагога он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, в том числе уволен от занимаемой должности.

Согласно ст.

28 закона об образовании за нарушение или незаконное ограничение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, нарушение требований к организации и осуществлению образовательной деятельности образовательная организация и ее должностные лица несут административную ответственность в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, согласно законодательству родители не обладают правом выбирать учителя, классного руководителя, но они могут высказывать свои пожелания. Решение в данном случае полностью зависит от администрации школы, которая может учесть или не учесть мнение родителей.
Родители могут обращаться к директору с просьбой замены учителя, классного руководителя, перевести их ребенка к другому учителю, если это является единственным способом разрешения конфликтной ситуации, но не могут настаивать на переводе в другой класс чужого ребенка, ибо Законом не предусматривается защита своих прав за счет ущемления прав и интересов другого.

Источник: https://eduinspector.ru/2018/06/12/vprave-li-roditeli-trebovat-zameny-uchitelya-klassnogo-rukovoditelya/

Все по закону?.

Как заменить сотрудников директору школы?
Поразительно, но факт: в нашем государстве около десяти лет назад были приняты законы, доверившие важнейшую сферу жизнедеятельности бюджетных работников – размер оплаты труда – органам местного самоуправления.

Сейчас по закону каждый трудовой коллектив бюджетного, муниципального учреждения сам решает, кому и сколько платить, обсуждая и утверждая положение об оплате труда.

Далее вспоминается фраза из бородатого анекдота: «Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?» Действительно, трудовой коллектив, конечно, готов сформулировать и обсудить положение об оплате труда с администрацией.

Но кто же из администрации позволит ему это сделать, если на кону реальные, живые деньги? Причем согласно новой системе оплаты труда директор может работнику одной и той же должности и с одинаковой педнагрузкой совершенно законно платить зарплату с разницей в разы (через стимулирующие доплаты).

Конечно, имея в распоряжении такой действенный способ воздействия на учителей, директору очень легко обеспечить себе нужный результат при ании за положение об оплате труда школы.

На практике директора школ формулируют эти положения в свою пользу. При этом противостоять произволу администрации на практике невозможно: борцов за трудовые права начальство подводит под увольнение. Задуманная как апофеоз демократии система новой оплаты труда в реальности обернулась апофеозом авторитаризма работодателей.

Вот один из примеров из соцсетей от 27 декабря 2017 года: «Оксана Геннадьевна Козина, директор школы №218 Фрунзенского района Санкт-Петербурга, сегодня запретила работникам на собрании трудового коллектива обсуждать проект положения об оплате труда под тем предлогом, что в уставе школы написано: «Собрание принимает положение», а про обсуждать там ничего не написано».

При этом, в государственной машине на сегодняшний день отсутствует механизм повышения зарплаты учителям в том случае, если она выплачивается в соответствии с положением об оплате труда школы, «утвержденным» коллективом.

Даже если в положение будут записаны совершенно абсурдные цифры, вроде того что оклад специалиста с высшим образованием, тьютора-педагога, меньше оклада водителя и секретаря учебной части, как в московской школе «Технологии обучения», ни один государственный орган, ни один государственный чиновник не в состоянии это изменить: утвержденное трудовым коллективом положение законно. Заметим, что президент неполно обрисовал ситуацию, сообщив в ходе прямой линии учительнице, что «школа определяет доплаты к окладу». Школа сейчас не только доплаты к окладу определяет, но и сам оклад тоже. Причем он нередко по размеру ниже МРОТ, а это просто невообразимо нищенские деньги. Например, работнице образовательной организации Каргополя (Архангельская область) с сентября 2017 года установили оклад 2750 рублей.

Все красиво расписанные в многословных документах о типовых положениях рекомендации носят именно рекомендательный характер. Поэтому с юридической точки зрения их выполнять не обязательно.

Но даже если и незаконные утверждения есть в школьном положении, кто это будет менять? Кто будет проявлять инициативу и разбираться в многостраничных положениях об оплате труда каждой школы на предмет их соответствия законодательству? Учителей с юридической точки зрения защитить просто некому, они оставлены один на один с администраторами, имеющими все возможности издавать приказы, ухудшающие условия работы учителей, директора освоили к сегодняшнему моменту эту практику в совершенстве.

На самом деле проблема очень серьезная. Она касается не только учителей, но всех работников бюджетной сферы.

Постепенно директора школ поняли, что могут назначать учителям какие угодно маленькие зарплаты, государство на это повлиять не в состоянии.

Кстати, и зарплата учительницы, пожаловавшейся президенту на свою, размер которой в два раза меньше средней по региону, осталась прежней: она начисляется в соответствии с законодательством.

Если в ближайшее время не отменить НСОТ и не изменить закон, отдавший школьные и больничные бюджеты в полновластное распоряжение руководителям (напомню, это часть 17 ст. 30 83‑ФЗ от 08.05.2010), нашу страну ждут серьезные социальные потрясения.

Об авторе:

Ирина КАНТОРОВИЧ – кандидат исторических наук, Москва

Поразительно, но факт: в нашем государстве около десяти лет назад были приняты законы, доверившие важнейшую сферу жизнедеятельности бюджетных работников – размер оплаты труда – органам местного самоуправления. Сейчас по закону каждый трудовой коллектив бюджетного, муниципального учреждения сам решает, кому и сколько платить, обсуждая и утверждая положение об оплате труда.

Далее вспоминается фраза из бородатого анекдота: «Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?» Действительно, трудовой коллектив, конечно, готов сформулировать и обсудить положение об оплате труда с администрацией.

Но кто же из администрации позволит ему это сделать, если на кону реальные, живые деньги? Причем согласно новой системе оплаты труда директор может работнику одной и той же должности и с одинаковой педнагрузкой совершенно законно платить зарплату с разницей в разы (через стимулирующие доплаты).

Конечно, имея в распоряжении такой действенный способ воздействия на учителей, директору очень легко обеспечить себе нужный результат при ании за положение об оплате труда школы.

На практике директора школ формулируют эти положения в свою пользу. При этом противостоять произволу администрации на практике невозможно: борцов за трудовые права начальство подводит под увольнение. Задуманная как апофеоз демократии система новой оплаты труда в реальности обернулась апофеозом авторитаризма работодателей.

Вот один из примеров из соцсетей от 27 декабря 2017 года: «Оксана Геннадьевна Козина, директор школы №218 Фрунзенского района Санкт-Петербурга, сегодня запретила работникам на собрании трудового коллектива обсуждать проект положения об оплате труда под тем предлогом, что в уставе школы написано: «Собрание принимает положение», а про обсуждать там ничего не написано».

При этом, в государственной машине на сегодняшний день отсутствует механизм повышения зарплаты учителям в том случае, если она выплачивается в соответствии с положением об оплате труда школы, «утвержденным» коллективом.

Даже если в положение будут записаны совершенно абсурдные цифры, вроде того что оклад специалиста с высшим образованием, тьютора-педагога, меньше оклада водителя и секретаря учебной части, как в московской школе «Технологии обучения», ни один государственный орган, ни один государственный чиновник не в состоянии это изменить: утвержденное трудовым коллективом положение законно. Заметим, что президент неполно обрисовал ситуацию, сообщив в ходе прямой линии учительнице, что «школа определяет доплаты к окладу». Школа сейчас не только доплаты к окладу определяет, но и сам оклад тоже. Причем он нередко по размеру ниже МРОТ, а это просто невообразимо нищенские деньги. Например, работнице образовательной организации Каргополя (Архангельская область) с сентября 2017 года установили оклад 2750 рублей.

Все красиво расписанные в многословных документах о типовых положениях рекомендации носят именно рекомендательный характер. Поэтому с юридической точки зрения их выполнять не обязательно.

Но даже если и незаконные утверждения есть в школьном положении, кто это будет менять? Кто будет проявлять инициативу и разбираться в многостраничных положениях об оплате труда каждой школы на предмет их соответствия законодательству? Учителей с юридической точки зрения защитить просто некому, они оставлены один на один с администраторами, имеющими все возможности издавать приказы, ухудшающие условия работы учителей, директора освоили к сегодняшнему моменту эту практику в совершенстве.

На самом деле проблема очень серьезная. Она касается не только учителей, но всех работников бюджетной сферы.

Постепенно директора школ поняли, что могут назначать учителям какие угодно маленькие зарплаты, государство на это повлиять не в состоянии.

Кстати, и зарплата учительницы, пожаловавшейся президенту на свою, размер которой в два раза меньше средней по региону, осталась прежней: она начисляется в соответствии с законодательством.

Если в ближайшее время не отменить НСОТ и не изменить закон, отдавший школьные и больничные бюджеты в полновластное распоряжение руководителям (напомню, это часть 17 ст. 30 83‑ФЗ от 08.05.2010), нашу страну ждут серьезные социальные потрясения.

Об авторе:

Ирина КАНТОРОВИЧ – кандидат исторических наук, Москва

Источник: http://ug.ru/teacher_salary/18

«Школа должна обеспечивать счастье»: генеральный директор «Яндекса» в России о том, сможет ли робот заменить учителя

Как заменить сотрудников директору школы?

Возьмем для примера ой помощник «Алису», которая может играть с ребенком в города, загадывать ему загадки, задавать задачки. Она делает ровно то, что годами проделывали с детьми взрослые. Самое интересное, что дети не воспринимают «Алису» как человека.

Они прекрасно осознают, что она робот. Если «Алиса» не понимает ребенка, он не будет отворачиваться и плакать. Наоборот, он будет стараться говорить все лучше, все четче. Это здорово развивает речь. Возникает ощущение, что учителя станут не нужны.

Им на смену придут роботы.

Тем не менее я твердо уверена, что никакие роботы никогда не заменят учителя. Вспомните себя в детстве — наверняка у вас был любимый предмет, которым вы, возможно, «заболели» еще до школы. Вы будете любить его, несмотря ни на что, даже если по нему попадется неважный педагог.

А есть предметы, к которым ребенок изначально относится нейтрально — и в этом случае все зависит от учителя. Учебники и технологии тут совершенно ни при чем. Все дело в личности учителя. Например, мои собственные лекции на мехмате — это определения, теоремы и доказательства.

Студенты знают, что лекции есть на сайте. Они знают, что я никогда не отмечаю прогульщиков. Но когда я прихожу в аудиторию, там всегда толпа. Все потому, что даже алгебру можно воспринимать эмоционально.

Если студенты видят, что я доказываю теорему с удовольствием, люблю алгебру, то и они тоже будут ее любить.

Творчество без рутины

Сейчас большую часть работы учителя составляет рутина. Под рутиной я понимаю не только заполнение бумажек, но и, например, проверку некоторых домашних заданий. Одно дело — читать детские сочинения, совсем другое — проверять ответы на десятки примеров.

Чем больше у учителя времени, тем сильнее он будет вовлекать и мотивировать детей, тем чаще он сможет заниматься с ними индивидуально.

Новые инструменты призваны помогать и подсказывать, какие материалы добавить в план урока, но самое главное — они берут на себя рутинные операции. Мы в образовательных проектах в первую очередь хотели как раз избавить учителей от рутины. Собственно, из этой идеи и вырос Яндекс.

Учебник — сервис, который помогает учителям вести занятия. У учителя, который работает с ним, высвобождается до трети времени — это очень приличный результат.

Школа будущего

Образовательный процесс становится не только адресным, но и более интересным. Помните книгу Яна Ларри «Необычайные приключения Карика и Вали»? Я читала ее в детстве, а сейчас читаю ее вслух и своему ребенку.

В ней рассказывается про профессора, который изобрел уменьшающую жидкость, и двух детей, которые случайно ее выпили и стали меньше комара.

Вместе с профессором они путешествуют через травяной «лес», а он рассказывает им о жизни растений и насекомых.

В будущем дети смогут оказаться на месте Карика и Вали. Например, есть стартап MEL Chemistry, который сделал бывший сотрудник «Яндекса» Василий Филиппов. Человек надевает VR-очки и попадает, например, в эпицентр химической реакции или путешествует между атомами.

Так можно преподавать химию, физику и биологию. В математике, в свою очередь, кому-то удобнее воспринимать формулы, а кому-то — образы. Когда система научится понимать, что удобнее ребенку, она сможет раздать всем детям в классе индивидуальные задания.

Сложную тему освоить гораздо проще, если ее объяснили понятным лично тебе языком.

Другая важная особенность школы будущего — межпредметность. Ты видишь не только объекты, но и разноуровневые связи между ними. Например, изучая клетку растения, ты лучше понимаешь химические процессы, которые происходят внутри. В отличие от хороших учителей такие штуки можно внедрить повсеместно.

Учителей тиражировать нельзя, но я верю, что в школе будущего расстояния не будут иметь значения. Опытный педагог из крупного города может удаленно вести занятия у способных детей из небольших городов и поселков. Я верю, что расстояния скоро перестанут быть помехой.

Занятия можно будет проводить дистанционно: ребенок получает индивидуальное задание, а потом учитель проверяет его и что-то попутно объясняет. Это повысит доступность образования: дети из небольших городов и поселков смогут обучаться у лучших педагогов, не тратя время и деньги на поездки.

Учителей тиражировать нельзя, но я верю, что в школе будущего расстояния не будут иметь значения. Опытный педагог из крупного города может удаленно вести занятия у способных детей из небольших городов и поселков — мы уже опробовали эту схему в Яндекс.Лицее и знаем, что она работает.

Все дети разные: кто-то мыслит образами, а кто-то — формулами. Нельзя применять ко всем один и тот же шаблон, подход должен быть индивидуальным. Наша задача — понять, что ближе всего ребенку, и объяснить сложные вещи на понятном ему языке.

А самое главное — школа будущего должна обеспечивать счастье ребенка, а не внушать, что успех измеряется зарплатой или должностью. Важно мотивировать ребенка собственным примером — я учитель, я увлечен своим делом и счастлив, и ты тоже можешь стать таким.

Ни одному роботу это не под силу.

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/383053-shkola-dolzhna-obespechivat-schaste-generalnyy-direktor-yandeksa-v-rossii-o-tom

Я – директор школы, и я скажу

Как заменить сотрудников директору школы?

Автор этого текста просил не указывать его данные.

Я – директор школы. Я несколько месяцев читаю обсуждения публикаций Педсовета на сайте и в , и вот накипело. Участники обсуждений, как правило, учителя, если заводят речь о директорах школ, то всегда пишут о них в уничижительном тоне, вешая на них (на нас) всех собак и делая ответственными за все то плохое, что происходит в их профессиональной деятельности.

Уважаемые учителя, вы действительно не понимаете, что мы, директора, находимся между молотом и наковальней? Вернее, между несколькими молотами и наковальнями? 

У нас есть начальство, с которым, как говорится «не забалуешь», то есть опций «не выполнить распоряжение» или «выполнить кое-как», или «убедить, что распоряжение причинит вред» – просто нет. Это раньше опытных директоров школ ценили, к ним прислушивались, в том числе и наверху, ими дорожили.

Сейчас ситуация изменилась кардинально: «не хочешь/не можешь делать то, что велено – ищи работу в другой сфере».  
Для того, чтобы мне уволить учителя, нужно сильно постараться. В большинстве случаев это не удается, даже, если я считаю, что учитель работает недостаточно хорошо.

А вот директора из своих кресел у нас вылетают практически по щелчку пальцев руководителя управления образования. 

Вы, учителя, недовольные и бумажной нагрузкой, и зарплатами, и статусом в обществе, и хамством учеников и родителей, тем не менее не уходите в места поспокойнее, вы продолжаете работать в школе и ныть.

И только ли потому, что педагогика – это ваше призвание? Да нет, призвание оно у единиц, все остальные просто боятся сменить понятную привычную школу на что-то другое, для чего придется учиться новому, привыкать к совершенно иным условиям. Вот и я точно так же боюсь.

И не хочу быть уволенной. Поэтому я должна выполнять все, что мне спустили сверху. 

Начальство – это молот. А вот педколлектив – это наковальня. Которая тоже бьет, и сильно бьет. Я работаю директором пять лет и все пять лет одна и та же история: коллектив узнает, например, что по распоряжению городских властей нужно выйти на работу в воскресенье. И все знают, что все выйдут. Знаю я, знают учителя.

Но каждый раз я вынуждена выслушивать поток брани на эту тему. Почему бы не вылить все эти помои на голову тем, кто там, наверху, решил, что мы должны работать в выходной день? Нет, помои льются на меня. Это такой ритуал: обругай директора, а уж потом иди и выполняй, что приказали.

Без этого жизнь не в радость, да? 

Что бы я ни делала, учителя всем недовольны. Выбила деньги на оплату курсов повышения квалификации для всего коллектива? В ответ слышу нытье, что надоели эти курсы, зачем заставляете. А спустя полгода-год возмущение, что корочек об окончании курсов не хватает к аттестации, а директор не создала условия. И так абсолютно со всем! 

Есть еще один молот – родители.

Которым тоже все не так: то они требуют менять им учителей, то график каникул, потом «ой, прошлый график был удобнее, верните немедленно», то мало кружков в школе, то «почему дети перегружены, до 4 часов в школе, это все из-за ваших кружков».

Продолжать могу часами. При этом у каждого родителя свое мнение о том, как надо учить его ребенка. И каждый настаивает на своем варианте. И каждый второй постоянно грозит отправить жалобу наверх или написать в СМИ. 

Вы думаете, это все так легко и просто дается? Думаете, я все это терплю из-за бешеной зарплаты? Нет, она у меня не бешеная. Да, больше, чем у учителя, но не настолько, чтобы я как сыр в масле каталась.

Просто я точно так же, как и вы, больше ничего не умею. Вы умеете только работать учителем. А я – только учителем и директором. 
При этом я – хороший директор.

Да, я почти не спала первый год работы в этой должности, но я разгребла те авгиевы конюшни, которые остались в школе после моего предшественника. 

Школа, в которой я работаю, сейчас имеет хорошую репутацию, к нам идут на работу учителя, родители ведут детей. Наша школа – единственная в районе, в которой нет вакансий. Я стараюсь создавать нормальные условия для работы всем: и педагогам, и техническому персоналу.

И думаю, что среди моих коллег, школьных директоров, найдется немало тех, кто тоже ответственно относится к своей работе, старается быть хорошим руководителем, не ворует и не прессует сотрудников. Но я практически не встречаю ни на сайте Педсовета, ни в соцсетях, я уж не говорю, добрых, но хотя бы не злых слов о директорах.

 Почитаешь то, что о нас пишут учителя и родители,  начинаешь думать, что ты – просто монстр, а не человек.

В итоге, как бы я не работала, не старалась,  я получаю выволочки от начальства, недовольство коллектива и жалобы и угрозы родителей.  

Да, я могу уволиться в любой момент и снова вернуться к работе учителя. Но я знаю, что я могу работать директором: у меня получается, мне нравится менять школу к лучшему, я люблю свою работу.  Кто выиграет от того, что я уйду? Я – нет.

Учителя – не думаю. Дети – вряд ли. Родители – возможно, у некоторых из них появится чувство удовлетворения от того, что они «спихнули» директора.

 Но потом придет на это место другой человек, и совсем не факт, что он устроит всех больше, чем я.

Что же я хочу? Немного понимания и способности остановиться на секунду и подумать перед тем, как вы выкрикнете в адрес директора школы очередное обвинение или нелестную оценку. 

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/a-direktor-skoly-i-a-skazu

Интервью: работа директором школы

Как заменить сотрудников директору школы?

Для большинства учеников директор школы – это мифический человек, которого школьники видят на торжественных линейках пару раз в год. Но что входит в его обязанности, из чего состоит работа директора школы? Мы взяли инициативу в свои руки, подошли к загадочному человеку на расстоянии вытянутой руки и сами обо всём расспросили. 

Наш герой: Виктория Владиславовна

Профессия: директор школы 

Стаж работы: 25 лет

Предмет: математика

Работать директором школы – это как?

В чём заключается работа директора школы?

Прежде всего, это организация учебного процесса на всех стадиях: расписания, замены, уроки, ЕГЭ, ОГЭ. Также я занимаюсь контролем хозяйственного блока. 

Естественно, выполнять работу всех направлений сразу ни администратор, ни директор школы не может. Для этого есть отдельные люди, которые за это отвечают, но функция контроля и выделения различных нюансов лежит на мне – от формирования закупок и до ремонтных работ. 

Мы пишем заявки, так как школа очень большая, далее проходит выборка в пользу приоритетных запросов. Плюс занимаюсь общением с родителями и детьми, различными олимпиадами.

Директор должен знать всё.

Кого на какую олимпиаду отправить, кому какую помощь оказать, потому что, например, для детей, которые успешны в чём-то конкретном, мы приглашаем педагогов из специализированных центров, чтобы педагоги занимались с детьми уже на уровне городском и муниципальном. 

Также, конечно, занимаюсь воспитательной работой вместе с социальным педагогом. Для этого необходимо знать всех детей и все семьи, которые по той или иной причине находятся в зоне риска. 

Контроль качества питания, несмотря на то что для этого тоже есть специальные люди, директор должен знать всё даже об этом.

Я очень часто выполняю функцию медицинской сестры (смеётся), так как медицинские сотрудники –это приходящие и уходящие люди, сотрудники поликлиник со своим расписанием, поэтому в первую очередь школьники бегут ко мне. Мы при любой головной боли должны вызывать скорую помощь, оповещать родителей, но мы, тем не менее, оказываем помощь самостоятельно, если это не что-то серьезное. 

Что вы считаете результатом работа директора школы? 

Результаты детей: их успешность, их неуспешность, всё это – мои результаты. 

Результат моей работы директором школы – это то, как я сумела воспитать ребёнка на той или иной стадии его развития: оценки, ЕГЭ, как и кем ребёнок вышел после школы, насколько он социализирован, насколько мы смогли ему помочь и так далее. 

Если после выпуска родители пишут «Спасибо», то больше мне и не нужно. 

Какие люди повлияли на то, чтобы Вы выбрали такую профессию?

Наверное, банально будет сказано, но все мы проходим через школу, вот я в детстве играла в школу. 

Сестра моей бабушки была учителем, но не думаю, что это как-то повлияло, скорее тут сыграла роль моя классная руководительница, мне нравилось, как она преподавала математику, я к концу одиннадцатого класса думала: пойти на математику или на химию – пошла на математику. 

В школе мне очень нравилось приходить в библиотеку, тогда я писала выборки из книг, мне очень нравилось проводить время в тишине, я даже хотела стать библиотекарем, но вот как-то не вышло (смеётся). 

Какой путь необходимо преодолеть, чтобы работать директором и быть в этом успешным?

Точно путь от учителя, причём поработать нужно подольше, пройти через много ситуаций.

Всё остальное нарабатывается опытом и различными курсами, потому что директор на данном этапе в России – это прежде всего менеджер. И если директор не прошёл через различные ситуации с родителями и детьми, то потом очень сложно оценить то, что происходит. 

Ещё важно смотреть как предметник, потому что многие ситуации связаны с предметной областью, и решения, которые принимаются относительно дальнейшего обучения учителей, очень важны! Если директор теоретик, он никогда не соберет команду учителей, ведь он не будет понимать, как они живут, чем они живут, в таком случае будет очень сложно сформировать команду. 

Поэтому путь учителя с образованием менеджера лучше всего получать менеджером в сфере бизнеса, проходить тренинги, понимать, как строятся компании, как создаются команды, бизнес-тренинги очень помогают. 

Какими качествами необходимо обладать, чтобы получить работу дриектором школы?

  • Открытость
  • Доступность 
  • Мобильность 
  • Стратегическое мышление
  • Стрессоустойчивость
  • Креативность 
  • Умение создавать и сплошать команду
  • Личная эффективность 
  • Широкий спектр компетенций
  • Самоконтроль 

И всё это только малая часть, которая сразу пришла в голову…

Вы хороший директор?

Всегда есть над чем работать. 

Если бы я честно считала, что не справляюсь с этой должностью, я бы ушла. 

Зачем мучать учеников, родителей, учителей, если я не могу организовать какой-то процесс. Также я считаю важным показателем постоянство учительского состава. У меня учителя не меняются на протяжении большого количества лет. Конечно, радует и то, что к тебе целенаправленно идут дети, родители находят взаимопонимание и могут обращаться. 

Что Вы думаете, когда к Вам вызывают школьника?

Тут либо я вызываю, либо ко мне ребёнка приводят из-за какой-то ситуации, которую нужно разрешить, иногда ребёнок сам приходит и обращается за советом. 

У меня реакция одна – я просто решаю какую-то задачу, вот и всё. 

Родителями (смеётся). 

Учителя – это очень интересная каста людей со своими характерами, которые знают и понимают, что они лучшие и самые правильные, у каждого присутствует свой «предметный» эгоизм.

В этом отношении нужно очень тонко находить верные способы, чтобы общаться с учителем, находить его слабые и сильные стороны, чтобы а разговоре с ним дать ему понять, что он прав, что он молодец, но чтобы в итоге сделал он всё так, как нужно мне. 

Дети – это лицо своих родителей, с детьми работать гораздо легче. Всё идёт через примеры, убеждения, разговоры. В ребёнке нужно понять, чем он живёт, чем болеет, и от этого уже общаться с ним, ведь все дети очень разные и очень интересные. 

Вот ты ребёнка берёшь в пятом класса и до одиннадцатого класса проживаешь с ним целую жизнь. Директор реально проживает каждую жизнь, да ещё и вместе с целой семьёй. А по выпуску потом слёзы…

Что Вам нравится в работе директором школы?

Мне нравится, что я могу влиять, могу корректировать, могу вносить лепту в формирование жизненных устоев и интересов ребёнка. 

Мне очень нравится, что, когда ребёнок приходит со своими переживаниями, ты помогаешь ему рассуждать, чтобы он сам принимал свои решения, ты подводишь его к чему-то, он получает результат, и ты им гордишься, а соответственно, и собой.

Мне это очень нравится… Путь становления. 

Что Вас раздражает в работе директором школы?

Ничего не раздражает.

С любыми факторами можно справляться, переводя их в плюсы для себя. 

Я надеюсь, что принцип не изменится. Дети есть и будут всегда, детей нужно учить, воспитывать, поэтому думаю, что цели и задачи в работе директором школы останутся теми же.

В какие вузы лучше поступать, чтобы стать хорошим директором? В России, за рубежом?

Никакой вуз не поможет, тут важны личные качества. 

На конкретном вузе не буду останавливаться, просто безусловно важно педологическое образование, а дальше всё зависит от человека опять же.

Есть девиз или цитата, которая Вас поддерживает?

«Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, нужно бежать как минимум в два раза быстрее.»

Источник: https://propostuplenie.ru/article/intervyu-rabota-direktorom-shkoly/

Вопрос права
Добавить комментарий