Как сервисному центру поступать с техникой, которую клиенты не хотят забирать?

Директор сервис-центра о клиенте

Как сервисному центру поступать с техникой, которую клиенты не хотят забирать?

На минувшей неделе мы писали о конфликте между ремонтными мастерскими «Тамина» и «Ремлаб» с одной стороны и их клиентами с другой.

Пострадавшие выиграли суды, но остались без рабочей техники и с трудом добиваются положенной компенсации.

После публикации Эдуард Холодок, учредитель «Ремлаба» и директор «Тамины», пригласил журналистов Onliner.by к себе, чтобы рассказать о своем видении конфликта.

Эдуард утверждает, что в «Тамине» он был не мастером, а занимал руководящую должность. А потому непосредственного участия в ремонте ноутбука Александры Рогач не принимал.

— Я жил недалеко от девушки, поэтому по пути в офис решил сам забрать в ремонт ее MacBook. На словах мы обсудили ориентировочные сроки и сумму, предоплату я не брал.

По словам Эдуарда, правильная замена матрицы в MacBook производится следующим образом: полностью меняется верхняя часть корпуса с петлями и шлейфами. Такой ремонт обходится в $550.

— Чтобы удешевить его, мы решили пойти другим путем, в частности снять стекло и заменить матрицу. Для молодой девушки с ребенком на руках такой ремонт обошелся бы в три раза дешевле. Но при съеме стекла мастер повредил подсветку. Позвонили Александре и все объяснили.

Из рассказа Эдуарда следует, что девушка беспокоилась о судьбе своего ноутбука, приезжала и интересовалась его состоянием.

— Я ей объяснил, что у нас нет подсветки, ищем. Как только найдем — все сделаем. Но найти деталь нигде не удавалось. Через месяц-полтора предложили другой вариант ремонта — полностью заменить крышку и разделить стоимость пополам. Конечно же, она отказалась.

Позже девушка приехала в офис и пригрозила неприятностями. С извинениями за задержку предложили ей забрать ноутбук и уйти восвояси.

После этого «Тамина» получила претензию из общества защиты прав потребителей. Эдуард зачитывает свой ответ на эту претензию, который был опубликован на Onliner.by на минувшей неделе: «…неоднократно предлагалось забрать ноутбук, однако вместо этого вами выдвигается голословное предположение об утрате вашего ноутбука».

Именно этим «Тамина» мотивировала отказ в выплате неустойки, компенсации морального вреда и двукратной стоимости ноутбука. Стоит отметить, что ноутбук в то время был в состоянии, которое не позволяло на нем работать и четко идентифицировать, что он принадлежит девушке. По словам директора, «Тамина» предложила обратиться в другую мастерскую и оплатить ремонт за счет фирмы.

— Но Александра от этого отказалась и пошла в суд с иском, требуя двукратную стоимость, неустойку и какие-то проценты. На тот момент поменялись курсы, и она запросила порядка 50 млн, кажется.

На одном из заседаний суд задает первый вопрос: «Где ноутбук?». Отвечаю, что у нас. Почему не отдаем? Так она отказывается его забирать.

Сидя в суде, девушка говорит: «А как вы докажете, что это мой ноутбук и все в нем на месте?» Решили вместе отвезти ноутбук в другой сервисный центр.

Перед этим вставили другую матрицу с трещиной в другом месте, чтобы Александра понимала, что ноутбук рабочий, матрица включается, показывает изображение.

Там сказали, что после года без включения повреждена батарея. Но ноутбук включался, можно было увидеть, что он исправен. Матрица, конечно, расслоилась, и выдаваемая картинка получалась с разводами. Но нам важно было не поставить экран, а показать человеку, что ноутбук исправен, мы не собираемся платить его двойную стоимость и девушка может забрать свое устройство.

Не знаю, к счастью или к сожалению, но из своего кармана оплачивать судебную экспертизу я не мог и не собирался.

Эдуард признает, что вина его компании в этой ситуации есть: сроки были затянуты, у мастеров ничего не получилось.

— Но это не значит, что человек просто может прийти и потребовать тройную стоимость ноутбука, потому что он блогер.

Позже у Эдуарда начались командировки. Говорит, что не сидит с отверткой в мастерской, а руководит. Из-за разъездов у него не получалось приходить на суды, а потому решение оказалось предсказуемым: в пользу Александры Рогач необходимо было выплатить 41 млн, после чего девушка отдаст сломанный MacBook фирме.

— Я работаю с утра до вечера, никуда не хожу отдыхать, кроме спортивного зала. Тренировки, работа, командировки — весь мой график.

Вернувшись в Минск, Эдуард проконсультировался и решил написать заявление на пересмотр дела. Вновь открылись слушания.

— Зная, что ноутбук у девушки, я предложил выплатить ей 5 млн за те два или три месяца, что устройство пролежало у нас в ожидании детали. Остальное время она просто нагло не забирала его.

Плюс мы предложили оплатить ее судебные издержки. В общем получалось 10—12 млн. Меня такой исход устраивал. Суд объявил перерыв на час. В это время я вышел из зала суда и увидел, что мою машину забрал эвакуатор. Уехал за машиной, в суд уже не успевал, позвонил, и мне предложили такой вариант: «20 млн, и она отдает вам ноутбук». Простите, а зачем мне ее ноутбук за 20 млн?

Получается следующее. Начало истории: нет ноутбука — дайте денег. Конец истории: ноутбук есть, но он мне не нужен, дайте денег. MacBook находится у нее, батарейка — не наша вина, экран с разводами мы вообще поставили для того, чтобы продемонстрировать работоспособность устройства.

Директор «Тамины» настаивает, что ноутбук девушке вернули практически в том же состоянии, в котором он поступил в ремонт. То есть, с побитой матрицей и нюансами батареи, возникшими из-за долгого бездействия.

В рассказе Эдуард коснулся и блога, в котором Александра делилась новостями о судебной тяжбе с «Таминой» и ее директором.

— Она начала буквально травить меня, выкладывать картинки. Мне стали звонить клиенты. Александра писала, что «Тамина» закрыта, потому как у нее было много проблем. Не было там проблем. Только одна — она. Фирма закрыта только из-за нее, потому что она конкретно «поливала» нас в интернете.

Именно поэтому Эдуард учредил новую фирму «Ремлаб». Как говорит сам парень, в ней он не занимает руководящей должности, директор и мастера там совсем другие.

— В моих глазах она человек, который имеет власть в интернете. Она пришла ко мне и сказала: не дадите денег, я устрою вам проблемы. И она реально создала проблемы, которые я не знаю как решать. Только если просто заплатить ей денег.

Почему, если она такая честная и порядочная, нельзя было прийти и сказать: «Ты негодяй, но я верю, что в тебе есть что-то человеческое. Новый ноутбук стоит $1000. Сломанный стоит $500. Дай мне эти пятьсот и забери ноутбук себе. Давай по-честному». Но не надо продавать за $1000 ноутбук, который, по сути, не стоит ничего. Зачем мне такой ноутбук? У меня есть два своих, рабочих, не разбитых.

На мой взгляд, суд вынес решение, чтобы побыстрее закрыть дело. «Холодка нету? 41 млн должен. Поехали дальше».

Что касается ситуации с Игорем, которому по решению суда уже «Ремлаб» должен возместить 6,3 млн рублей и вернуть компьютер, Эдуард признает вину. Был мастер, который уехал на ПМЖ в Россию вместе с устройством клиента.

— Он конкретно сказал: буду в Беларуси — отдам. Но ради одного компьютера он не приедет. Счет наш арестован, с него регулярно списывают деньги в пользу Игоря.

Я никогда не был связан с интернетом, даже объявления не умею давать, что уж говорить о каких-то блогах. Ее же методами через вас я хочу донести до общественности свою позицию. Суть ведь понятна: вы сдали устройство в организацию — пишите про организацию. При чем тут директор или учредитель?

Эдуард полон решимости подать апелляцию на решение, вынесенное повторно в декабре 2015 года. Насколько это возможно с юридической стороны, парень пока не знает, однако ему уже удалось однажды добиться пересмотра решения суда в тяжбе с Александрой — через три месяца после заочного решения, вынесенного летом 2015-го.

***

Прочитав исповедь директора «Тамины», героиня нашего предыдущего материала Александра решила по полочкам разложить для аудитории Onliner.by его рассказ и вывести Эдуарда на чистую воду. У девушки есть все документы и корреспонденция, собранные за время борьбы с «Таминой», директор же фирмы не представил журналистам никаких документальных подтверждений своим словам.

Во-первых, по словам девушки, никто ей не сообщал о правильном и неправильном путях ремонта ноутбука.

— Мне назвали сумму, я согласилась, мне выдали квитанцию и на следующий день обещали отдать ноутбук с новой, заметьте, родной матрицей. Если бы я знала, что метод установки за $135 — левый и кустарный, я бы никогда на него не согласилась.

Когда Холодок мне позвонил и сказал, что они повредили подсветку и на ее замену нужно еще пару дней, мне это не понравилось, но я ждала. Но мне не возвращали ноутбук два дня, неделю, месяц, лично Холодок кормил завтраками, обедами, ужинами, «уже выезжал», снова переназначал время встречи.

Девушка утверждает, что для нее был очевиден факт повреждения ноутбука во время ремонта.

— Я стала просить, чтобы мне вернули MacBook Air в том состоянии, в котором я его сдавала. Я уже не хотела никакого ремонта после хамства Холодка и его сотрудников. Полностью заменить крышку и разделить стоимость пополам мне не предлагали, это ложь.

Александра шокирована заявлениями Эдуарда о том, что она требовала с него деньги и грозила неприятностями.

— Когда второй раз я приехала в офис узнать, как идет процесс ремонта, бука в офисе уже не было. Мне сказали, что он в каком-то гараже у друзей Холодка. Я просила предоставить договор субподряда и лицензию на осуществление деятельности. Обо всем этом я написала жалобы, у меня есть копии этих жалоб. А ответов так и нет. 

Нагло не забирала? Это пять! Надеюсь, это станет интернет-мемом. Нужно ли объяснять, что мне никто не звонил, не писал, нагло не привозил? Вообще, кроме наглого вранья, есть какие-то доказательства?

Во-вторых, девушка говорит, что согласилась на ремонт в другой мастерской. У нее есть соответствующее исходящее письмо и чек об оплате заказного письма с уведомлением. Но на это письмо ответа не последовало, после чего Александра обратилась в суд.

— В-третьих, в наличии есть протоколы заседаний, где лично Холодок сначала говорил, что ноутбук отремонтирован.

На следующем заседании «Тамина» уже заявила, что снова, мол, не отремонтирован, а такой, как был. Я была согласна на независимую диагностику. Нам ее сделали бесплатно.

И вот когда Эдуард (на тот момент спустя уже 9 месяцев) принес на диагностику ноутбук, я и увидела, что там стоит не моя матрица.

В-четвертых, девушка отдала в ремонт ноутбук, который был в рабочем состоянии, но с трещиной на матрице, стоимостью 1100 долларов, а спустя 9 месяцев вместо этого получила вот такой экземпляр с неработающей батареей.

— Двукратная стоимость — это не мое желание, это законодательство страны, в которой мы живем. И неустойки, моральный ущерб — тоже.

В-пятых, между первым и вторым судебным решением было открыто судебное производство по вступившему в силу решению.

— В свободное от работы и тренировок время Эдуард три месяца неоднократно появлялся в ОПИ Центрального района. Для меня до сих пор загадка: как можно было одним заявлением, к которому даже не были приложены командировочные листы, взять и отменить заочное решение, на обжалование которого дается 10 дней?! А заявление он написал спустя более 100 дней!

Александра резюмирует, что никогда не вымогала денег, действовала в рамках закона. После прошлой публикации на Onliner.by с девушкой связались еще 10 человек, пострадавшие от ремонтных мастерских Эдуарда Холодка.

— Я знаю, что многие, попав в подобные ситуации, забивали и не отстаивали свои права. Я могу их понять: это трудо-, нерво- и энергозатратно. Но я доведу дело до конца.

Ноутбуки на Барахолке

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://tech.onliner.by/2016/06/22/eduard

Как я воевал с компанией HP и победил

Как сервисному центру поступать с техникой, которую клиенты не хотят забирать?

Наверняка каждому или почти каждому из вас приходилось обращаться в сервисные центры хотя бы раз. Я хочу поделиться с вами своим успешным опытом, в возврате денег в непростой ситуации.

Вкратце: Я сдал ноутбук в ремонт а вернули мне его с менее мощной видеокартой, и сказали что мне и так сойдет.

Невероятно? Тогда читайте полную версию:

Начало:

Решив что будучи фрилансером, работать на громоздкой и совершенно не мобильной рабочей станции уже стало невозможно, я решил полностью пересесть на хороший ноутбук. Я занимаюсь видео дизайном, поэтому я выбирал ноутбук с довольно высокими производительными мощностями.

Практически сразу мой выбор остановился на HP Envy Dv-7 7266er. На тот момент конкурентов в ценовой категории ему не было. Ноутбук я приобрел в крупной компьютерной сети за 46 т.р. Радость моя длилась не долго, спустя два месяца, на мониторе ноутбука появилась чересстрочность.

Работать на таком устройстве не представлялось возможности и я отправился в магазин, где его покупал. Понятно дело, для гарантийного ремонта я должен был оставить ноутбук в магазине и ждать до 45 дней по закону окончания ремонта.

Я самостоятельно (что бы ускорить процесс) доставил ноутбук в сервисный центр в который меня направил магазин.

Примечание: Если вы хотите получить подменный ноутбук на время ремонта, берете ту бумажку, которую вам выдадут в сервисе (сохранная расписка) и идете в магазин, где пишете заявление на выдачу подменного ноутбука.

В течении трех дней они обязаны выдать вам товар со схожими потребительскими свойствами. В моем случае, продавец пошел мне навстречу, не без уговоров но выдал подменный ноутбук сразу. Записку у вас забирают и выдают ноутбук.

Обман:

Долгие 45 дней длился ремонт, регулярно я позванивал в сервис, и даже на 40-й день ремонта, запчасти в сервисный центр даже еще не поступили от компании HP. На 44-й день ремонта, наконец зазвонил телефон, и мне сообщили что ноутбук готов.

Я помчался сдавать временный ноутбук обратно в магазин, получил сохранную расписку и прибыл в сервисный центр. На месте бегло осмотрел, проверил работоспособность и увез его домой. Решив немного расслабиться вечером, запустил мою любимую Civilization, обнаружил подозрительно медленное быстродействие.

Полез в систему, я обнаружил там невероятное: вместо моей видеокарты GeFore 650m там красовалась GeFore 630m. Вот это да! Я был удивлен до глубины души, и на следующий день позвонил в сервисный центр и обрисовал ситуацию.

Там мне ответили что они полностью заменяли мне материнскую плату, со всем вытекающими, и они поставили мне то, что им прислали из HP. К сервисному центру претензий нет. Зато появились претензии к HP.

Прения:

Ход моих мыслей был следующий: замена комплектующих во время гарантийного ремонта на менее производительные, не является качественным ремонтом. Другими словами мне выдали совсем другой компьютер, цена которому была существенно ниже.

Если гарантийный ремонт был не качественным то я имею полное право разорвать договор купли продажи с продавцом и вернуть деньги. Так как срок в 45 дней вышел, то речи о повторном ремонте уже не шло. На сайте HP я оставил претензию, в которой четко описал проблему, ясно выразил свои требования.

На что через 3 дня мне выдали просто ошеломительный ответ:

«Добрый день, Олег. Производитель оставляет за собой право изменять комплектацию и характеристики товара без предварительного уведомления, при этом функциональные и качественные показатели товара не ухудшаются.

Проконсультировавшись с техническим отделом, было выяснено, что с установленной видеокартой 630m качественные показатели ноутбука не ухудшились. С уважением, Специалист по Работе с Клиентами

Отдел Рекламации Компании НР»

Сказать что я был возмущен — ничего не сказать. Я понял что компания HP держат своих покупателей за круглых идиотов, я в переписке с техподдержкой, указал на сайт производителя видеокарт, где две разных видеокарты имели различия по всем показателям в 2-2,5 раза.

630m и 650m

Так же я заявил, что производитель вовсе не имеет никакого права изменять комплектацию и характеристики товара, во время гарантийного ремонта. Ни на гарантийном талоне, ни на сохранной расписке нет информации о подобных условиях. На что получил следующий ответ:

«Заказали зч под данный аппарат прислали материнскую плату с именно этой видеокартой, но это не нарушает функциональные и качественные показатели товара.»

Просто не вероятно. Я был вне себя от возмущения. Получается, что во время ремонта мне могут устанавливать какие угодно комплектующие, просто по тому что производитель захотел сэкономить и надурить покупателя. В голову закралась мысль, что мне поставили разогнанную 630-ю что бы я меньше почувствовал разницу, но сути это не меняет. В сто пятый раз я написал ответ в техподдержку, что условия ремонта не выполнены и я требую разрыва договора купли продажи.

Контрнаступление

Через пару дней мне снова написали из техподдержки, с предложением снова отдать ноутбук в ремонт, где мне установят 650m. Я категорически отказался, ну представьте сами: 45 дней они ремонтировали мне ноутбук, значит в этот раз будет еще 45 дней и далеко не факт что мне поставят то железо которые было в нем изначально.

Мне и так пришлось 45 дней работать на ноуте слабее моего, и еще столько же придется? Увольте. Требование мое осталось неизменным: просрочка срока гарантийного ремонта, возврат денег.

Я со своей женой, у которой юридическое образование, составили официальную претензию, направленную в магазин и роспотребнадзор (для проверки правомерности действий сотрудников. Стоит отметить, что продавец (сеть магазинов) шли мне на встречу и сами недоумевали, как в HP могли со мной так поступить.

«Уж мы то сами понимаем разницу между этими двумя видеокартами» был от них такой ответ. Поэтому к продавцу претензий у меня тоже не было. Но выражать свои претензии все равно был вынужден продавцу, а они уже в свою очередь должны были вернуть свои деньги с HP

Развязка

В течение 10 дней данная претензия рассматривалась магазином, а они в свою очередь выбивали с HP компенсацию за ноутбук. Мы уже начали собирать бумажки для обращения в суд, как позвонили из магазина и сообщили что я могу получить свои деньги.

И я смог уже купить себе другой ноутбук, за почти те же деньги но уже аж с 750m. И в магазине, и в сервисном центре сотрудники недоумевали, как такое могло вообще произойти, они сказали что это был прецедент. На их памяти такого не происходило никогда.

Название сервисного центра и сети магазинов не оглашаю, так как их согласия у меня нет, и если они захотят, я могу их упомянуть. А вот сотрудникам компании HP должно быть стыдно за неприкрытое вранье и некомпетентность своих сотрудников.

Вы ремонтировали свою технику? Проверьте все ли на месте 😉 Сохраняйте чеки и упаковку, и в подобной ситуации у вас есть все шансы вернуть свои деньги даже не доходя до суда.

Спасибо за внимание.

  • возврат средств
  • HP
  • гарантийный ремонт
  • возврат денег
  • ноутбук

Источник: https://habr.com/ru/post/166217/

Как вернуть товар по гарантии

Как сервисному центру поступать с техникой, которую клиенты не хотят забирать?

20.05.2014 16:48

Валентин БОГУНОВ, юрист

С некачественным (бракованным) товаром в своей жизни не сталкивался только тот, кто ничего не покупал. И хотя Закон о защите прав потребителей дает довольно мощный инструментарий, вернуть по гарантии товар можно не всякий. И не всегда. Эта статья посвящена вопросу, что делать в случае, если вам попался бракованный товар и как его вернуть в магазин.

Гарантии, сроки и обязательства

Защищая потребителя от некачественной продукции, законодатель установил для производителя ограниченные во времени гарантийные обязательства (ст.7 Закона о защите прав потребителей).

Эти обязательства заключаются в том, что произведенный товар или продукт должны нормально отработать (использоваться) на протяжении гарантийного срока. Для этого сам производитель, продавец или третье лицо (сервисный центр) в случае поломки товара должны его бесплатно отремонтировать или заменить.

Гарантийный срок указывается в паспорте на продукцию, на этикетке или в любом другом документе (чаще всего, это гарантийный талон).

Для пищевых продуктов и другой продукции, потребительские качества которой со временем могут ухудшаться и создавать опасность для жизни и здоровья, устанавливается срок годности, который обозначается на этикетках, упаковках или иных документах. Этот срок годности и считается гарантийным сроком. Срок годности считается с даты изготовления.

А вот на такие сезонные товары, как обувь, одежда, меховые и иные изделия гарантийный срок исчисляется с начала соответствующего сезона (начало сезонов для товаров установлено постановлением Кабинета Министров Украины от 19.03.94 №172).

Относительно продукции, на которую гарантийные сроки или срок годности не установлены, потребитель вправе предъявить продавцу (производителю, исполнителю) соответствующие требования, если недостатки были обнаружены в течение двух лет, а относительно объекта строительства – не позднее десяти лет со дня передачи их потребителю.

Необходимые условия

Согласно ч.11 ст.8 Закона все требования потребителя рассматриваются только после предъявления расчетного документа (удостоверяет факт продажи и дату продажи, выдается при покупке), а в отношении товаров, на которые установлен гарантийный срок, – технического паспорта или иного заменяющего его документа с отметкой о дате продажи.

Другими словами, воспользоваться инструментарием, предоставляемым Законом о защите прав потребителей для починки, обмена или возврата товара можно лишь в пределах гарантийного срока, при наличии товарного или кассового чека, заполненного паспорта на товар или гарантийного талона.

Важно иметь в виду, что требования потребителя не будут удовлетворены, если продавец, производитель (сервисный центр) докажут, что недостатки товара возникли вследствие нарушения потребителем правил пользования товаром или его хранения (ч.14 ст.8).

Исходя из этой нормы, пожалуй, бессмысленно идти за справедливостью с внезапно «заглючившим» мобильным телефоном, если на его корпусе есть сколы или вмятины после падения, которые (можете не сомневаться) будут оценены в сервисном центре как «нарушения потребителем правил пользования).

Также предъявить магазину претензии по поводу скисшего в пределах срока годности молока можно, пожалуй, лишь сразу после его покупки. На следующий день магазин уже может говорить о «нарушении правил хранения продукта» – не положили в холодильник, вот и скисло.

Товар починить, обменять или вернуть?

Теперь, когда разобрались со сроками и необходимой документацией, выясним, что в связи с поломкой товара имеет право требовать потребитель и как себя обязан вести продавец.

Итак, согласно ч.1 ст.8 Закона в случае выявления в течение установленного гарантийного срока недостатков потребитель имеет право требовать:

1) пропорционального уменьшения цены;

2) безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок;

3) возмещение расходов на устранение недостатков товара.

Закон устанавливает, что потребитель имеет право предъявить одно из этих требований, а в случае его невыполнения заявить другое требование.

Иными словами, хотя требует покупатель, но варианты, в конечном итоге, выбирает продавец. А потому, когда вы приходите в магазин с претензиями на поломавшуюся, например, микроволновку, магазин, как правило, переадресует вас в сервисный центр фирмы для «безвозмездного устранения недостатков», даже если вы предложите пропорционально уменьшить цену.

Но вот если в течение гарантийного срока были выявлены существенные недостатки или фальсификация товара, то в этом случае выбирает уже потребитель:

1) расторгнуть договор и вернуть уплаченные за него деньги;

2) заменить товар на такой же или на аналогичный, из числа имеющихся.

В возникновении существенных недостатков должен быть виновен производитель (продавец, исполнитель), а для их подтверждения, скорее всего, придется провести экспертизу.

Существенный ли недостаток?

Таким образом, обменять или вернуть товар можно лишь в случае, если недостаток оказался существенным.

«Существенность» можно оценить исходя из определений, данных в ст.1 Закона о защите прав потребителей:

недостаток – любое несоответствие продукции требованиям нормативно-правовых актов и нормативных документов, условиям договоров или требованиям, предъявляемым к ней, а также информации о продукции, предоставленной производителем (исполнителем, продавцом).

существенный недостаток – недостаток, который делает невозможным или недопустимым использование товара в соответствии с его целевым назначением, возник по вине производителя (продавца, исполнителя), после его устранения проявляется снова по независимым от потребителя причинам и при этом наделен хотя бы одним из следующих признаков:

а) недостаток вообще не может быть устранен;

б) его устранение требует более четырнадцати календарных дней;

в) он делает товар существенно иным, нежели предусмотрено договором.

Исходя из этого, обмен или возврат товара можно требовать лишь в случае, если поломка произошла не по вашей вине, ее хотя бы один раз пытались устранить.

Как удовлетворяют потребителя

Теперь несколько слов по процедуре. Продавец, производитель, сервисный центр обязаны принять товар ненадлежащего качества и удовлетворить его требования. При этом доставка крупногабаритных товаров и товаров весом более пяти килограмм и их возврат потребителю осуществляется за счет продавца, производителя, сервисного центра.

Требование о замене бракованного товара должно удовлетворяться немедленно, если товар есть в наличии. При необходимости проверки дефекта – на протяжении 14 дней или по договоренности сторон. Если же товара нет, то его замену должны произвести на протяжении двух месяцев с момента подачи соответствующего заявления.

Что касается изменения цен на товар, то здесь Законом о защите прав потребителей установлены такие правила. Если проводится замена товара на такой же, только исправный, то пересчет стоимости не проводится.

В случае, если замена производится на товар иной марки (модели, артикула, модификации), то за основу берется более высокая цена.

То есть, если цена возросла, то пересчет производится на момент обмена; если снизилась, – на момент покупки.

Аналогично, если товар возвращается и потребитель забирает деньги: при расторжении договора расчеты с потребителем производятся: в случае повышения цены на товар – исходя из стоимости на время предъявления требования о возврате денег; в случае снижения– исходя из цены на момент покупки. При этом уплаченные за товар деньги должны быть возвращены в день расторжения договора или по договоренности в другой срок, однако не позже, чем на протяжении семи дней.

Гарантийный ремонт также имеет некоторые процедурные особенности, о которых не все знают. Так, устранить недостатки товара обязаны в течении 14 дней с даты предъявления требования (или по согласию сторон в иной срок).

Для некоторых товаров, в том числе, для мобильных, холодильников, компьютеров, Кабинет Министров Украины обязывает продавца и производителя создавать так называемый обменный фонд товаров, из которого по письменному требованию потребителя ему предоставляется (с доставкой!!!) товар аналогичной марки (модели, артикула, модификации). За каждый день задержки исполнения этого требования и за каждый следующий после четырнадцатого день потребителю выплачивается неустойка в размере 1% от стоимости товара.

Полный список товаров, которыми можно пользоваться, даже когда они находятся в ремонте, можно увидеть здесь.

Кстати, многие почему-то путают гарантийный срок, в течение которого можно починить, обменять или вернуть некачественный товар, с 14-дневным сроком после покупки товара. В последнем случае можно вернуть в магазин товар надлежащего качества. Подробнее – в материале «Как вернуть товар в магазин: Правила возврата товара в течении 14 дней».

Закон і Бізнес

Источник: https://zib.com.ua/ru/pda/85838.html

Клиент о суде с ремонтниками: «Еще никто так элегантно не пытался обозвать меня клиническим идиотом» – Технологии Onliner

Как сервисному центру поступать с техникой, которую клиенты не хотят забирать?

Наш читатель Евгений уже почти полтора года чинит ноутбук в минской ремонтной мастерской.

Он уже выиграл один суд, выстоял против кассационной жалобы, но до сих пор не получил на руки рабочий компьютер. А вся беда в бумажке, которую в первый день обращения к ремонтникам он получил на руки.

Евгений рассказал Onliner.by, как небрежно составленная квитанция обошлась ему в полтора года нервотрепки.

Ремонт ноутбука может длиться годами. Об этом мы узнали из истории о затянувшемся конфликте владелицы MacBook Air и ремонтной мастерской «Тамина». В ситуации Евгения в замене сенсорной панели нуждался ASUS Transformer Book Flip.

Как говорит сам читатель, на ремонтную мастерскую он наткнулся случайно в мае прошлого года. Шел по проспекту Независимости и увидел вывеску «Ремонт ноутбуков». Туда и решил сдать свой поврежденный аппарат.

— Ноутбук у меня в ремонт приняли. Как положено, выдали квитанцию о том, что он обладает неисправностью: «разбит сенсор». На квитанции все выглядело солидно: реквизиты, роспись приемщика. Только была одна маленькая проблема, которой я сперва придал мало значения: напротив стоимости ремонта стояла цена в 0 рублей.

Впоследствии выяснилось, что этот маленький недочет был очень важен: за каждый день просрочки мастерская обязана выплачивать неустойку, а она рассчитывается исходя из ориентировочной стоимости ремонта.

— Пояснили мне «нулевую» сумму тем, что деталь неразборная и неизвестно, выйдет ли снять стекло. А если не выйдет, то стоимость будет совершенно другой. На словах пообещали уложиться в полтора месяца и примерно $200.

Срок долгий, но что поделать, придется подождать. На следующий день перезвонили и сообщили, что разбитый сенсор успешно снят, стоимость и сроки ремонта подтвердили.

Жалею, что не додумался приехать в мастерскую переписать квитанцию с указанием точных данных.

Как поясняет клиент, в оговоренный срок ремонтники не уложились. Сетовали на то, что деталь оплачена и вот-вот должна приехать. Забирать ноутбук и сдавать его в другую мастерскую Евгений не решился: дополнительная потеря времени, да и кто возьмется ремонтировать уже разобранный кем-то компьютер. В результате ожидание затянулось на полгода.

Только в октябре, устав от постоянных созвонов, читатель отправил в мастерскую претензию через Минское общество защиты прав потребителей с требованием закончить злополучный ремонт. В качестве суммы ущерба за потерянное время были указаны 500 000 неденоминированных рублей — «чтобы щелкнуть их по носу и донести, что вести себя так нехорошо».

— Но ответ от компании «Ахилес» меня озадачил. Оказалось, что я передал им «бытовое электронное изделие» совсем не для ремонта, а для проведения неких «контрольно-диагностических работ и дефектации». Они ноутбук разобрали, выяснили, что нужная деталь отсутствует, и… отказали мне в починке, предложив забрать устройство. А в ответ на претензию предложили забрать его повторно.

После такого ответа Евгений понял, что решить проблему с затянувшимся на полгода ремонтом можно только через суд. Туда он и обратился с исковым заявлением. На суде представитель ответчика сказал, что мастерская вообще не занимается ремонтом ноутбуков, их профиль — сотовые телефоны и фотоаппараты.

— По словам ответчика, ноутбуки они чинят только в исключительных случаях — если клиент сам приносит запасные части. Ну а раз ноутбуками не занимаются, то и сроки ремонта в квитанции на них распространяться не могут.

Но на сайте мастерской активно рекламируются соответствующие услуги: «Мы ценим как своё время, так и занятость клиентов, поэтому осуществляем все работы в кратчайшие сроки». Да ведь и мой ASUS к ним попал из-за вывески «Ремонт ноутбуков» на входе.

На следующее заседание пришлось нести распечатки скриншотов с сайта мастерской и их визитку, где написано о ремонте таких устройств.

На суде от ответчика стало известно, что я должен был сам искать деталь для починки, но великодушные мастера позвонили своим поставщикам и еще в мае отказали в ремонте по причине отсутствия детали.

При этом справка от поставщика и распечатка телефонных разговоров были датированы 13 мая.

 Однако согласно пункту 22 «Правил бытового обслуживания потребителей» ремонт должен осуществляться за счет материалов исполнителя, если иное не указано в квитанции. В моей квитанции ничего такого не было.

Потом последовали еще более интересные отговорки: мол, я не предоставил техпаспорт на ноутбук и документы, подтверждающие, что он принадлежит именно мне. Вместе с тем отсутствие этих документов не помешало ремонтникам разобрать устройство. Да и нигде такой порядок подачи не прописан.

Как врача, меня зацепил один перл из возражения ответчика по иску. В 18-страничном документе мне весьма завуалированным языком поставили диагноз крайней степени олигофрении.

Еще никто так элегантно не пытался обозвать меня клиническим идиотом. Замечу, что исковое заявление мне помогали составлять профессиональные юристы Минского общества защиты прав потребителей и в документе были использованы абсолютно адекватные, стандартные речевые обороты.

В итоге в марте 2016 года суд признал договор заключенным, обязал ответчика выплатить моральный ущерб в 1,5 млн, 7 млн за услуги общества по защите прав потребителей, 1,5 млн штрафа в пользу государства и, конечно же, обязал закончить ремонт. В июне началось рассмотрение кассационной жалобы ответчика, которая в итоге осталась без удовлетворения.

— В августе мастера пригласили заключить новый договор на ремонт ноутбука. Но я отказываюсь заключать новый, так как предыдущий был признан судом действительным.

И заключать какой-то новый я с ними не обязан, они просто должны выполнить решение суда. Мастерская же ссылается на то, что ни точных сроков, ни стоимости в той изначальной квитанции указано не было.

Но я-то согласен оплатить этот ремонт по их прейскуранту, по документам, подтверждающим стоимость замены.

Однако вот уже и сентябрь на дворе, а ноутбука на руках Евгения как не было, так и нет. Судя по всему, дело снова застопорилось, и сдвинуть его с мертвой точки могут только судебные исполнители.

— И новый не купишь — зачем мне два? И старый на «ответственном хранении» в мастерской пылится уже почти полтора года.

Я же хочу лишний раз призвать читателей учиться на чужом опыте и быть внимательнее, чтобы стоимость ремонта и сроки им называли не на словах, а предоставляли в задокументированном виде. Это даст право на неустойку, да и мастера в таком случае побоятся затягивать.

В мастерской «Ахилес» подтвердили знакомство с Евгением. И основные сюжетные повороты дела совпали с рассказом клиента. За исключением нескольких деталей. Как утверждают в мастерской, еще на следующий день после принятия ноутбука на диагностику клиенту сообщили по телефону об отсутствии запасной части для выполнения ремонта у поставщиков комплектующих.

Запчасти на ноутбуки заказываются только у официального поставщика, учитывая качество, стоимость, обмен в случае брака и ряда других нюансов. Поставщик проинформировал о возможной поставке данной запчасти не ранее чем через 4 месяца. Соответствующую распечатку оператора сотовой связи и справку от поставщика ответчик предоставлял в суде для ознакомления.

— Ноутбук редкий, и найти к нему сенсор довольно сложно. Только через официального поставщика. На момент обращения запчасти у него не было, а ориентировочным сроком называли четыре месяца.

Об этом я и сообщил клиенту посредством телефонного звонка, предложив либо ждать, либо забрать устройство. В суде заказчик заявил, что в телефонном разговоре речь шла о полутора месяцах.

Из-за этого весь сыр-бор и начался.

Также уведомили клиента о том, что сенсор и дисплей в ноутбуке склеены вместе. Расклеить их можно, но есть большой риск того, что повредится дисплей. Предложили либо $170 за замену сенсора с риском, либо примерно $350 за весь модуль в сборке. В итоге был выбран вариант подешевле.

Заказчику спустя примерно три месяца также была предоставлена возможность убедиться в том, что запчасть заказана. Мы показали ему переписку в Skype с поставщиком. Как только получим — сразу проинформируем. Ожидайте.

В результате я проиграл суд из-за слова «квитанция». Его можно трактовать как материальную ответственность исполнителя и как документ о том, что клиент просто сдал устройство. Суд воспринял это как неправильно оформленный договор. Но в договоре должны быть указаны как минимум сроки и стоимость выполнения работ.

В квитанции же указана сумма в 0 рублей. На момент приема я не знал, какой будет стоимость. То есть мы взяли ноутбук на диагностику.

Что касается указанного в квитанции срока в 14 дней на выполнение ремонта ОАУ (оконечных абонентских устройств), то он относится к мобильным телефонам, а не к ноутбукам. О них в квитанции вообще речи не идет.

 Я буду дальше подавать в новые суды и попытаюсь доказать, что та квитанция являлась не договором на оказание услуг по ремонту, а лишь фактом принятия на диагностику без указания цены.

Когда мы с клиентом созванивались и встречались, то объясняли, что все еще ждем деталь. В ответ на претензию из общества по защите прав потребителей и вовсе предлагали забрать ноутбук. Мы ничего не украли, не поломали.

Сняли сенсор, посмотрели маркировку, заказали деталь и поставили обратно. Я регулярно подзаряжаю компьютер, чтобы батарейка не разрядилась. Он всегда был собран и находился в том же состоянии, в котором к нам поступил.

Согласно правилам оказания услуг диагностика является неотъемлемой частью оказания бытовых услуг. После проведения диагностики заказчика информируют о сроках, стоимости, особенностях сборки аппарата и предлагают варианты оказания услуги.

В рассматриваемом случае заказчик согласился по стоимости, ориентировочным срокам, возможности повреждения матрицы. В итоге запчасть пришла, когда начались судебные разбирательства. Они продолжались 9 месяцев до момента получения нами решения суда.

Ремонт, соответственно, был бы уже давно выполнен. На данный момент от заказчика требуется только письменное согласие на выполнение ремонта с указанием цены, срока и возможное повреждение матрицы. Ее никто не собирается специально повреждать.

Но заказчик отказывается от подписания документа. Сейчас на руках у него документ, подтверждающий принятие аппарата на диагностику. 

Зимой, во время судебных разбирательств, пришла запчасть. В результате суд в постановлении написал, что запчасть есть, а наша фирма не выполняет свои обязательства. Но никто никогда не отказывал в ремонте!

Я уже оплатил все штрафы и готов починить ноутбук. Клиент на словах согласен с условиями, но не хочет подписывать новый, правильный договор — со сроками, ценой и оповещением о рисках.

А я настаиваю на получении его письменного согласия, чтобы он потом не отказался оплачивать ремонт либо у него не возникло претензий из-за возможных повреждений во время замены сенсора.

Я по законодательству обязан информировать заказчика о том, что его изделие может выйти из строя. Не на словах, как было до этого, а письменно.

От себя хочу добавить, что мне непонятно, чем недоволен заказчик. С нашей стороны нет абсолютно никакого злого умысла в его отношении. Если не устраивали предложенные сроки, условия — забери ноутбук. Запчасть уже есть, готовы выполнить ремонт. Но это договорные отношения, надо подписать договор, который составляется после диагностики. А заказчик отказывается.

Подставки для ноутбуков в каталоге Onliner.by

Источник: https://tech.onliner.by/2016/09/22/kvitanciya

Вопрос права
Добавить комментарий