Исполнительные листы в отношении банковской организации

Отмывай, но проверяй

Исполнительные листы в отношении банковской организации

Росфинмониторинг согласовал новый подход к борьбе со схемой легализации доходов через суды

Банкиры и Росфинмониторинг согласовали новый подход к борьбе с отмыванием преступных доходов с помощью судебных схем. Согласно ему, отказывать в списании средств по сомнительным исполнительным листам банкиры не будут, но будут информировать о таких транзакциях Росфинмониторинг. На текущий момент это выход, но глобально надо менять законодательство, указывают банкиры

Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

О том, что банкиры и Росфинмониторинг согласовали новый подход к решению проблемы отмывания средств через исполнительные листы по судебным решениям, свидетельствует переписка антиотмывочного ведомства и Ассоциации региональных банков «Россия» (АСРОС), на днях опубликованная на сайте АСРОС.

Как ранее сообщал РБК, указанная отмывочная схема работает следующим образом. Одна компания обращается в суд (третейский или обычный) с иском к другой по вопросу взыскания несуществующего на самом деле долга. В реальности обязательств, подлежащих урегулированию в суде, нет, споры создаются искусственно.

Тем не менее судебное решение о взыскании судом (по неведению или в рамках сговора) выносится, выдается исполнительный лист (используются как настоящие, так и поддельные исполнительные листы), с которым приставы-исполнители обращаются в банк «должника» за списанием средств.

Средства с банковского счета «должника» списываются и перечисляются в пользу «взыскателя» на его счета в России или за рубежом, проходя таким образом процесс легализации. По данным РБК, схема появилась около года назад, и ее использование активизировалось в последнее время.

В настоящее время ЦБ совместно с Росфинмониторингом и Верховным судом проводит работу по определению возможных вариантов решения в подобных ситуациях. Результатов этой работы пока объявлено не было.

Согласованное банками и Росфинмониторингом решение выглядит так.

Банк при наличии подозрений, что представленные ему исполнительные листы используются для легализации преступных доходов (в том числе вывода капитала за рубеж), осуществляет платеж по подозрительному исполнительному листу, одновременно направляет информацию о подозрительной операции в Росфинмониторинг и только после этого принимает меры, направленные на последующее прекращение отношений с таким клиентом в соответствии с антиотмывочным законом №115-ФЗ. В ответ на запрос банкиров Росфинмониторинг сообщил, что такое решение «считает возможным».

Таким образом, банки одновременно соблюдают антиотмывочный закон (принимают меры по борьбе с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма) и не нарушают законодательство о судебной системе и исполнительном производстве, согласно которым вступившие в законную силу постановления судов являются обязательными для всех и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Как предлагалось бороться до сих пор

До сих пор банкиры в вопросе борьбы с указанными схемами руководствовались рекомендациями непосредственного регулятора — Банка России, — выпущенными в феврале 2017 года, после того как была выявлена активизация этих схем.

ЦБ был более категоричен, чем Росфинмониторинг. Он рекомендовал кредитным организациям при наличии подозрительных признаков по операциям с исполнительными листами (см.

ВРЕЗ) реализовывать право на отказ в совершении операций (предусмотренное законом 115-ФЗ) и вовсе прерывать отношения с клиентами, которые дважды в течение года пытаются использовать схемы вывода активов и легализации незаконно полученных доходов через судебные схемы.

О подозрительности операций списания средств по исполнительным листам, согласно рекомендациям ЦБ, свидетельствует то, что по банковским счетам «должников» и (или) «взыскателей» расходные операции, как правило, не осуществляются либо носят нерегулярный характер. В частности, уплата налогов или других обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации с банковских счетов не осуществляется или осуществляется в размерах, не превышающих 0,5% от дебетового оборота по таким счетам.

Комментируя РБК эти рекомендации сразу же после их публикации, банкиры отмечали, что оказываются в сложной ситуации.

По их словам, проверить решения судов практически невозможно в отсутствие каких-либо баз данных по ним, проводить операции — сопряжено с риском претензий со стороны ЦБ о недостаточной борьбе с отмыванием, отказывать в проведении или и вовсе закрывать счета — с риском претензий клиентов, оказавшихся на самом деле добросовестными и в целом с репутационным риском.

Более того, как указывает глава юридического департамента одного из опрошенных РБК банков, если суд рассмотрел дело, вынес решение и выдал исполнительный лист, то «банки абсолютно беспомощны здесь».

«Даже если банку очевидны неправомерные действия сторон судебного спора и он попытается не исполнить решение суда, то напрямую попадет под штраф по КоАП в размере половины суммы, подлежащей взысканию с должника, но не более 1 млн руб. Кроме того, банковский служащий, принявший соответствующее решение, также попадает под ст.

315 Уголовного кодекса о неисполнении решения суда, — указывает он. — По этой статье может грозить как штраф до 200 тыс. руб., так и лишение права на профессию, либо в случаях особо злостных нарушений — лишение свободы до двух лет».

«Если есть решение суда и банки проверили, например на сайте арбитражных судов, что такое решение существует, то единственное, что может сделать банк, — пожать плечами и исполнить требования исполнительного листа», — заключает собеседник РБК.

Сергей Бобылев / ТАСС

Смягченный подход

Новый — более мягкий — альтернативный подход меньше подвержен этим крайностям.

«Если у банка есть подозрения в сомнительности операции по исполнительному листу, то операция, как правило, проводится, так как судебный приказ не может быть не исполнен, при этом клиент постепенно выводится из банка, договорные отношения расторгаются с ним не сразу.

При таком подходе столкновение норм — антиотмывочных и об исполнительном производстве — не столь ярко выражено.

Конечно, есть риск, что при проведении операции будет допущено отмывание доходов, однако кредитная организация действовала в соответствии с рекомендациями Росфинмониторинга и проинформировала его о соответствующих рисках», — говорит сопредседатель комитета АРБ по вопросам ПОД/ФТ и комплаенс-рискам Алексей Тимошкин.

«Предыдущее предложение по борьбе с указанными схемами было практически нереализуемым. Отказать сразу в исполнении исполнительного листа по причине сомнительности стоящей за этим операции, как это рекомендовалось делать, банк не может, — поясняет юрист банка из топ-100.

 — Обычно, если в схеме участвует фирма-однодневка, что является самым распространенным вариантом, на момент предоставления в банк исполнительного листа операций по ее счету нет, соответственно, у банка нет реальной базы для подозрений.

Соответственно, банк не может голословно применить право на отказ в совершении платежа на основании антиотмывочного закона».

«Согласованный банками и Росфинмониторингом подход дает первым больше возможностей для маневра, — продолжает собеседник РБК. — Сначала банк проводит операцию, которую не провести не может, то есть соблюдает закон об исполнительном производстве.

Но одновременно информируя Росфинмониторинг о сомнительности операции, готовит себе почву для исполнения антиотмывочного законодательства. Повторное признание какой-либо другой операции этого клиента сомнительной позволит ему законно расторгнуть договор банковского счета».

Это единственный действе​нный механизм, который банки сейчас могут использовать при борьбе с указанными схемами, как бы они ни были заинтересованы в избавлении от недобросовестных клиентов, считает он.

Впрочем, заключает юрист, до тех пор пока не будет изменено что-то на законодательном уровне, проблема не будет решена окончательно.

«Действительно, только когда будет вторая сомнительная операция, банк может расторгнуть договор с клиентом, но все дело в том, что второй операции не будет, на то компании, организующие такие фиктивные споры, и есть фирмы-однодневки.

Без изменений в закон получается борьба с ветряными мельницами», — согласен заместитель председателя правления, начальник юридического департамента Ланта-банка Дмитрий Шевченко.

Что еще предлагали банкиры

Поправки в законодательство банкиры в своей переписке тоже предлагали, однако комментариев чиновников по существу в переписке не содержится. Там указано лишь, что Росфинмониторингом «приняты к сведению представленные Ассоциацией предложения по совершенствованию положений Федерального закона №115-ФЗ».

Всего предлагалось три варианта поправок. Во-первых, прописать в антиотмывочном законе право банков отказывать в выполнении распоряжений не только клиентов, но и «иного лица, имеющего право в силу закона или договора предъявлять распоряжения к счету клиента», то есть судебного пристава.

Во-вторых, внести изменения в антиотмывочный закон и закон «Об исполнительном производстве», позволяющие банкам приостанавливать сомнительные операции на определенный срок до поступления указаний от Росфинмониторинга, что им делать дальше. Таким образом, ответственность перекладывалась бы на антиотмывочное ведомство.

Вариант третий — разрешить банкам отказывать в совершении операций по зачислению денежных средств по исполнительным листам в случае наличия подозрений в легитимности операции. Это, по сути, предполагает перекладывание ответственности с одного банка (обслуживающего якобы должника по исполнительному листу) на банк получателя по сомнительному исполнительному листу.​

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2017/04/21/58f8d14b9a79472acf1d04ea

Выиграть – не значит взыскать! Эффективное сопровождение на стадии исполнительного производства

Исполнительные листы в отношении банковской организации

Юлия Сорокина

Партнер Международной юридической группы KDS Legal

специально для ГАРАНТ.РУ

Как говорил Бенджамин Франклин, кредиторы отличаются лучшей памятью, чем должники. И это действительно так, поскольку процент должников, исполняющих свои обязательства в добровольном порядке, не велик.

Поэтому рано или поздно любая компания сталкивается с ситуацией, когда взыскать денежные средства либо обязать должника выполнить требование неимущественного характера возможно только в случае обращения с иском в суд.

И, казалось бы, какие могут быть сложности после того, как суд выигран и решение, вынесенное судом, вступило в законную силу?! Тем не менее на практике часто возникают ситуации, когда должник не спешит платить по счетам, а, наоборот, различными способами пытается уклониться от исполнения решения суда.

И на этом этапе кредитору необходимо понимать все нюансы, связанные с исполнительным производством.

Что же такое исполнительное производство? Если говорить по-простому, то это действия, направленные на принудительное исполнение исполнительных документов.

Федеральный закон от 2 октября 2007 г.

№ 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – Закон об исполнительном производстве) предусматривает 11 видов исполнительных документов, среди которых: исполнительные листы; судебные приказы; нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов или их нотариально удостоверенные копии; удостоверения, выдаваемые комиссиями по трудовым спорам; акты органов, осуществляющих контрольные функции; судебные акты, акты других органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях; постановления судебного пристава-исполнителя; акты других органов в случаях, предусмотренных федеральным законодательством; исполнительная надпись нотариуса; запрос центрального органа о розыске ребенка; исполнительные документы, выданные компетентными органами иностранных государств (ст. 12).

Куда можно предъявить исполнительный документ к исполнению?

Исполнительный документ можно предъявить к исполнению в:

  • ФССП России или в ее структурное подразделение;
  • банк или иную кредитную организацию;
  • организации или иному лицу, которое выплачивает должнику заработную плату, пенсию, стипендию и другие периодические платежи;
  • в финансовый орган (например, Минфин России, Казначейство России).

Но даже после того, как исполнительный документ предъявлен к исполнению в тот или иной орган, не стоит сидеть сложа руки.

Афоризм о разнице между капиталом и трудом как нельзя лучше описывает, почему необходимо быть активным взыскателем: “Если ты одалживаешь кому-нибудь деньги – это капитал, если ты пытаешься получить их назад – это труд”.

Так вот, для возврата денежных средств или исполнения требований не имущественного характера придется потрудиться.

Для начала необходимо правильно определить куда нужно предъявить исполнительный документ к исполнению.

Например, если в исполнительном документе содержится требования неимущественного характера, то такой исполнительный документ подается исключительно в ФССП России или ее структурное подразделение.

Либо, если речь идет об обращении взыскания на средства бюджетной системы, то в этом случае необходимо обращаться только в соответствующий финансовый орган.

В случае наличия информации по банковским счетам должника, а тем более в случае наличия инсайдерской информации о наличии денежных средств на указанных банковских счетах, рекомендую предъявлять исполнительный лист в банк.

Если о банковских счетах должника ничего не известно, то при наличии у взыскателя исполнительного листа с неистекшим сроком предъявления к исполнению взыскатель вправе обратиться в любой территориальный налоговый орган по месту своего нахождения с заявлением о представлении этих сведений. Срок предоставления таких сведений – 7 дней со дня получения запроса.

И вот информация о банковских счетах должника получена, но что требуется для предъявления исполнительного листа в банк?

Порядок предъявления исполнительного листа в банк или иную кредитную организацию помимо Закона об исполнительном производстве регулируется Положением Центрального Банка РФ от 10 апреля 2006 г. № 285-П “О порядке приема и исполнения кредитными организациями, подразделениями расчетной сети Банка России исполнительных документов, предъявляемых взыскателями”.

Для предъявления исполнительного листа в банк потребуется: заявление, оригинал исполнительного листа и доверенность на представителя при необходимости.

Требования к заявлению изложены в ст. 8 Закона об исполнительном производстве. В нем необходимо указать:

реквизиты банковского счета взыскателя, на который следует перечислить денежные средства;

Ф.И.О., гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, место жительства или пребывания, ИНН (при наличии), данные миграционной карты и документа, подтверждающего право на пребывание (проживание) в РФ взыскателя-гражданина;

наименование, ИНН или код иностранной организации, ОГРН, место государственной регистрации и юридический адрес взыскателя – юридического лица.

Банк или иная кредитная организация должна незамедлительно исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств и в течение 3-х дней со дня их исполнения проинформировать взыскателя.

В случае обоснованных сомнений в подлинности исполнительного документа или сомнений в достоверности сведений, банк или иная кредитная организация вправе для их проверки задержать исполнение исполнительного документа, но не более чем на 7 дней. При проведении указанной проверки банк или кредитная организация незамедлительно приостанавливает операции с денежными средствами на счетах должника в пределах суммы денежных средств, подлежащей взысканию.

Неисполнения банком требования, содержащегося в исполнительном документе, влечет наложение административного штрафа в размере половины от денежной суммы, подлежащей взысканию с должника, но не более 1 млн руб. (п. 2 ст. 17.14 КоАП).

При наличии сведений о месте работы должника – физического лица исполнительный документ о взыскании денежных средств, не превышающих в сумме 25 тыс. руб., может быть направлен лицом, сопровождающим исполнение, в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи (ст. 9 Закона об исполнительном производстве).

Одновременно с исполнительным документом взыскатель представляет заявление. В случае предъявления исполнительного документа через представителя – доверенность на представителя.

Требования, предъявляемые к заявлению, аналогичны требованиям, которые предъявляются к заявлению, направляемому в банк.

Что касается предъявления исполнительного документа в финансовый орган, то среди прочих документов к заявлению необходимо приложить копию судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ с отметкой о вступлении его в законную силу. Не представление копии судебного акта является основанием для возврата взыскателю документов, поступивших на исполнение.

Самым распространенным способом является предъявление исполнительного документа к взысканию в ФССП России.

Когда стоит обращаться в службу судебных приставов?

  • когда у вас отсутствуют сведения о банковских счетах должника;
  • когда в отношении должника уже возбуждено несколько исполнительных производств;
  • когда в исполнительном документе речь идет о требованиях неимущественного характера.

В соответствии со ст. 30, ст. 33 Закона об исполнительном производстве исполнительные листы подаются взыскателем в территориальный отдел ФССП России по месту совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Если должник – физическое лицо, то по месту жительства, месту пребывания или местонахождению имущества должника.

Если должник – организация, то по юридическому адресу, местонахождению ее имущества или по юридическому адресу ее представительства или филиала.

Предъявление исполнительного документа не по месту совершения исполнительных действий является одним из оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства, потому нужно быть предельно внимательным.

Пакет документов для предъявления исполнительного документа в службу судебных приставов-исполнителей стандартный: заявление, оригинал исполнительного документа, доверенность, если нужна.

Требования, предъявляемые к заявлению также стандартны, но помимо общих требований, в заявлении может содержаться также ходатайство о наложении ареста на имущество должника в целях обеспечения исполнения содержащихся в исполнительном документе требований об имущественных взысканиях, а также об установлении для должника ограничений на выезд за пределы РФ.

Как можно повлиять на то, чтобы судебный пристав-исполнитель исполнял свои должностные обязанности?

Обязательно предоставляйте все имеющиеся о должнике сведения. Это ускорит процесс исполнения исполнительного документа.

В случае если судебный пристав-исполнитель бездействует, для начала рекомендую подать заявление об ознакомлении с материалами дела. Как минимум, если судебный пристав-исполнитель еще не сформировал дело, то данное заявление, определенно, напомнит ему о необходимости совершения определенных действий.

После того как вы ознакомитесь с материалами дела можно обжаловать действия/бездействия судебного пристава-исполнителя.

Если судебный пристав-исполнитель бездействует, либо совершает действия, противоречащие законодательству, можно и нужно их обжаловать. Срок для обжалования составляет 10 дней со дня вынесения постановления, совершения действия, установления факта его бездействия либо отказа в отводе.

Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства. Например, незаконным может быть признано бездействие судебного пристава-исполнителя, установившего отсутствие у должника каких-либо денежных средств, но не совершившего всех необходимых исполнительных действий по выявлению другого имущества должника, на которое могло быть обращено взыскание, в целях исполнения исполнительного документа (в частности, не направил запросы в налоговые органы, в органы, осуществляющие государственную регистрацию имущества и (или) прав на него, и т.д.).

Не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение сроков исполнения исполнительных документов, обстоятельства, связанные с организацией работы структурного подразделения службы судебных приставов, например, отсутствие необходимого штата судебных приставов-исполнителей, замена судебного пристава-исполнителя ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления его полномочий (ч. 4-5 ст. 6.1 Гражданского процессуального кодекса, ч. 4-5 ст. 10 Кодекса административного судопроизводства, ч. 4-5 ст. 6.1 Арбитражного процессуального кодекса).

Стоит помнить, что бремя доказывания наличия уважительных причин неисполнения исполнительного документа в установленный законом срок возлагается на судебного пристава-исполнителя.

Законодательство предусматривает два порядка обжалования:

  1. внесудебный порядок – в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу. По общему правилу жалоба на действия или бездействие сотрудника ФССП подается старшему судебному приставу, в подчинении которого находится судебный пристав-исполнитель;
  2. судебный порядок – в зависимости от оснований жалоба подается либо в арбитражный суд в порядке главы 24 АПК РФ, либо в суд общей юрисдикции в порядке главы 22 КАС РФ.

Государственная пошлина по таким делам не уплачивается.

Учитывая, что на 1 судебного пристава приходится порядка 2500-5000 дел в год, то ожидать чудес не стоит. Поэтому, рекомендую занимать активную позицию взыскателя и привлекать квалифицированных специалистов для эффективного сопровождения на стадии исполнительного производства. Ведь не зря говорят, что под лежащий камень вода не течет.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/sorokina/1183138/

Банк между двух огней: риски неисполнения и неправомерного исполнения исполнительного документа

Исполнительные листы в отношении банковской организации

На первый взгляд исполнение требований исполнительного документа — рутинная операция, которая не должна вызывать серьезных споров: процедура исполнения, в том числе ответственность банков за неправомерные действия, законодательно урегулирована. Тем не менее, судебная практика показывает, что не все так однозначно.

В соответствии с нормами Закона о банках[1], Закона об исполнительном производстве[2], Положениями Банка России № 285-П и № 383-П кредитные организации обязаны незамедлительно исполнить содержащиеся в исполнительных документах или постановлениях судебных приставов-исполнителей требования о взыскании денежных средств. В соответствии с позицией Центрального банка Российской Федерации[3] незамедлительно – значит не позднее рабочего дня, следующего за поступлением таких документов.

В соответствии со статьей 8 Закона об исполнительном производстве исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем. Законодатель перечислил конкретные требования, предъявляемые к заявлению взыскателя. Так, в заявлении должны содержаться:

  • реквизиты банковского счета взыскателя для перечисления;
  • ФИО, гражданство, реквизиты документа, удостоверяющего личность, место жительства или место пребывания, ИНН либо данные миграционной карты и документа, подтверждающего право на пребывание (проживание) в РФ взыскателя-гражданина;
  • наименование, ИНН или код иностранной организации, государственный регистрационный номер, место государственной регистрации и юридический адрес взыскателя – юридического лица.

Когда банк вправе задержать исполнение?

Не исполнить исполнительный документ кредитная организация может в случаях:

  • когда на счетах должника отсутствуют денежные средства;
  • когда на денежные средства на указанных счетах наложен арест;
  • в иных случаях, предусмотренных федеральным законом[4].

В соответствии с частью 6 статьи 70 Закона об исполнительном производстве кредитная организация вправе задержать исполнение исполнительного документа для проверки его подлинности либо достоверности сведений в случае наличия обоснованных сомнений, но не более чем на семь дней.

При этом незамедлительно приостанавливаются операции с денежными средствами на счетах должника в пределах суммы денежных средств, подлежащей взысканию. Важно понимать, что суды, оценивая правомерность приостановления исполнения, требуют подтвердить обоснованность сомнений в достоверности сведений.

В противном случае существует высокий риск присуждения компенсации убытков в пользу взыскателя, если действия или бездействие организации привели к реальной невозможности исполнения судебного акта.

К такому выводу пришли суды, например, в рамках дела № А40-69191/2017[5]. Взыскатель направил в банк исполнительный документ вместе с заявлением, которое соответствовало требованиям закона.

Банк приостановил исполнение переданного ему документа, сославшись на положения закона и рекомендации Банка России.

После проверки кредитная организация уведомила взыскателя о недостаточности средств на счете должника.

При рассмотрении дела выяснилось, что на момент предъявления исполнительного документа денежные средства имелись на счете в достаточном размере. Банк пытался обосновать свои сомнения в подлинности исполнительного листа: указал на то, что на сайте картотеки арбитражных дел отсутствовали сведения о вступлении решения в законную силу, а также информация о серии и номере исполнительного листа.

Суды, удовлетворяя требования истца, пришли к выводу о неправомерности действий банка, так как:

  • размещенное в сети Интернет решение по делу идентично предъявленному исполнительному документу;
  • подлинный исполнительный лист изготовлен с учетом инструкции по делопроизводству в арбитражных судах РФ, содержит сведения о вступлении судебного акта в законную силу;
  • материалы дела не содержат доказательств обращения ответчика в арбитражный суд, выдавший исполнительный лист с запросами о предоставлении сведений какого-либо характера.

При этом банк не представил доказательства проведения проверки подлинности исполнительного документа.

Каковы последствия?

В случае признания действий банка неправомерными финансовые потери для нарушителя могут быть значительными. В соответствии с частью 2 статьи 17.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях штраф зависит от размера подлежащей взысканию денежной суммы и может достигать одного миллиона рублей.

Также Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает возможность наложения судебного штрафа на организацию в случае ее неправомерных действий. В данном случае штраф может достигать ста тысяч рублей.

Дополнительным негативным последствием в виде финансовых потерь для кредитной организации, неправомерно не исполнившей исполнительный документ, является возможность взыскания убытков со стороны взыскателя по документу.

Анализ приведенных правовых норм показывает, что банки обязаны незамедлительно исполнять поступающие к ним исполнительные документы и существенно ограничены в выборе оснований для отказа в исполнении предъявленного документа. В то же время высок риск взыскания убытков со стороны клиента в случае неправомерного списания денежных средств.

Например, Арбитражный суд Московского округа по одному из дел[6] признал обоснованным иск клиента к банку о взыскании убытков в виде реального ущерба за списание денежных средств по поддельному исполнительному документу.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что банк исполнил поддельный исполнительный лист, ограничившись формальной проверкой по внешним визуальным признакам и полноте реквизитов, установленных Законом об исполнительном производстве.

Суд указал на то, что в данной ситуации банк является субъектом профессиональной предпринимательской деятельности в области проведения операций по счетам клиентов, осуществляющим их с определенной степенью риска.

Соответственно, банк должен нести ответственность в виде возмещения убытков, причиненных неправильным списанием принадлежащих истцу денежных средств.

Суды трех инстанций пришли к выводу, что действия, предпринятые банком, не были достаточными для установления подлинности спорного исполнительного документа.

В другом аналогичном деле суды пришли к выводу, что непроведение банком проверочных мероприятий по факту выдачи исполнительного листа и обоснованности предъявления его к исполнению, а также непринятие дополнительных меры защиты (смс-информирование, запрос по системе банк-клиент) является противоправным поведением ответчика в форме бездействия[7].

Что учитывать при проверке исполнительного листа?

Наиболее частыми основаниями для отказа банка являются ошибки, допущенные в предъявляемом взыскателем заявлении или исполнительном документе. Так как закон содержит строго определенные требования, то банк обязан проверить, соответствуют ли заявление или документ таким требованиям.

Например, в деле № 40-75776/2014[8] суды отказали в признании незаконными действий банка по возврату исполнительного листа без исполнения.

Из обстоятельств дела следует, что организация обратилась в банк с заявлением об исполнении исполнительного документа. К заявлению была приложена доверенность на представителя. Банк возвратил исполнительный лист и приложенные документы заявителю без исполнения, указав, что:

  • доверенность на представителя подписана лицом, которое не указано в качестве единоличного исполнительного органа на официальном сайте ФНС;
  • документы, подтверждающие полномочия подписанта к заявлению не приложены, не подтверждены обществом и данными единого государственного реестра юридических лиц.

Суды пришли к выводу, что действия банка были правомерными, так как закон требует[9] предоставлять сведения о взыскателе и представителе, что сделано не было. Однако истребование кредитными организациями дополнительных документов и сведений, которые не предусмотрены законом, расцениваются судами как неправомерные действия[10].

Также суды признают правомерными действия кредитной организации по возврату исполнительного документа, если в исполнительном документе допущены ошибки и опечатки в ИНН или наименовании сторон спора.

В одном из дел суд указал, что исполнительный лист правомерно возвращен взыскателю в связи с неверным указанием ИНН и наименования должника[11].

В деле № А56-70250/2015 суды пришли к выводу о правомерности отказа в принятии исполнительного документа в связи с наличием разного написания наименования взыскателя в исполнительном листе, при этом отличия заключались в одной букве.

Суды отклонили доводы взыскателя о том, что банк обязан проводить проверку с целью уточнения содержащихся в исполнительном листе сведений[12].

При этом существует и иная судебная практика, по смыслу которой недопустим формальный подход кредитных организаций к проверке заявления и исполнительного документа.

Так, суды, удовлетворяя требования заявителя о признании действий банка незаконными, указали на то, что написание наименования должника – государственного учреждения в сокращенной форме не является основанием для возврата исполнительного листа, поскольку сокращенное наименование общеизвестно, что исключает ошибку при идентификации должника, даже с учетом неверного указания ИНН должника. Также суды не согласились с доводами банка о том, что отсутствие сведений об ОГРН, месте регистрации взыскателя препятствует исполнению, так как требуемые сведения были указаны в заявлении, а также на оттиске печати[13].

Еще одним основанием для правомерного отказа кредитной организации в принятии исполнительного документа является указание в заявлении реквизитов счета представителя как счета, на который подлежит перечислять денежные средства. В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 8 Закона об исполнительном производстве в заявлении могут быть указаны только реквизиты банковского счета взыскателя.

В подавляющем большинстве случаев судебная практика исходит из буквального толкования указанной нормы[14].

Суды приходят к выводу, что из системного толкования норм Закона об исполнительном производстве следует, что перечисление взысканных денежных средств производится только на счет взыскателя, следовательно, кредитные организации правомерно отказывают в перечислении денежных средств на счет представителей.

Однако и здесь существует иная судебная практика.

Например, в деле № А40-87058/2010 суд кассационной инстанции пришел к противоположному выводу, указав, что нормы Закона об исполнительном производстве не ограничивают права взыскателя по направлению денежных средств только на свой счет, а не на счет иного лица, при наличии заявления, в котором указаны реквизиты счета поверенного, и доверенности с предусмотренными полномочиями на получение присужденных денежных средств[15].

Как снизить риск?

Анализ судебной практики показывает, что в спорах об исполнении кредитными организациями исполнительных документов высока степень судебного усмотрения, даже в одном арбитражном судебном округе могут быть вынесены противоречащие судебные акты при схожих обстоятельствах.

С учетом складывающейся практики должностные лица кредитных организаций не должны подходить к проверке достоверности требований формально.

Для снижения рисков необходима не только визуальная проверка исполнительного листа.

Следует также пытаться установить его подлинность на основании информации, полученной как минимум из общедоступных источников, например с официальных сайтов судов, ФНС и прочих государственных органов.

Также представляется целесообразным в случае приостановки исполнения фиксировать все действия по проверке достоверности представленных документов для целей защиты интересов организации в потенциальных спорах. Перечисленные меры позволят снизить потенциальные риски и уменьшить негативные последствия.

[1] Статья 27 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности».

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/publications/the_bank_between_two_fires_the_risks_of_non_execution_and_improper_execution_of_the_executive_docume/

Ответственность банка за неисполнение требований исполдокумента, предъявленного к счету должника

Исполнительные листы в отношении банковской организации

Согласно ч. 1 ст. 8 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем.

В судебной практике выработан подход, согласно которому в рамках исполнения требований исполнительного документа о взыскании денежных средств, предъявленного взыскателем непосредственно в кредитную организацию, банк наделен властными полномочиями по принудительному списанию денежных средств со счета должника.

Следовательно, в указанных правоотношениях банк выступает как агент государственной власти[1].

Банк, обслуживающий счета должника, обязан исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств незамедлительно, о чем в течение трех дней со дня их исполнения уведомить взыскателя. В ч. 2 ст.

114 ФЗ «Об исполнительном производстве» отмечено, что  в случае неисполнения в установленный законом срок исполнительного документа, содержащего требования о взыскании денежных средств с должника, банком или иной кредитной организацией, осуществляющими обслуживание счетов должника, при наличии денежных средств на указанных счетах судебный пристав-исполнитель составляет протокол об административном правонарушении. После составления протокола судебный пристав-исполнитель направляет в арбитражный суд по месту нахождения банка или иной кредитной организации заявление о привлечении банка или иной кредитной организации к административной ответственности ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ. В ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ указано, что сумма штрафа должна равняться половине денежной суммы, подлежащей взысканию с должника, но не более 1 млн руб.

К ответственности привлечь банк может не только пристав. Но и сам взыскатель, который   вправе подать заявление в арбитражный суд о наложении судебного штрафа за неисполнение судебного акта по  ч. 1 ст. 332 АПК РФ[2]. В соответствии с ч. 1 ст.

119 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные штрафы налагаются арбитражным судом в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Размер судебного штрафа, налагаемого на граждан, не может превышать две тысячи пятьсот рублей, на должностных лиц – пять тысяч рублей, на организации – сто тысяч рублей.

Неисполнение банком содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств со счета должника (при условии наличия на этом счете достаточной суммы денежных средств) является основанием для привлечения банка не только к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ и судебному штрафу по ч. 1 ст. 332 АПК РФ. Кроме того, взыскатель вправе предъявить требования о возмещении убытков, вызванных неисполнением исполнительного документа.

            Несмотря на то, что банк выступает в качестве агента государственной власти,  деликтную ответственность за нарушение  властных полномочий по принудительному списанию денежных средств со счета должника несет не казна РФ, но кредитная организация как гражданско-правовой субъект за счет собственного имущества.

            В отношении ответственности банков суды не применяют те иммунитеты (ограничения), которые традиционного действуют при взыскании вреда с казны за незаконные действия судебных приставов-исполнителей.

            Во-первых, потерпевшему не надо признавать незаконными в судебном порядке по правилам АПК РФ действия кредитной организаций.

Невключение банка в список субъектов, действия которых могут быть признаны незаконными по правилам, предусмотренным главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не может служить основанием для отказа в защите лицу, чьи права и законные интересы нарушены оспариваемыми действиями (бездействием) банка[3].

            Во-вторых, банк одновременно может быть привлечён как к ответственности в виде уплаты значительного по размеру штрафа государству, так и к имущественной ответственности в пользу потерпевшего.

В то время как пристав, чьи незаконные действия причинили вред, как правило, отвечает в размере среднемесячного заработка[4].

И то только в том случае, если убытки казны будут взысканы с него в регрессном порядке.

            В-третьих, банк, не исполнивший требования исполнительного листа не вправе ссылаться на то, что взыскателем не утрачена возможность взыскания убытков с должника. Например, Верховный Суд РФ в определении от 31.10.

2014 N 306-ЭС14-3737 указал, что если в период, когда исполнительный документ подлежал исполнению, денежные средства на счете должника имелись и банк, действуя добросовестно и в соответствии с законом, имел обязанность и располагал возможностью перечислить спорную задолженность взыскателю, то для удовлетворения требования о возмещении убытков, причиненных банком, не имеет значения то обстоятельство, что у взыскателя остается формальная возможность получить присужденную сумму непосредственно с должника. Факт необоснованного уклонения от исполнения инкассового поручения является достаточным основанием для квалификации наличия у истца убытков в этой связи. В данном деле была доказана противоправность действий банка.

            Автор настоящей статьи полагает, что кредитные организации не должны отвечать собственным имуществом перед потерпевшим за ненадлежащее исполнение требований исполнительных документов. Деликтную ответственность перед потерпевшим должна нести казна РФ с применением тех стандартов доказывания, которые действуют в отношении судебных приставов-исполнителей.

            На сегодняшний день складывается парадоксальная ситуация, когда кредитные организации не только несут имущественную ответственность при реализации властных полномочий.

Но в отношении банков суды не применяют ограничения, которые традиционно защищают казну РФ от необоснованного смещения баланса общественных интересов.

Когда вред компенсируется только тем потерпевшим, которые продемонстрировали исключительно добросовестное поведение и приложили максимальные профессиональные усилия для достижения положительного результата, а не рассчитывали в качестве цели деятельности на гарантированные выплаты со стороны делинквента.

            Обращаем внимание, что государство возложило на кредитные организации публично правовые обязанности, но не установило ясный порядок их реализации.

            Первая проблема, возникающая у банков в рамках исполнения ст. 8 Закона об исполнительном производстве, связана с недостаточностью правового регулирования, которое позволяло бы кредитной организации надлежащим образом идентифицировать и устанавливать полномочия взыскателя, не являющегося клиентом банка[5].

Вторая проблема связана   с неоднозначностью судебной практики по поводу перечисления долга на счет представителя взыскателя[6]. Неоднозначным является вопрос о возможности кредитования счета должника в целях исполнения требований исполнительных документов, предъявленных к счету последнего[7]. Не всегда ясно, может ли банк в целях ПОД/ФТ не исполнить исполнительный документ[8].

Как быть, если взыскатель предъявил исполнительный лист не в то структурное подразделение кредитной организации, в котором открыт счет должника[9].

Может ли банк принять к исполнению исполнительный лист о взыскании денежных сумм в иностранной валюте (доллары), предъявленный к рублевому счету должника непосредственно взыскателем, при отсутствии у должника в этом банке банковских счетов в указанной иностранной валюте[10]? Правомерна ли позиция банка, согласно которой срок исполнения исполнительного документа начинает течь с момента его получения филиалом, в котором у должника открыт счет[11]? Должен ли банк исполнить исполнительный лист, если должник исключен из ЕГРЮЛ, но на его счете есть денежные средства[12]? Вправе ли банк вернуть исполнительный лист взыскателю по причине того, что организация-должник находится в процессе ликвидации? Может ли банк исполнить исполнительный документ, предъявленный к счету должника, путем выдачи взыскателю наличных денег[13]? Список сложностей, с которыми сталкиваются кредитные организации можно продолжать достаточно долго. Часть вышеописанных проблем были проанализированы автором настоящей статьи в многочисленных статьях и экспертных консультациях для ведущих справочно-правовых систем.

            Другие проблемы приходится анализировать, что называется в бою.

Например, недавно вышла статься автора в специализированном банковском журнале «Юридическая работа в кредитной организации» по теме «Должно ли ВСП банка принимать исполнительный лист в порядке  ст. 8 Закона № 229-ФЗ?[14].

Автор описывает спор, в котором он представлял интересы клиента по иску к банку, который отказался принимать исполнительный лист, поскольку офис банка не имел статуса филиала.

Итак, взыскатель, у которого на руках был исполнительный лист, обратился в кредитную организацию (в операционный офис) с заявлением в порядке ст. 8 Закона об исполнительном производстве, поскольку у должника был открыт банковский счет.

Однако банк отказался принять документы, сославшись на то, что головным подразделением установлен запрет на принятие почтовой корреспонденции внутренними структурными подразделениями. Этим правом наделены филиалы и головной банк.

  Поскольку в городе, в котором находился взыскатель банковские филиалы отсутствовали, то это означало, что взыскатель должен был выезжать в другой населенный пункт для предъявления исполлиста либо направлять его по почте.

Ни тот ни другой вариант взыскателя не устроил, поэтому он предъявил в суд иск о признании неправомерным бездействия кредитной организации, выразившиеся в непринятии исполнительного листа и заявления, оформленного в соответствии с ст. 8 закона об исполнительном производстве, к исполнению. 

   Интересы взыскателя представляла адвокат (автор настоящей статьи), который привел следующие доводы в пользу неправомерности действий кредитной организации. Истец, действуя в порядке ст.

8 ФЗ «Об исполнительном производстве», предъявила в банк, в котором открыт счет должника (ответчика), исполнительный лист и заявление. Данные документы не могут рассматриваться в качестве  обычной почтовой корреспонденции, поскольку являются исполнительными документами.

Порядок исполнения исполнительных документов регулируется исключительно такими нормативно-правовыми актами как закон «Об исполнительном производстве» и Положение Банка России 10.04.

2006 N 285-П «О порядке приема и исполнения кредитными организациями, подразделениями расчетной сети Банка России исполнительных документов, предъявляемых взыскателями». Банк не вправе изменить порядок исполнения исполнительных документов, установленный законодателем в вышеназванным правовых актах.

В ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве» законодатель указал, что исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем. В рамках настоящего спора исполнительный лист был предъявлен в операционный офис «Волгоградский» южного филиала банка.

Согласно пп. 9.5.1.-9.5.2. Инструкции Банка России от 02.04.

2010 N 135-И «О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций»  операционный офис вправе осуществлять все или часть банковских операций, предусмотренных выданной кредитной организации лицензией на осуществление банковских операций (положением о филиале), за исключением:

– операций (включая операции за счет клиентов) по купле и (или) продаже иностранной валюты как в наличной, так и в безналичной форме на межбанковском и биржевом валютных рынках;

– операций (включая операции за счет клиентов) по купле и (или) продаже ценных бумаг и иных финансовых активов, связанные с принятием кредитной организацией финансовых рисков (в том числе кредитного и рыночного), за исключением сделок, связанных с принятием кредитного риска на одного заемщика в размере менее пяти процентов собственных средств (капитала) кредитной организации.;

– предоставления займов (кредитов) кредитным организациям, а также размещения депозитов и иных средств в кредитных организациях;

– получения займов (кредиты), привлекать депозиты и иные средства от кредитных организаций;

– открытия и ведения корреспондентских счетов кредитных организаций (филиалов);

– открытия корреспондентских счетов в кредитных организациях (филиалах) для осуществления операций;

– выдачи банковские гарантии;

– осуществления акцептование и (или) авалирование векселей.

Принятие и исполнение исполнительных документов не названо в перечне операций, которые не вправе осуществлять операционный банковский офис. Таким образом, операционный офис является полноценным банковским подразделением, который осуществляет все операции, предусмотренные лицензий, в том числе операции по исполнению исполнительных документов, предъявленных к счету должника.

            В соответствии с официальной позицией Ассоциации российских банков нормы закона «Об исполнительном производстве» даже, если счет должника открыт в другом структурном подразделении банка, это не обязывают взыскателя направлять исполнительный документ именно в то структурное подразделение банка, в котором открыт счет должника. Исполнительный лист может быть предъявлен в любое структурное подразделение кредитной организации (Заключение Ассоциации российских банков о порядке исполнения исполнительного документа, направленного взыскателем не в то структурное подразделение кредитной организации, в котором открыт счет должника № а-02/5-302 от 11.05.2012).

Источник: https://zakon.ru/Blogs/otvetstvennost_banka__za_neispolnenie_trebovanij_ispoldokumenta_predyavlennogo_k_schetu_dolzhnika/78038

Вопрос права
Добавить комментарий