Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

Полицейские забрали мой телефон. Как его вернуть? | ОВД-Инфо

Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

У задержанных на акциях часто отбирают личные вещи, среди которых может оказаться и телефон. Это особенно неприятно: во-первых, остаться без средства связи в стрессовой ситуации очень неудобно; во-вторых, в памяти телефона содержится личная информация.

Важно помнить, что никто не имеет права произвольно забирать ваше имущество. Без составления протоколов любые подобные действия трактуются как хищение.

При этом совершенно не важно, кто их совершил — простой гражданин или человек в форме. Если никаких документов вам не предоставляют, можно смело отказываться отдавать свои вещи.

Хотя и не факт, что сотрудники полиции прислушаются к вашим законным требованиям.

Оснований для изъятия личных вещей всего три — административное или уголовное производство, а также арест. При этом правоохранители обязаны соблюсти предусмотренные законодательством процедуры и составить протокол. Этот документ зачастую — единственное подтверждение изъятия, поэтому особенно важно проверить, чтобы он был составлен верно.

Итак, после задержания вы остались без телефона. Теперь всё зависит от того, на каком основании его у вас забрали. Рассказываем, что можно сделать, чтобы его вернуть.

Иногда полицейские могут принудительно забрать ваши вещи, в том числе телефон, без составления протоколов или документов о том, что изъятый предмет может быть вещественным доказательством. Это может случиться, например, в автозаке или в отделе полиции.

Любое лишение возможности пользоваться личными вещами должно быть документально подтверждено. В противном случае вам нужно написать заявление о хищении или о превышении полномочий сотрудниками полиции.

Подавать заявление можно сразу по доставлении вас в ОВД или после окончания задержания.

  1. По административному делу

Если вас задержали по административному делу, изъять ваши вещи могут только если их посчитают предметом совершения правонарушения. Тогда телефон приобщают к материалам дела. Полицейский должен сделать соответствующую запись в протоколе о доставлении или же составить отдельный протокол об изъятии. Обязательно получите копию документов, вам обязаны их выдать.

При этом «найти» телефон правоохранители могут в результате личного досмотра или досмотра ваших вещей. Досмотр проводит сотрудник одного с вами пола при двух понятых того же пола. Если понятых нет, досмотр могут фиксировать на видео. Информация о результатах досмотра должна быть отражена в материалах дела (в протоколе доставления или задержания, или в отдельном протоколе о досмотре).

После задержания вас могут поместить в камеру. Тогда личные вещи тоже изымают и фиксируют это в протоколе.

Когда вас отпустят, все ваши вещи, включая телефон, обязаны вернуть-либо предоставить документы, где указано, почему это сделать невозможно.

Например, в то время, как вы были задержаны или находились под арестом, телефон изъял следователь по уголовному делу. Тогда вам должны выдать копию протокола выемки.

Изъятие по административному делу можно обжаловать в рамках общего производства. Для этого нужно указать свои возражения в апелляционной жалобе. Если в удовлетворении апелляции откажут — подавать жалобу в ЕСПЧ.

Другой способ — обратиться с иском в суд. Как это сделать, описано здесь. И, наконец, можно обжаловать действия полицейских. Шаблон жалобы и информацию о том, как ее подать, вы найдете тут.

В начале следственных действий по уголовному делу вас должны ознакомить с мотивированным постановлением о проведении этих действий. В документе может не быть информации о конкретных основаниях для изъятия. Это дополнительнительная причина обжаловать такое решение.

https://www.youtube.com/watch?v=yk8S8pRPVL0

После того, как вы ознакомитесь с постановлением, следователь предложит добровольно выдать ваши личные вещи. В случае отказа он имеет право изъять их без вашего согласия. Поэтому лучше всего передать заблокированный телефон, после чего следователь должен составить протокол изъятия.

Изъятие может проходить при понятых или под видеозапись. Все свои замечания вы можете отразить в специальной графе протокола. Они могут касаться, например, процедуры следственного действия, немотивированности решения о его проведении, а также нарушения ваших прав.

Протокол не следует подписывать до того, как вам предоставят копию. Важно проверить, чтобы в документе всё было верно записано и не было пустующих не перечеркнутых строк.

После изъятия у следователя есть 10 дней на то, чтобы решить, являются ли изъятые предметы вещественными доказательствами. Этот срок могут продлить еще на 30 дней. Кроме того, телефон могут направить на экспертизу, срок которой закон не устанавливает.

Если за это время телефон не признали доказательством и не передали на экспертизу, вернуть его вам должны в течение пяти дней. Также можно самостоятельно обратиться в Следственный комитет с ходатайством (прил 1).

Решение о приобщении телефона к материалам уголовного дела фиксируется в мотивированном постановлении. В этом случае быстро вернуть будет сложно, но можно обратиться с ходатайством о передаче на ответственное хранение (прил. 2). Передача вещественного доказательства происходит по усмотрению следователя. Если он откажет, придется ждать прекращения уголовного дела или приговора.

Также можно обжаловать в суд действия следователя по изъятию вашего телефона, чтобы признать такие действия незаконными (прил. 3).

Что делать, если телефон изъяли без вас?

Случается, что об изъятии своих вещей вы узнаёте уже после того, как это произошло. Например, обыск или выемка по уголовному делу прошли в ваше отсутствие. Или вас выпускают из ОВД после задержания, но телефон не отдают.

В таком случае нужно выяснить, кто именно проводил изъятие. Если телефон забрали во время обыска в помещении, нужно обратиться к собственнику за копией протокола.

Если личные вещи не возвращают после административного задержания, вам обязаны предоставить документы о невозможности их возврата. В противном случае нужно написать заявление на имя начальника ОВД (прил.

4) и жалобу в прокуратуру (прил. 5).

Если судьбу телефона ни одним из этих способов установить не удалось, вы можете написать заявление на имя руководителя СУ СК РФ по субъекту РФ, где был изъят телефон (прил. 6).

Источник: https://legal.ovdinfo.org/phone

Могут ли полицейские просматривать информацию в вашем телефоне

Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

Москвичи рассказали про новую особенность досмотров, а The Village выяснил, законно ли это

Спецоперация «Анаконда», во время который полицейские массово досматривали горожан, закончилась 11 мая, но регулярные осмотры на улицах продолжаются до сих пор.

Недавно жители Москвы начали жаловаться на новую практику, которая, судя по их словам, появилась незадолго до «Анаконды» и используется сейчас.

Сразу несколько человек рассказали The Village, что при осмотре или досмотре полицейские требовали от них показать телефоны и даже сами искали там информацию, просматривая личные файлы, в том числе и без понятых.

Публикуем две такие истории вместе с комментарием эксперта правозащитной группы «Агора» Дамира Гайнутдинова — о том, насколько эта процедура законна.

Сотрудник московской полиции анонимно сообщил The Village, что такие действия не являются «установкой сверху» и, скорее всего, происходят по личной инициативе отдельных полицейских.

Он отметил, что на проверки телефона можно пожаловаться, потому что «с точки зрения прав человека и гражданина это может быть не совсем нормально» и в таких случаях «конституционное право на неприкосновенность частной жизни 100 % нарушено». Пока, по его словам, подобных жалоб не поступало.

Это случилось во второй половине марта на Трехгорном Валу. Я забирал на машине разобранную двухъярусную кровать для своих товарищей из клуба «Рабица». Приехал, мне помогли ее вытащить. В какой-то момент одна из мелких деталей кровати закатилась под машину, а у меня большой автобус, март месяц, грязно, поэтому я решил отъехать назад, чтобы не лезть за ней под машину.

Я завел машину, проехал переулок до конца и припарковался. Далее все происходило так: подхожу к месту, где осталась деталь, нагибаюсь, поднимаю ее — и тут из-за угла ППС выезжает.

Я смотрю на них, они смотрят на меня, я поднимаю эту штуку и иду, думая: «Ну все, сейчас по-любому до меня ******** (докопаются. — Прим. ред.)». Штука в том, что бояться мне нечего: я не употребляю и не принимаю. Если они начнут мне говорить «Сейчас мы тебя повезем, продуем», я готов им любые анализы сдать.

Даже интересно было: вот я поднял что-то с земли, и для них это уже стало основанием для того, чтобы пойти меня осматривать.

Полицейский кричит мне: «Молодой человек! А что это вы так разволновались? Давайте мы вас осмотрим, у нас спецоперация проходит». Я показал документы, с ними все в порядке, и тут он берет у меня телефон, достает его из чехла, не находит там ничего запрещенного, а потом начал смотреть, что у меня там в телефоне, который был не запаролен.

— А что вы там смотрите? — говорю.

— Ну а вдруг вы там сайты запрещенные посещаете, — отвечает.

— У вас список запрещенных сайтов с собой? Или вы их все наизусть помните? Там моя личная информация, что вы там лазаете.

— Я вашу личную информацию не смотрю.

— Я не вижу, что вы там смотрите, я вижу телефон сзади, вы там что-то просматриваете.

В общем, он отдал мне его, и на этом мы разошлись. Март был у меня рекордный: меня за всю жизнь никогда не осматривали, а тут раза четыре было.

Владимир

(имя изменено по просьбе героя)

Мы с моей девушкой гуляли на окраине Кусковского парка со стороны «Выхино», на пустыре в лесу. Время было за полночь, мы были без денег и без документов.

После того как мы вышли из парка и начали отъезжать, навстречу выехали копы. Мы занервничали — я лично никогда за 25 лет своей жизни не сталкивался с представителями закона.

Полицейская машина проехала мимо нас, развернулась, врубила сирену, и копы прокричали в громкоговоритель, чтобы мы остановились. После того как мы остановились, они вышли из машины и сказали нам вылезать. Мы спросили, на каком основании. «На том основании, что у вас грязные руки, и мы знаем, что вы там в лесу делали», — сказал один из них.

Дальше мы выходим из машины, полицейский забирает у меня телефон, без труда находит там фотографии с известными красными кружочками и говорит: «Ну все, вам ******(конец. — Прим. ред.)».

Мы, зная, что в машине у нас ничего нет, говорим: «Вызывайте понятых, собаку, обыскивайте тачку, вы ничего не найдете». Они начинают шмонать тачку, заглядывают в бардачок и везде, где только можно. Ничего не находят, а потом говорят мне: «Показывай, что у тебя в трусах и носках».

Я офигел от такого, но пришлось показывать, потому что я понятия не имею, на что они имеют право, да и разнервничался прилично.

Подругу так жестоко осматривать они не стали. Говорят: «Сейчас вызовем полицейского вашего пола, прошмонаем, вызовем собак». Мы говорим: «Вызывайте кого хотите — ничего все равно не найдете». На это они спрашивают у меня: «Кем работаешь?» Я отвечаю. Они говорят: «Сейчас повезем тебя на медосвидетельствование, если что найдут у тебя в крови — встанешь на учет и лишишься работы».

При этом копы явно не хотели никуда нас везти, они ждали, когда мы начнем им предлагать бабки. Денег у нас с собой не было, но подруга решила позвонить брату — узнать, что делать. Брат приехал, отдал им 20 тысяч рублей.

Потом нас отпустили. Но осадок остался, учитывая, что у нас ничего с собой не было.

Разве законно было лезть в мой телефон, копаться в переписках, шмонать меня так жестко только за то, что у нас были грязные руки и копы видели, как мы выходили из леса?

Дамир Гайнутдинов

эксперт правозащитной группы «Агора»

В том, что касается вопроса доступа к содержимому электронных устройств, ситуация пограничная.

С одной стороны, есть положение статьи 13 закона «О полиции», которое предоставляет полицейским право при определенных обстоятельствах проводить осмотр предметов и досмотр граждан.

Обычно они ссылаются на это положение. С другой стороны, есть общие принципы о праве на тайну переписки, конституционные в том числе.

Очевидно, что вторжение в устройство представляет собой вмешательство в это право, его ограничение, поскольку сотрудник получает или может получить доступ к содержимому переписки. Для ограничения этого права во всех случаях необходимо разрешение суда. Происходит это в рамках рейда или при обыске, когда изымают устройство, всегда должно быть разрешение суда на ограничение тайны переписки.

Напрямую в законе такой запрет нигде не прописан. И полицейские пользуются этой пограничной ситуацией для того, чтобы говорить: «Мы проводим осмотр предметов, в том числе телефона». Нигде на написано, что такое «осмотр предметов» и как он должен проходить.

То есть одно дело, когда они за чехлом ищут наркотик, но совершенно другое, когда они вторгаются в содержимое телефона. А на Конституцию полиция, естественно, всегда плевала.

На мой взгляд, юридические способы защиты здесь малоэффективны. Можно попытаться обжаловать действия сотрудников полиции, и это будет неплохой кейс для Европейского суда по правам человека.

Но понятно, что все это произойдет уже после того, как полицейский порылся в вашем телефоне, все про вас узнал, скопировал или разместил что-то от вашего имени в соцсетях, чтобы потом вас еще и за экстремизм прикрыть.

Поэтому единственный путь — это шифрование, пароли и блокировки. Еще до того, как ваше устройство попало в чужие руки, нужно приложить максимум усилий, чтобы эти чужие руки не смогли попасть внутрь устройства. Все современные операционные системы, в том числе мобильных устройств, позволяют и зашифровать содержимое, и запаролить его.

Если мы допускаем, что сам досмотр проводится законно (например, в рамках статьи 27.

7 КоАП — в целях обнаружения предметов либо орудий совершения административного правонарушения), то телефон отдать придется, иначе есть риск быть привлеченным к административной ответственности по статье 19.

3 КоАП. Но такой досмотр должен проводиться с составлением протокола в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

Пароль вводить отказаться можно смело: такой обязанности закон не предусматривает. В крайнем случае можно сказать, что вы его забыли.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/situation/267824-obyski-telefonov

Снесите все файлы заранее!

Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

В оформлении задержанных за административные правонарушения на акции 3 августа появилось нововведение: людей опрашивали в качестве свидетелей по делу о массовых беспорядках, возбужденному после предыдущей акции 27 июля, и в рамках допроса у большинства изымали мобильные телефоны.

Гаджеты приобщали к уголовному делу вне зависимости от того, принимали ли задержанные участие в предыдущем мероприятии.

Корреспондент «Новой» пообщалась с теми, кто расстался со своей собственностью, а также разобралась в том, что нужно делать, если в следующий раз отобрать телефон захотят у вас.

По информации «Новой газеты», у части задержанных 3 августа, чьи смартфоны были изъяты, в начале недели произошли попытки взломов сервиса Telegram, а также — учетных записей Gmail у владельцев смартфонов на базе Android. Кроме того, один из телефонов не был отключен, и владелец отслеживал его геолокацию: во вторник этот iPhone отвезли в Люберцы.

Константин Фокин встретился с двумя друзьями на станции «Тургеневской» в районе 14 часов в субботу, чтобы «прогуляться по бульварам» до «Пушкинской», где они позднее разошлись каждый по своему маршруту.

Сам Константин ненадолго остался около здания «Известий», где присел на тротуар.

«Вокруг меня собралась небольшая толпа, так как особо интересного ничего не происходило, все просто стояли, подходил кто-то даже с плакатами, ну и когда присел рядом, наверное, четвертый человек, к нам подошли сотрудники Росгвардии и забрали нас в автозак», — рассказывает он.

По его словам, росгвардейцы подошли сзади, «выломали руки и потащили», несмотря на то что все «спокойно сидели и почти даже не разговаривали». Более 20 человек, с которыми в одном автозаке оказался Константин, попали в ОВД Ясенево.

Сначала автобус покинули несовершеннолетние, затем единственная девушка, потом зарегистрированный кандидат в Мосгордуму, а после — уже все остальные.

Константин был последним, так как «никуда не торопился» и отказался сразу отдать свой паспорт в отличие от большинства остальных.

Как рассказывает Константин, процесс оформления был понятен не сразу, никто ничего не объяснял. В итоге выяснилось, что есть два параллельных допроса: у группы сотрудников Следственного комитета и у полицейских из ОВД.

Поучаствовать нужно было в обоих, начав с общения с СК в качестве свидетеля по уголовному делу о массовых беспорядках 27 июля, а только затем обсуждая с сотрудниками ОВД мероприятия 3 августа и свое задержание по административному правонарушению.

«Отдельная очередь была организована для сдачи мобильных телефонов. Когда до меня дошла очередь, я попросил объяснить, что вообще происходит, и сказал, что без адвоката участвовать в этом всем не стану», — говорит Фокин.

По его словам, он и другие задержанные сразу обратились в ОВД-Инфо, им прислали юриста, однако полицейские говорили им, что адвокат приехал и сразу уехал, а адвокату сообщали, что никто не просил о его помощи.

Константин утверждает, что в итоге был единственным, кто отказался дать показания без содействия юриста, которого в итоге сам обнаружил на улице, выйдя из здания ОВД, и вернулся на допрос уже с юристом, так как покинуть территорию полицейских через КПП так и не смог.

— Тут встала эта тема с телефоном. Мне говорят: «Вы готовы отдать мобильный?» Я сказал, что вообще-то не хочу, адвокат меня поддержала.

Сотрудники СК сообщили, что тогда будут изымать его принудительно. Привели двух девушек в качестве понятых, полицейского, говорят: «Ну все, вы готовы? Мы изымаем».

Я взял телефон покрепче, но его вырвали из рук. Затем составили протокол об изъятии и дали мне копию.

Влад Докшин / «Новая газета»

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Александр Железников говорит, что следователи обладают широким спектром полномочий в этом вопросе и могут изъять телефон и у свидетеля, в том числе через протокол выемки, либо через протокол обыска, но только в рамках уже возбужденного уголовного дела.

Оперативные сотрудники или росгвардейцы в рамках административных правонарушений могут осмотреть телефон исключительно снаружи или под чехлом. «Кроме того, следует обратить внимание, что есть законные требования, есть незаконные требования, а есть просьбы.

 Если при понятых и с протоколом, копия которого есть у задержанного, то это законное требование, а если смартфон просто забрали, и никаких бумаг у вас нет, то это не что иное, как «гоп-стоп», — рассказывает Железников

По его словам, в силу «изобилия различных квазизаконных действий», которые предпринимаются правоохранителями в этот период, естественно, процедуры игнорируются, но стоит пытаться процессуальные требования соблюдать. «Вы можете со смартфона удалить то, что хотите, но не отдавать силой я бы не рекомендовал», — резюмирует адвокат.

Почти во всех автозаках нашлись провокаторы, которые рассказывали остальным, что отдали телефоны и пароли, и так будет даже лучше.

По данным ОВД-Инфо, в Ясенево привезли 22 задержанных, по крайней мере, один из них остался ночевать там. Телефоны забрали практически у всех. По словам Константина Фокина, время выключить смартфон, выйти из всех приложений, удалить их и вытащить сим-карту у него и у остальных задержанных было.

В ОВД Марьино 3 августа привезли 19 человек. Среди них были Сергей и его друг. Схема работы правоохранителей была идентичной: допрос от следователей СК и от полицейских из самого ОВД, автозак покидали также по одному.

«Мой приятель вышел раньше меня и написал мне сообщение о том, что могут предложить сдать телефон, но ты, мол, не сдавай, — говорит Сергей.

— Когда мне уже в ОВД сказали это сделать, я попытался отказаться, ссылаясь на адвоката, но мне заявили, что будут проблемы и надо сдать, это обязательно, ну пришлось подчиниться». Сергей рассказывает, что телефон положили в пакетик, на котором описали его характеристики, и забрали.

«Больше я его не видел», — говорит Сергей. «Сначала я не беспокоился ни о чем, потому что телефоны обещали вернуть на выходе из ОВД. Но потом прошел слух, что их изымут. Поэтому по возвращении домой я стер его через iCloud, поменял пароли», — говорит он.

Из бумаг Сергей получил на руки только копию протокола об административном правонарушении 3 августа. Никаких документов об изъятии телефона у него не осталось. Из 19 человек телефоны не забрали у двоих: у девушки, так как в ОВД не нашлось понятых женщин, и ее не стали досматривать, и у молодого человека, который просто забыл свой рюкзак в автозаке.

Влад Докшин / «Новая газета»

IT-консультант Фонда борьбы с коррупцией Владислав Здольников говорит, что будущее телефона в руках экспертов из Следственного комитета зависит от того, iPhone это или смартфон на базе Android.

В начале 2018 года израильская компания Cellebrite сообщила своим клиентам о возможности взлома любого смартфона iPhone компании Apple.

В компании утверждают, что ее технологии позволяют обходить блокировку большинства популярных моделей смартфонов на Android и iOS и загружать с устройств файлы владельцев, а также восстанавливать удаленные файлы. При этом для взлома устройства нужен лишь физический доступ к нему.

В марте того же года из данных сайта госзакупок стало известно, что программы и оборудование израильской компании закупают региональные управления ФСБ России, Следственного комитета и МВД. В июне нынешнего года компания рассказала об апгрейде, позволяющем спецслужбам разблокировать любые гаджеты с iOS версии 7 и выше, включая новейшую iOS 12.3.

Владислав Здольников рассказывает, что это не совсем так: «Дорогостоящая программа умеет взламывать некоторые достаточно старые версии iOS, но, по моей информации, это оборудование абсолютно бессильно против последних обновлений, где устранены уязвимости».

На первый взгляд таким образом отсеивается часть потенциально находящихся в опасности смартфонов, но тем не менее есть несколько советов, которые эксперт считает полезными для всех:

— Во-первых, удаление программ не означает выхода из них. То есть если вы снесли с телефона приложения, в ваш аккаунт можно будет зайти, установив там приложение снова. Ведь остается папка с данными, достаточными для входа. Нужно обязательно разлогинить устройство в каждом из сервисов, где вы зарегистрированы. Затем — сменить пароль.

То есть одно из этих действий — удаление приложения, выход из аккаунта или смена пароля — могут быть недостаточной защитой, нужно сделать именно комплекс действий, — советует эксперт.

В особой опасности, по словам Здольникова, находятся те пользователи Android, которые не шифруют файловую систему — таких большинство. «Владельцы последних iPhone могут дышать чуть спокойнее», — резюмирует он. Хотя и для них есть опасности.

Например, если вместо обычного пароля включены функции Face ID или Touch ID, а смартфон изымают насильно, то эти сервисы могут сыграть на руку тем, кто хочет забрать у вас телефон. «Тогда надо попытаться сделать десять коротких нажатий подряд на кнопку выключения. Да, это будет не очень легко.

Но, к сожалению, такие вещи происходят: и к пальцам подносят насильно, и к лицам. Если вы идете на митинг, лучше включать шестисимвольный пароль или больше, как хватит терпения», — говорит Здольников.

Антон Карлинер / «Новая газета»

Сергея Б. задержали 3 августа около театра «Современник» и отвезли в ОВД Красносельский в числе 27 задержанных. В пути всех предупредили, что позднее телефоны заберут, а пока пользоваться ими можно.

«Нам не сказали, что гаджеты приобщат к какому-то уголовному делу, сообщали, что их заберут на время допроса в ОВД», — рассказывает Сергей.

В итоге с помощью сотрудника Следственного комитета Сергей составил некую расписку на имя главы ОВД об изъятии мобильного телефона, вытащил сим-карту, удалил личные записи и несколько приложений, попросил жену дистанционно выйти из всех приложений и оставил смартфон с распиской на столе в актовом зале, сообщив неправильный пароль.

— Я пошел на допрос к следователю. К нам в кабинет ворвался сотрудник полиции и сказал, что телефон пропал или я его не оставил. Обыскали меня, весь ОВД, всех, кто был в комнате, туалет. Телефона нигде не было.

Я предполагаю, что его могла потерять сотрудница СК, но точно не уверен. Телефон старый, я с ним хожу в походы, мне не очень жалко.

Другим задержанным адвокат, который с нами работал, сказал, что это все незаконно, когда я уходил, они еще там оставались, — рассказывает Сергей Б. Никаких документов за свой телефон он не получил.

У Следственного комитета есть собственная экспертиза, которая занимается вскрытием и расшифровкой смартфонов.

«Разумеется, это незаконно, такими вещами должны заниматься сторонние и приглашенные специалисты, а не те, кто приписан к СК и не может быть независимым априори, но пока все так», — говорит адвокат Александр Железников.

По его словам, они будут искать в телефонах ответы на вопросы, поставленные следователем, в известность об этих вопросах должен быть поставлен и человек, чей телефон изъят. Скорее всего, их будут интересовать фотографии, переписки, список контактов, уверен адвокат.

— Если у человека был изъят мобильный телефон, то не обязательно он будет привлечен к делу как обвиняемый или подозреваемый.

Но километры видео, которые наснимали владельцы телефонов, точно будут отсмотрены и приобщены к делу. По ним уже будут искать нарушителей.

Поэтому, вероятно, с телефонами стоит попрощаться и ждать звонка от следователя из СК.

У Здольникова есть еще пара рекомендаций, которые стоит выполнить, если у вас уже изъяли гаджет: и для Android, и для iOS есть дистанционное удаление всех данных, которое можно осуществить, зайдя в учетные записи Google и Apple.

«Ну и последнее, что надо сделать обязательно, — это пойти в офис своего оператора и перевыпустить сим-карту, иначе у правоохранителей будет возможность запросить ваши пароли. Сделать это следует не позднее чем через сутки после задержания», — рекомендует Здольников.

«Лучше снести со смартфона все, если он остался у следователей, очень ценны фотографии с отпуска, конечно, но сохранять их ценой возбуждения уголовного дела точно не стоит», — говорит эксперт.

Ни один из собеседников «Новой газеты», которые были задержаны 3 августа и у кого изъяли телефоны в рамках уголовного дела о массовых беспорядках 27 июля, не был на мероприятиях неделей раньше и потому неясно, свидетелями чему они могут быть в рамках расследования.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/06/81504-snesite-vse-fayly-zaranee

Если к вам пришли. Рассказываем, что нужно знать о своих правах, когда силовики проявляют интерес

Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

Что делать, если неожиданно в вашу дверь постучала оперативная группа? Сразу открывать или звонить адвокату? Отвечать на все вопросы следователя или лучше не свидетельствовать против себя? Как отмечает Антон Гашинский, адвокат адвокатского бюро «Маслов, Гашинский и партнеры», у человека, к которому пришли с обыском, больше прав, чем у следователя. Главное, их знать. Вместе с адвокатом TUT.BY отвечает на самые волнующие вопросы про обыск — именно ему посвящена первая публикация проекта «Если к вам пришли».

Если к вам постучали сотрудники правоохранительных органов, обязательно открывать дверь? Ее могут выломать? Можно попросить показать удостоверение?

В первую очередь нужно выяснить, с какой целью у вас требуют открыть дверь. Например, если в квартире планируют провести обыск, а вы отказываетесь ее открывать, дверь могут выломать (ч.7 ст. 210 УПК).

Конечно, вы можете попросить показать удостоверение у следователей, прежде чем пустить на порог. Однако в белорусском законодательстве этот вопрос никак не прописан.

Выходит, сотрудник правоохранительных органов может предъявить «корочку», а может проигнорировать вашу просьбу.

А если в тамбуре стоят неизвестные и рассказывают, что они сантехники, которых никто не вызывал. Что делать? Вдруг это тоже следователи?

Бывают случаи, когда под видом сантехников или проверяющих счетчики правоохранительные органы просят впустить в квартиру. В этом случае вы не обязаны открывать двери.

Говорят, нужно провести обыск. А санкция прокурора вообще нужна?

До начала проведения обыска следователь обязан предъявить постановление: это решение органа дознания или следователя. В нем обязательно в правом верхнем углу должна быть санкция прокурора, где большими словами написано «САНКЦИОНИРУЮ», и стоит гербовая печать. Но есть нюанс.

Обыск без санкции прокурора может быть проведен в двух случаях. Если, к примеру, есть подозрение, что наркотическое вещество будет смыто в унитаз либо разыскиваемое лицо может сбежать.

Тогда в квартиру правоохранительные органы входят с постановлением следователя или оперативного сотрудника.

Кто вообще входит в состав оперативной группы, которая приходит на обыск?

На практике обыск проводится несколькими оперативными сотрудниками правоохранительных органов: МВД, КГБ, ДФР, СК. Все эти лица в обязательном порядке должны указать в протоколе обыска свою должность, имя и фамилию.

Если возникает подозрение, что в квартире есть наркотики или взрывчатые вещества, в обыске также участвуют кинологи. При силовом захвате — ОМОН.

Он также подключается и в тех ситуациях, когда правоохранительные органы опасаются, что человек может оказать сопротивление либо сбежать.

С собой следователи привезли понятых. Им можно доверять? Или попросить заменить их соседями?

Понятой — это незаинтересованный в исходе дела человек (ст. 64 УПК). Если у вас есть основания полагать, что понятые — сотрудники правоохранительных органов, воспользуйтесь правом заявить отвод и заменить их другими людьми (соседями, прохожими). Важный момент: отвод нужно заявлять до начала обыска. Вы можете задать вопрос понятым, где и кем они работают.

Пока отвод не будет разрешен, никакие следственные действия не могут проводиться. Если следователь решил все-таки оставить тех понятых, которых привез с собой, выскажите свое замечании вслух, а затем внесите это в протокол обыска.

Кстати, с 19 июля 2019 года вступят в силу новые изменения в УПК: обыск может проходить без понятых, но все происходящее должно быть записано на камеру.

На что нужно обратить внимание перед началом обыска? Если дома есть крупная сумма, о ней лучше умолчать?

Сперва убедитесь, что постановление на обыск действительно есть и оно санкционировано прокурором, прочтите внимательно, что там написано. Дальше обратите внимание на понятых. Что же касается денег или золотых слитков, которые хранятся дома, вы вправе о них не сообщать, но при обыске вряд ли получится что-то скрыть. Все найденные и изъятые деньги, вещи заносятся в протокол.

Можно ли требовать адвоката? Следователи подождут, пока он приедет? А если забирают мобильный телефон, это законно?

Конечно, адвоката можно и нужно требовать. Это лучше сделать, когда будете знакомиться с постановлением. Заранее для себя решите, кто будет представлять ваши интересы, если возникнет такая необходимость. Государственный защитник на обыске полагается только тем, кто уже задержан.

Если же человек не задержан, то может настоять на участии своего защитника. У вас всегда под рукой или в памяти должны быть фамилия и имя вашего будущего адвоката, его телефон и точное место работы. Даже если с ним не заключен договор, это всегда можно сделать прямо на месте перед обыском.

Следователи должны дождаться приезда защитника. И забирать мобильный телефон они не имеют права. Если это уже произошло, называйте номер телефона адвоката и настаивайте на его приезде. Не исключено, что в ответ услышите: «Уже поздно, обыск начался».

Это грубейшее нарушение права на защиту, потому что человек может требовать адвоката как до начала следственных действий, так и во время их исполнения.

И еще. В квартире находятся дети и пожилые родители. Им можно уйти на улицу, чтобы не видеть всей процедуры?

Об этом можно попросить следователя до начала обыска. Разрешить уйти или нет, следователь решает самостоятельно. Этот момент в законе не прописан.

Итак, следователи разошлись по комнатам. Это правильно? Нужно просто сидеть на кухне и ждать, когда позовут?

Нет! При обыске у вас должна быть возможность наблюдать за его проведением, видеть, какие предметы и документы изымаются (ст. 210 УПК). Если не видели, где и при каких обстоятельствах в вашей квартире нашли, например, папку с документами, вы вправе сделать замечание в протокол.

Как правило, обыск проводит одно лицо, за ним ходят понятые, специалисты и хозяин квартиры. Иногда бывают ситуации, когда оперативная группа расходится по комнатам. Это незаконно. Если не возразить, то ваше молчание воспринимается как согласие на проведение обыска в таком формате.

Сколько по времени длится обыск? Можно ли рассчитывать на перерыв, если устал?

Законодательством не регламентировано минимальное и максимальное время проведения обыска. На практике он может длиться и 12 часов. Орган, ведущий уголовный процесс, может разрешить сделать вам перерыв, но это решение — на его усмотрении.

Во время обыска звучит много вопросов. На них обязательно отвечать? Прямо на все?

Вы не обязаны отвечать на вопросы в ходе проведения обыска, это уловка следователей, чтобы узнать больше информации. Сообщите: ответы будете давать только в присутствии адвоката или во время допроса (объяснения).

В квартире сотрудники правоохранительных органов нашли сейф. Там много личных вещей. Можно ли сослаться на тайну личной жизни и не открыть?

Санкция прокурора — это ключ, который открывает все закрытые двери. Поэтому если вы откажетесь добровольно сделать это сами, закрытые помещения и сейф будут вскрыты. Аргумент о том, что в сейфе хранятся личные вещи, вряд ли повлияет на решение следователя.

Из квартиры следователи стали выносить технику: ноутбуки, телефоны. Что говорит закон? Какие документы должны предоставить при их изъятии?

При обыске могут быть изъяты любые документы и предметы, которые имеют отношение к уголовному делу. Как правило, изымается вся компьютерная техника, она в присутствии всех лиц должна быть запакована в специальные пакеты. При этом составляется пояснительная записка, в которой указано, что именно изымается, где и при каких обстоятельствах это найдено, после чего все расписываются.

Правоохранительные органы просят пароли от ноутбука и телефона. Их обязательно сообщать?

Вы можете воспользоваться своим правом и, сославшись на ст. 27 Конституции, не свидетельствовать против себя, членов своей семьи и не сообщать пароли. К этой же статье можно прибегнуть, если не хотите давать пояснения во время обыска.

При обыске следователь ведет себя некорректно. Кому и куда жаловаться?

В этом случае важно не право на обжалование, а то, чем будет доказано некорректное поведение следователя. Поэтому при проведении обыска нужно свои замечания говорить вслух: «Уважаемый следователь, своим поведением, не достойным сотрудника правоохранительных органов, вы оказываете на меня психологическое давление. Я вам делаю замечание».

Если это не было внесено в протокол, записывайте сами замечание и расписывайтесь. В дальнейшем вы можете пожаловаться на некорректное поведение, обратившись к руководителю следователя или в прокуратуру, при этом ссылаться необходимо на протокол обыска.

Следователь будет привлечен к ответственности, а добытые доказательства — считаться недопустимыми.

Если есть замечания по протоколу осмотра, можно ли внести в него свои пометки?

На самом деле у человека, у которого проводят обыск, больше прав, чем у следователей. Главное — грамотно ими распорядиться. Например, вы вправе вести свои пометки, а потом отразить их в протоколе.

Заявлять замечания нужно во время следственных действий, чтобы не получилась такая ситуация: вам следователь посоветовал сделать это в конце обыска.

А если вас начнут пытать? Будете терпеть до окончания обыска, чтобы об этом заявить? Если есть замечания, их обязательно нужно проговаривать и вносить в протокол, иначе доводы в дальнейшем не будут услышаны, а к вашим словам отнесутся скептически.

Следователи всё снимали на камеру. Можно ли запретить использование в СМИ этой записи?

Конечно, можно попросить не снимать обыск на видео, а если это будет проигнорировано, допустимо не давать никаких пояснений на камеру — просто сидеть и молчать. Однако если следователь решит, что запись может быть использована в СМИ, он может это сделать.

После обыска говорят, что нужно поехать на допрос. Есть право на звонок родным? Какие вещи нужно взять? Можно принять душ и перекусить, ведь допрос может длиться целый день?

На этот момент вы еще не задержанное и не ограниченное в своих правах лицо, поэтому можно переодеться, взять вещи, позвонить родным или друзьям, принять душ и перекусить. Но это все прекращается, когда вам сообщают: вы задержаны, а значит, ограничены в правах. Дальше это можно делать только с разрешения следователя.

То есть должно быть четкое понимание, в каком вы статусе. Если следователю не нравится, что вы собираетесь в душ, спросите: «Я задержан?».

Какие вещи брать? Спортивный костюм, тапочки, носки, нижнее белье (вся одежда должна быть темного цвета, а обувь — без шнурков и супинаторов), одноразовые станки для бритья, зубную пасту, воду.

После допроса отпустили, но паспорт и зарплатную карточку забрали. И как жить дальше без них?

Орган, ведущий расследование, обязан выдать справку, что паспорт изъят, и указать, где он находится. Если у кого-то возникнут вопросы, можно связаться со следователем.

Если изъята еще и карточка, то всегда остается счет и в банке можно получить новую карточку.

Если же на счет наложен арест, можно заявить ходатайство о снятии ареста, пояснив: эти деньги — единственный источник существования.

Источник: https://baj.by/ru/analytics/esli-k-vam-prishli-rasskazyvaem-chto-nuzhno-znat-o-svoih-pravah-kogda-siloviki

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Имеет ли право следователь или оперативный работник забрать сотовый телефон?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим?
    Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации.
    Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений Алексеевич
Адвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Вопрос права
Добавить комментарий