Что делать, если моего отца избили в полиции?

Что делать, если отец семейства бьет, а полиция бездействует?

Что делать, если моего отца избили в полиции?

0  Lena 17 Сентября 2011 14:49
И опять у нас назревшая проблема многодетной семьи.Скорей всего он над ними издеваеться из-за того,что он единсвеный добытчик,а если так,то по его мнению все должны перед ним преклонаться.А если бы у матери был бы один ребенок,и работа,она бы не терпела,ушла. Жалко не мать,а пятерых детишек.Что они запомнят из своего детства.У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 16:19
Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

0  кабынебылозимы 17 Сентября 2011 17:02
У меня вот так отец мать убил. И звонил я и писал не раз в милицию
0  зрительница 17 Сентября 2011 17:34
Канэш ща бабы сами и виноваты.Если раньше презервативы “днем с огнем..”,противозачаточных в аптеках токо по великому блату,спиралей и в природе не было   А ща залететь токо по дурости можно(зачесалось-захотелось) или из меркантильных интересов,шоб мужика “повязать”.Вот и плодят изначально несчастливых детей,безотцовщин,обрекают малышей на сиротство
0  SvetDobr 17 Сентября 2011 18:57
Обратите внимание, письмо в редакцию пришло от ребенка. Да, допустим, женщина трижды виновата, что родила столько детей от пьющего-бьющего. Но теперь вопрос стоит не в том, “кто виноват?”, а в том – “что делать?”. В семье пятеро детей, отец пьет, мать бесправна и не умеет защитить себя, а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? Как социальные службы могут помочь этой и подобным семьям? Где выход из этой ситуации?     А вопрос – почему бездействует милиция полиция – совсем из другой оперы. Да и чем в по большому счету поможет полиция? Ну, приедет раз, приедет два, заберет на 15 суток. И что дальше. Ну, не будет мужик некоторое время пить, помня о “прелестях” кутузки.  Потом все равно сорвется, человека так просто не переделать.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 19:34
Цитата
SvetDobr пишет: “что делать?”… а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? …. Где выход из этой ситуации?

Безусловно, вы – СветДобр, как всегда правы (и не только)!”Что делать?” – в этом случае это трудный вопрос и найти ответ на него не так просто.

Никто же, кроме их самих, не вытащит их из этой трясины, в первую очередь полагаться нужно на себя, а не на дядю. И если это будет, то вопрос “кем они вырастут?” будет звучать не так страшно. Ну, а этот боец имеет силу только перед ними, канешна вмешательство, извне, не помешало бы!

0  Евгения 17 Сентября 2011 19:56
А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.
0  z 17 Сентября 2011 21:28
Цитата
Kaster Troy пишет:Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

ну ты мудааак…

0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 21:32
Цитата
z пишет:ну ты- – – …

Было желание что-то сказать?

0  gsd 18 Сентября 2011 19:53
Дети не виноваты,что у мамы их пятеро от разных отцов,что отец-отчим пьёт,бьёт её,мать есть мать,дети будут её защищать.А бывает и так,что муж не пьёт-не курит,хорошо зарабатывает,а жена пилит его каждый день
0  гость 19 Сентября 2011 10:31
Где уполномоченный по правам ребенка?! На экспертизу нужно мать и ребенка – зафиксировать побои и посадить этого гада. В это время развод и в другой город уехать. Пусть алименты платит на детей. Гад!!!  
0  tuyana 19 Сентября 2011 12:22
Бедные женщины…( бедные дети..( Мужика на кол!  
0  Гость 20 Сентября 2011 1:48
Такие матери пишут заявления, потом их же и забирают, что может полиция сделать, если законодательство такое дурацкое. Детям тогда надо писать заявления на побои, проходить СМЭ, а несколько заявлений – истязания, тут статья тяжелее по санкции. Надо бороться за себя. Ну и что, что единственный добытчик, мозг все-равно нужно вправлять.
0  Ирина Астраханцева 20 Сентября 2011 20:03
А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!           ????
0  Гость 20 Сентября 2011 23:22
Цитата
Евгения пишет:А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.

На тивикоме показывают, только хорошую сторону, это не объективно, не смотрите тивиком  

0  Гость 21 Сентября 2011 10:58
Цитата
Ирина Астраханцева пишет:А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!                  ????

Вот ненадо, дорогуша !За побои привлекает суд, и только по заявлению потерпевшего. И “забрать” могут только как хулигана, и то – на 15 суток. А сажать за такие преступления закон дурацкий не позволяет, а не полиция по собственному желанию дело спускает. Попробуй нарушь права кухонного боксера, куча брызжащих слюнями правозащитников набежит, ачо !!! полиция превышает полномочия !!!!

Так что нехрен, такие дела не лежат на полочках. А еще жертвы кухонных боксеров любят написать заявления на мужей, вечером, а утром забрать, или не являться для разбирательств в суд или в полицию. И что теперь – бегать за ними, чтобы они потерпевшими были ??

Источник: https://arigus.tv/news/item/17530/

В хабаровске полиция под расистские лозунги устроила избиение мигрантов

Что делать, если моего отца избили в полиции?

В Хабаровске полиция в ходе очередного рейда доставила в отделение больше сотни мигрантов, работающих водителями у частного предпринимателя.

По словам мигрантов, в отделении их били около трех часов, в том числе ногами, а после заставили лежать на полу до утра. Большая часть задержанных – 80 человек – родом из Кыргызстана, но уже с российским гражданством или разрешением на работу в России. Подробности – в материале сайта Сибирь.Реалии.

Московская правозащитница, руководитель некоммерческой организации по поддержке мигрантов “Тонг Жахони” Валентина Чупик, получившая от пострадавших фото и видеоподтверждение травм, опасается, что дело “спустят на тормозах”, поскольку после огласки мигрантам уже начали угрожать депортацией и возбуждением уголовных дел из-за подброшенных наркотиков.

Травмы задержанных в Хабаровске

– Мне позвонили ребята, водители одного частного предпринимателя из Хабаровска – Назарбек, бригадир группы из 80 водителей, и водитель Жыргалбек. Они рассказали о том, что ночью 12 декабря их избили сотрудники полиции. Приехали большой группой на автобусах и их забрали, сообщив, что надо уладить какие-то простые формальности, а после всех быстро отпустят.

Поэтому ребята – их было 103 человека – добровольно вошли в автозак. Но потом их, конечно, никто не отпустил. Их увезли с автобазы в какое-то не очень понятное помещение по улице Воронежской. Нет, на обычное отделение полиции оно не было похоже, но форма на людях была полицейская. Они согнали ребят в один большой зал, где стали срочно завешивать камеры.

Потом крикнули им ложиться на пол лицом вниз, кто сразу не лег на пол, избили особенно сильно. Всех остальных, кто сразу лег, тоже стали очень сильно бить дубинками полицейскими и битами. Избивали и кричали: “Узкоглазые, надоели! Убирайтесь отсюда, чтоб вас здесь больше не было!” Вот в этом духе все.

Били их три часа, потом крикнули лежать и не двигаться – выпустили только утром.

Я попросила этих ребят прислать мне поименные списки всех потерпевших, точный адрес места событий и так далее. Я говорила с двумя из них по очереди, они оба пересказывали одни и те же события. Выслали мне фотографии со следами побоев – своими и других пострадавших, выслали видеосъемку травм.

Но спустя несколько часов после того, как история стала резонансной в СМИ, они перестали выходить на связь. Я им звонила, они не брали трубку, а в понедельник в два часа ночи по Москве получила от каждого из них сообщение примерно об одном и том же – что им начали через начальника, владельца этой автобазы, угрожать полицейские.

Требовали забрать заявления об избиениях, иначе грозились депортировать из России.

Бригадир Назарбек позже мне сообщил, что один из полицейских позвонил ему с угрозами, а на его вопрос, о какой депортации может идти речь, если он уже получил паспорт российский, у него тут семья, ответил, что тогда его “закроют” по делу о наркотиках, которые подкинут. Они очень напуганы, видимо, поэтому больше не хотят общаться ни с юристами, ни с журналистами.

Травмы задержанных в Хабаровске

На условиях анонимности редакции Сибирь.Реалии удалось поговорить с одним из тяжело пострадавших водителей. “Задержали всех, потом отобрали документы, а после избили. Нет, паспорт мне не вернули, не знаю, где документы.

При мне миграционные документы одного из тех, кто не лег сразу на пол, разорвали на клочки и заставили жевать. Утром нас выпустили, и сначала скорая меня забрала, сказали, похоже, что ребро сломано. Но по дороге, когда узнали, что травмы получил в полиции, – высадили и уехали.

Сейчас лежу дома”, – сообщил один из жителей Хабаровска.

Валентина Чупик после жалоб сразу обратилась в Кыргызстан к партнерам-правозащитникам и к послу Кыргызстана в России.

– Валентина, кто-то вам еще подтвердил эти жалобы? Например, посол?

– Да, в посольстве сказали, что действительно есть такой случай, избиение. Сначала ребята общались со всеми, а потом, как появились первые сообщения в прессе, их стали, видимо, запугивать, и они перестали говорить открыто.

Я же и в УМВД по Хабаровскому краю дозвонилась: говорю, ко мне обратились такие ребята, знаю вот такие имена, есть видео, такие-то фотографии. У меня это все приняли, попросили выслать и обещали принять меры. Вот сразу после этого один из этих ребят и позвонил, признался, что их пугают.

Валентина Чупик подтвердила слова одного из пострадавших, сообщив, что скорая помощь отказывалась госпитализировать мигрантов из-за отсутствия документов.

Травмы задержанных в Хабаровске

– Скорая отказалась госпитализировать под предлогом того, что у них нет паспортов. Там были пять человек самые тяжелые, их сначала скорая вроде собралась увозить, а когда узнали подробности, откуда у них эти травмы, – этих “тяжелых” просто на дороге высадили: “Нет паспортов, госпитализировать из-за этого не можем”. Хотя, конечно, это бред сивой кобылы.

– У всех задержанных отобрали документы?

– Я знаю только про граждан Кыргызстана – это 80 человек из 103 задержанных. От граждан других стран ко мне жалобы не поступали. Верю, что они поступали к другим, но у меня этих жалоб не было, поэтому я не могу это обсуждать. У них отобрали документы. Одному человеку изорвали в клочки российский паспорт. Многим изорвали миграционный учет.

Ребята подчеркивают, что все они находятся в России абсолютно легально, и ни у одного из них нет проблем с документами. Много лет они легально работают в России. У кого-то уже и вид на жительство есть. То есть к документам вообще никаких претензий быть не должно.

Да их и не было: их документы никто не проверял, у них документы просто отобрали, палками, что называется, выбили эти документы.

Правозащитниками теперь быть страшно – затравили

– Протоколы задержания им выдали?

– Нет, ничего. Сказали: “Убирайтесь отсюда. Надоели узкоглазые”. Какие документы?

– Валентина, а в самом Хабаровске нет правозащитника, который бы лично с ними общался?

– Нет. Правозащитниками теперь быть страшно – затравили. Раньше были там люди, которые занимались правозащитной деятельностью, но уже перестали.

– Ранее в городе было что-то подобное, незаконные избиения, массовые задержания?

– Бывало, что приезжали на стройку, абсолютно легальных рабочих забирали, держали много часов без объяснений. Или говорили: “Скажите спасибо своему работодателю, он должен был с нами договариваться, когда вас брал”. Такое было, но достаточно давно. Но чтобы они носили такой характер – похищений и избиений — никогда!

– А что в других регионах России?

– Сейчас из многих регионов почти одновременно подобные жалобы поступают. Не столь массовые случаи, но с избиениями мигрантов полицией правозащитники стали встречаться регулярно. А массовые незаконные задержания – это чуть ли не ежедневно.

В прошлую пятницу задержали 107 человек в Северном Тушино, держали от 4,5 до 7 часов без еды, воды, туалета и объяснения причин. Неделю назад в поселке городского типа Алексеевский (Татарстан. – Прим. С.Р.

) задержали больше 100 человек, избили автоматами, нескольким мигрантам скулы сломали, руки, ребра, сотрясения мозга сделали, тоже 5 часов держали и скорую вызвать не давали.

– В этой ситуации кто бы смог помочь?

– Вообще, это работа консула – оказывать защиту консульскую и помощь правовую своим гражданам. Но я не уверена, что он с такой работой в принципе справится. Сейчас МИД Кыргызстана вышел с требованием к российскому МВД с объяснениями этой истории. И спасибо МИДу Кыргызстана, что он не побоялся, потому что очень часто трусят такие вещи делать сотрудники дипломатических служб.

Кроме того, пострадавших мигрантов должна защищать прокуратура российская. Только ни черта они делать не будут. Я так подозреваю, они будут изо всех сил изображать, что мигранты сами виноваты, что правильно их отлупили.

Потому что сейчас по всем федеральным СМИ проходит информация – мол, полицейские хотели их проверить, а они сопротивлялись, пытались убегать. А там же не было ни малейшего сопротивления, никто не пытался убегать, потому что они не понимали, что их ждет.

А они в автозак строем пошли и добровольно в отдел полиции зашли. Не понимали, что сейчас будет.

В пресс-службе УМВД по Хабаровску заявили, что полицейские провели рейд “Нелегальный мигрант”, “выявив 73 граждан, не имеющих при себе документов, удостоверяющих личность”.

Консул Кыргызстана в Хабаровске Кадырбек Мырзабаев подтвердил, что от 17 граждан Кыргызстана в консульство поступили жалобы на жестокое избиение:

– Я направил ноту в МВД, прокуратуру и Федеральную службу безопасности. Ответ должны прислать на следующей неделе. Мы будем разбираться в ситуации. Обратились 17 граждан. Некоторые принесли медицинские справки, другие – показали свои травмы. Пострадавшие заявляют, что их избили сотрудники ОМОНа. Мы сейчас уточняем эту информацию.

Источник: https://www.sibreal.org/a/30330823.html

Как написать заявление в полицию: ценные советы, которые должен знать каждый – 24 Канал

Что делать, если моего отца избили в полиции?

Как говорят в народе, дай вам бог так жить, чтобы никогда в полицию обращаться не пришлось. Но в жизни ни от чего зарекаться нельзя. Журналисты сайта “24” подготовили памятку – при каких обстоятельствах, с какими вопросами, куда и к кому можно обратиться в полиции, чтобы получить от нее помощь.

Новая полиция под особым прицелом внимания как журналистов, так и общественности. Все требуют он новых полицейских честности, мужества, быстрой реакции и человечности. Однако и мы, граждане, тоже должны быть хотя бы минимально осведомлены о своих правах и обязанностях. Это поможет получить помощь, не тратя личные ресурсы.

Закон о полиции определяет, что полицейские:

1. Занимаются вопросами публичной безопасности, принимают меры с целью выявления криминальных, административных правонарушений;

2. пресекают обнаруженные уголовные и административные правонарушения;

3. предотвращают и прекращают совершение противоправных действий и поступков, в том числе и в бытовой жизни, осуществляют охрану объектов государственной собственности и тому подобное;

4. регулируют дорожное движение и осуществляют контроль за соблюдением правил дорожного движения его участниками и за правомерностью эксплуатации транспортных средств на улично-дорожной сети.

То есть, полицейские обязаны реагировать на любые проявления неправомерного поведения.

Если вы стали свидетелем или участником такого, то звоните на линию 102, или зовите полицейских, если они в зоне досягаемости.

Если о совершении неправомерного действия вам стало известно из каких-то других источников, неоперативных, если вы не были свидетелем, но знаете и/или имеете факты совершения неправомерного действия.

Полиция обязана принимать и регистрировать заявления и сообщения о преступлениях и административных правонарушениях, в том числе в форме электронного документа.

После обращения в полицию физическому лицу должна быть выдана справка (сообщение) о приеме и регистрации его заявления.

В ближайший или самый удобный для вас отдел полиции. Письменное заявление может быть передано при личном обращении, или направлено по почте, телеграфу, факсимильной связью или иным видом связи.

Для лучшего контроля за внесением сведений в Единый реестр досудебных расследований, заявление о совершении преступления лучше подавать лично, либо через почту заказным письмом с уведомлением о вручении.

Так заявитель сможет проконтролировать своевременность внесения сведений, изложенных в заявлении в Единый реестр досудебных расследований и проведения досудебного следствия.

Законодательством не предусмотрено особых требований или определенной формы по написанию заявления о совершении преступления.

Но оно обязательно должно содержать конкретные сведения о совершении преступления и просьбу лица принять и безотлагательно зарегистрировать заявление о совершении преступления в Единый реестр досудебных расследований, а также начать по этому заявлению досудебное расследование в форме предварительного следствия.

В заявлении можно отметить доказательства или указания на то, как их можно получить (например данные лиц, которые могут подтвердить обстоятельства), если такие данные известны.

Если обращение не является анонимным, то стоит указать свою фамилию, имя и отчество (наименование для юридических лиц), адрес и номер телефона.

Заметим, что за заведомо ложную информацию о совершении преступления предусмотрена уголовная ответственность.

В Единый реестр досудебных расследований заявление о совершении преступления должно быть внесено в 24-часовой срок.

В таких случаях гражданин имеет право в 10-дневный срок обратиться в суд с заявлением о бездействии должностных лиц полиции. Уточним: не приняли заявление – это когда даже отказались его регистрировать. Не отреагировали – когда заявление о совершении преступления приняли, но сведения в Единый реестр досудебных расследований не внесли в 24-часовой срок.

Законом прямо не установлены предельные сроки подачи заявления. В правоохранительные органы можно обращаться с сообщением о преступлении в любое время и по истечении любого срока после преступления.

Впрочем, существуют сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Если с момента совершения преступления прошел определенный срок – лицо освобождается от уголовной ответственности. Для разных категорий преступления сроки давности разные.

Срок 2 года – наименьший – предусмотрен для случаев совершения преступления небольшой тяжести, за которое предусмотрено наказание менее строгое, чем ограничение свободы.

Законом не предусмотрены никакие взыскания за подачу заявления в полицию.

Нет вопросов, на которые полиция бы имела право отказаться реагировать.

И даже если есть какие-то определенные трудности, которые патрульный полицейский не может решить на месте, он должен разъяснить гражданину, куда по закону обратиться с той или иной проблемой.

Кроме того, согласно закону, в полиции не имеют права отказать в принятии заявления о преступлении. В том числе и в связи с тем, что вы обратились не в тот отдел или управление.

Источник: https://24tv.ua/ru/kak_napisat_zajavlenie_v_policiju_cennye_sovety_kotorye_dolzhen_znat_kazhdyj_n649990

Меня избили сотрудники милиции. Что мне делать?

Что делать, если моего отца избили в полиции?

Евгения Долгая , авторка ряда публикаций kyky.org, поговорила с пострадавшим от насилия прямо в опорном пункте Могилёва Станиславом и задала вопросы главе инициативы «Правозащитники против пыток» Сергею Устинову,  о том, что делать, если вы столкнулись с пытками и жестоким обращением со стороны сотрудников милиции.

Участковый, стрелявший в мужчину на Новый год, милиционеры в штатском, задерживающие людей около 37 троллейбуса, омоновец, помочившийся на подростка, – это только часть громких случаев «инициативности» силовиков. По определению эти силы должны стоять на страже интересов публики и защищать ее от опасности.

Но парадокс в том, что представители силовых ведомств иногда сами превращаются в угрозу, бороться с которой сложнее вдвойне. Правозащитники просят всех нас помнить: каждый может стать жертвой насилия со стороны сотрудников милиции. Накануне Нового года двое участковых из Могилева избили задержанного Станислава А. и изнасиловали дубинкой прямо в опорном пункте.

KYKY Станислав подробно рассказал, как это было.

«Души-души его. Это нормально». Как меня избили милиционеры

«В августе месяце я увидел, как взрослый мужчина приставал к 10-летней девочке в позднее время. Отвел её домой. Через некоторое время вышли родители девочки. Я высказал им, что они не смотрят за ребенком в 23 часа. Получилась словесная перепалка, в ходе которой родители девочки вызвали на меня милицию.

Приехал наряд, меня забрали в Ленинское РОВД, без протокола и без описи имущества меня посадили в клетку. А родители девочки написали, что я их якобы избил. Но в декабре суд меня оправдал. Вот я и решил спросить у сотрудников, можно ли написать заявление за клевету.

Подхожу и вижу, что на крыльце стоит парень без формы. Уже во время следствия я узнал, что это был участковый инспектор Павел Куткович. Я не знал, кто он, поэтому просто спросил: «Ты мент?» Он ответил: «Да, а что ты хочешь?» Тогда я сказал, что сейчас зайду в опорку – нужно поговорить. Он ушел, а я курил на крыльце.

Потом подъехала машина, из которой вышел еще один человек в гражданской одежде, подошел ко мне и потребовал выбросить сигарету. Не представился. Это был Марьян Нестерук – участковый. Я возразил и сказал, что докурю и тогда сам зайду в опорку, чтобы обсудить свой вопрос.

В ответ Нестерук выбил у меня из руки сигарету, вышел Куткович и прямо на крыльце они начали меня бить.

Били прямо на проходе в опорном пункте. Потом, чтобы не смотрели прохожие, меня затащили внутрь, надели наручники

В ход пошли кулаки. Когда я лежал на полу, Куткович стал меня душить, а Нестерук его подначивал: «Души-души его, пусть отъезжает. Это нормально». Потом я потерял сознание. Когда очнулся и приподнял голову, бить начали снова.

Каждый раз, когда я поднимал голову, били по голове, поэтому даже не знаю, был ли в помещении кто-нибудь еще. Далее кто-то из них сказал: «Сейчас мы тебя накажем по-взрослому». Потом один поднес к моему лицу дубинку, на которой был надет презерватив.

Спустили мне штаны…

Потом Нестерук куда-то ушел, и Куткович наручники с меня снял. Я не кричал, я просил их успокоиться и вызвать мне скорую. Все это время лежал на полу и не мог пошевелиться.

В это время в опорку зашел брат моей жены, потому что родственники забеспокоились и начали меня искать. Показал ему на побои и на лежащую пачку презервативов, где одного не хватало.

Куткович сразу стал выталкивать шурина из помещения, а потом быстро начал убирать кровь и другие следы.

Нестерук вернулся и говорил родным, что я его тоже сильно избил, сказал, что пойдет снимать побои. Скорая помощь все-таки приехала, но только после наряда милиции.

Меня забрали в больницу, осмотрели побои, зафиксировали жалобы на боль в заднем проходе, перенаправили в другую больницу, где у меня внезапно «обнаружился» обострившийся геморрой. Важно сказать, что никаким геморроем я никогда не страдал, чему можно найти подтверждение в моей медкарте.

Ночью отвезли в РОВД, Куткович повел меня в клетку и сказал, что «укатает» меня по полной и что у меня будет целый букет статей. Две уже отпало. Осталась последняя.

По словам участковых, все проходило по букве закона. Будто бы, когда ко мне подошел Нестерук, он представился, показал мне свои документы, разъяснил мои права, сказал, что я нарушаю общественный порядок

Спросил, что у меня случилось. Когда он попросил меня пройти в опорный пункт, я трижды отказался, схватил его за куртку и начал бить. Они завели меня в опорный пункт, позвонили другому сотруднику, который будто бы пришел с вызова, надел на меня наручники и вернулся на вызов.

Говорили, что я наносил удары Нестеруку ногами, когда был в наручниках, бросался на них, когда меня опрашивали. Следователь говорила мне: если докажут, что дубинка была, то как уголовное, так и административное дела в отношении меня будут прекращены.

Я спросил, неужели ей недостаточно того, что меня избивали сотрудники милиции, которые в тот день даже не работали? Она ответила, что били меня обоснованно. И даже есть запись в журнале, что в отношении меня применяли спецсредства.

Следователю я задавал вопрос: что значит – обоснованно били? Она мне ничего не пояснила.

Они (участковые), всё снимали на камеру, но где сейчас эта запись – неизвестно.

В суде Куткович на вопрос судьи «почему вы не задержали Андреева, если он был буйный и шатался из стороны в сторону, а оставили его на улице?» пояснил, что у него мало милицейского стажа и он боялся меня задержать. На днях у нас была очная ставка. Милиционеры говорят, что я сам бился об пол головой, и на этом настаивают».

Учитывая то, что быть на сто процентов уверенным в своей неприкосновенности, не получается, мы спросили у глава инициативы «Правозащитники против пыток» Сергея Устинова, как быть в таких ситуациях. Сергей дал рекомендации людям, которые столкнулись с пытками или жестоким обращением со стороны сотрудников милиции и силовых структур.

Что делать, если вы столкнулись с насилием со стороны силовиков. Говорит правозащитник

KYKY: Что делать, если человек подвергается пыткам и насилию со стороны милиции? Какой алгоритм действия должен быть у человека, который столкнулся с давлением со стороны сотрудников милиции?

Сергей Устинов: В первую очередь, нужно сфотографировать следы пыток и жестокого обращения, тем самым зафиксировав их.

Потом написать заявление в прокуратуру и следственный комитет, а лучше самому туда сходить и потребовать направление на судебно-медицинскую экспертизу.

Получив такое постановление от следователя, важно не затягивать, и сразу идти в управление государственного комитета судебных экспертиз. Там зафиксировать все следы, при этом подробнее изложить эксперту способы и порядок нанесения травм.

Но добиться назначения и прохождения судмедэкспертизы – еще полдела. Главное не оставаться пассивным в ходе проверки, обязательно написать заявление следователю с требованием ознакомиться с заключением экспертизы

УПК позволяет не только знакомиться с заключением эксперта, но и делать необходимые выписки. Если вы считаете, что заключение эксперта неполное, сомневаетесь в его правильности или обоснованности, то лучше сразу же написать заявление следователю о том, чтобы он вынес постановление о проведении повторной экспертизы и обозначил там указанные вами дополнительные вопросы.

KYKY: Почему в Беларуси на публику выносятся только отдельные случаи?

С. У.

: Некоторые случаи – это те, о которых узнают СМИ и начинают их распространять. Если СМИ не узнают о фактах пыток, то и случаи эти не в фокусе обсуждения и, как следствие, реакции общественности. Но как только информация попадает в СМИ и расходится по интернету и соцсетям, ее очень сложно скрыть и соответственно не реагировать на оглашенные факты.

Я рекомендую всем, кто столкнулся со случаями пыток и жестокого обращения, не замалчивать эти факты и оглашать в интернете, представлять в СМИ, обращаться к правозащитникам. Подобные действия помогут более эффективно предотвращать последующие случаи пыток и бороться с уже произошедшими.

KYKY: Есть ли в Беларуси независимая экспертиза?

С. У.

Смотря что считать независимой.

Для фиксации и определения степени тяжести нанесенных телесных повреждений частной экспертизы в Беларуси нет, но в областных управлениях госкомитета судебных экспертиз оказывают платные услуги, в том числе и при проведении таких экспертиз.

Что касается независимости экспертизы – существует уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения. За предупреждение об этой ответственности эксперт обязан расписаться в своем заключении.

KYKY: Как думаете, возможна в Беларуси фальсификация экспертизы?

С. У.

Вопрос из ряда философских. Любой человек способен нарушить закон, а если он задумает его нарушить, то он может это сделать. Но в данном случае вопрос больше к следователю: готов ли он увидеть, что эксперт нарушил закон и назначить новую экспертизу с привлечением другого эксперта?

KYKY: Что грозит сотрудникам правоохранительных органов, если прокуратура докажет факт насилия?

С. У.

Если будет доказан факт применения пыток, то сотрудника милиции могут привлечь к уголовной ответственности по статье 426 УК «Превышение власти или служебных полномочий», или по статье 394 УК «Принуждение к даче показаний». Проблема в том, что в Уголовном кодексе Республики Беларусь отсутствует статья «Пытки», предусматривающая уголовную ответственность за все акты пыток.

KYKY: Какие документы должен иметь пострадавший, чтобы доказать факт насилия?

С. У.

Зачастую на руках у пострадавшего не оказывается никаких документов. Но это не значит, что стоит опускать руки. Нужно делать фотографии следов пыток, и если нет возможности срочно пойти к следователю, то нужно самому сделать платную экспертизу.

Если почувствовали ухудшение состояния здоровья, то вызывайте скорую помощь и там разъясняйте, что с вами случилось и следите, чтобы в медицинских документах указывалось, что телесные повреждения причинены сотрудниками милиции.

KYKY: Какие меры со стороны МВД должны быть приняты в отношении своих сотрудников, чтобы таких случаев не было?

С. У.

: В первую очередь, высшее руководство страны должно публично осудить пытки. Во-вторых, расследовать случаи пыток должен независимый орган. Как минимум, это должна быть прокуратура, а в идеале – отдельный орган. В-третьих, сотрудники, в отношении которых поступили заявления о пытках, должны сразу же отстраняться от своих полномочий и не иметь доступ к материалам проверки.

Четвертым не менее важным аспектом предотвращения пыток я считаю размещение видеокамер в кабинетах РОВД и Следственного комитета и в первую очередь в допросных, с вынесением серверов записи за пределы этих органов – возможно, в отдельную структуру.

Этот список можно было бы продолжать бесконечно, но все это бесполезно, если у государства не будет реального желания бороться с пытками. Для того, чтобы с чем-то бороться, необходимо признать факт существования проблемы.

Государство не признает наличие пыток, соответственно не видит в этом проблемы. Министр внутренних дел вместо этого заявляет, что против его ведомства ведется информационная атака

KYKY: В случае со Станиславом, есть ли шанс доказать факт насилия?

С. У.

: Шанс есть всегда, но главное, чтобы Станислав не останавливался и не бросал дело на полпути. Да, сложно, да, долго, неприятно и тяжело, но нужно отстаивать свои права, иначе и браться не стоит. И самое главное, каждый человек должен понимать, что все действия и требования сотрудников милиции должны быть законными, а пытки и жестокое обращение – это не норма.

Евгения Долгая

При использовании материалов активная гиперссылка на источник обязательна

Источник: kyky.org

Источник: https://www.legin.by/posts/menya-izbili-sotrudniki-militsii-chto-mne-delat

Меня избили в автозаке. Рассказ задержанного на акции протеста

Что делать, если моего отца избили в полиции?

По данным правозащитного проекта “ОВД-Инфо”, 3 августа на акции против недопуска независимых политиков на выборы в Мосгордуму задержали около тысячи человек.

Сайт мониторинга политических преследований сообщил, что сотрудниками полиции избиты как минимум 18 человек, в том числе 17-летний подросток.

Еще один пострадавший от насилия со стороны полиции, 22-летний Алексей Парахин, рассказал Радио Свобода, как его задержали 3 августа и жестоко избили в автозаке. Сейчас Алексей планирует подать в суд на полицейского.

– Я переехал в Москву из Краснодара, потому что в этом городе не было работы, – рассказал Алексей Парахин. – В Москве у меня нет постоянной прописки, я родился и вырос в провинции, но я выхожу на московские оппозиционные акции. То, что происходит в Москве, касается всех жителей России. Если москвичи не смогут отстоять свое право на честные выборы, то у регионов нет никакой надежды.

3 августа я с товарищами вышел на акцию против недопуска независимых политиков на выборы в Мосгордуму. На Гоголевском бульваре, примерно в 14.30, к нам подошли полицейские. Они попросили показать содержимое рюкзаков и паспорта. Полицейские в ответ на просьбу представиться сказали “форма – наши документы”. Полицейские проверили наши паспорта.

Из всей компании забрали только меня, потому что я не прописан на постоянной основе в Москве. Так и сказали: “Раз ты из Краснодара, то это статья 19.3”. Они имели в виду статью КоАП “Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции”. Я потребовал объяснить причину задержания. Но меня силой затащили в автозак. Там повалили на пол.

Один из полицейских наступил мне коленом на голову, чтобы я дал руку. Меня пристегнули наручниками к сидению.

Один из полицейских наступил коленом на мою голову

– У полицейских были открыты лица?

– Да, и я их хорошо запомнил. Особенно того, кто начал меня бить. Это был очень злой человек крепкого телосложения, среднего роста, смуглый, волосы с сединой. Фамилию его я пока не узнал. На суде он говорил одну фамилию, а в ОВД – другую.

В деле фигурируют два сотрудника полиции: Игнатов и Насыров. В автозаке вместе со мной остались два полицейских. Один встал у входа в автозак с внутренней стороны, а другой зашторил занавески и стал меня избивать.

Он меня лупил ногами по ногам, бил руками по голове.

Полиция задерживает участника протеста 3 августа

– Он вам что-то говорил?

– Говорил, что в Краснодаре я на аэродроме коровам хвосты крутил. В Москву приехал, по версии полицейского, за три тысячи рублей устраивать беспорядки. Полицейский сказал, что из-за таких, как я, он не видит своих детей. Я сначала ему отвечал, возражал. Но полицейский от моих слов еще больше зверел и сильнее наносил удары.

Потом он отходил в конец автозака и пил кофе из стаканчика. Я его спрашивал, как можно бить человека и пить кофе. Он отвечал: “Я еще и пирожок съем, какой он вкусный”. И ел шаурму. Полицейский говорил, что им сегодня можно все. Обещал прийти ко мне в ОВД и продолжить бить меня уже там. Я перестал ему возражать. Сидел тихо. Избивал он меня минут пятнадцать.

Я решил, что в этом автозаке меня прикончат.

Избивал он меня минут пятнадцать. Руками по голове и ногами по ногам

– Что в это время делал второй полицейский и водитель автозака?

– Второй полицейский смеялся. Водитель в штатском смотрел, как меня бьют, и отворачивался. Потом меня повезли в ОВД “Арбат”. Там мне сказали, что я – колхозник, никакого отношения к выборам в Москве не имею.

– Почему колхозник?

– Они так шутят, потому что в Краснодаре развито сельское хозяйство. Видимо, московские полицейские задержанных из других регионов колхозниками называют. Полицейские рассказали, что все задержанные на митингах без регистрации в Москве – это нанятые люди. У меня создалось впечатление, что у полиции есть распоряжение задерживать протестующих без постоянной московской регистрации.

– Как вы себя чувствовали?

– У меня болела и кружилась голова, тошнило. Я попросил вызвать скорую помощь. Но она приехала поздно вечером. Сотрудники скорой помощи вели себя странно. Один из них спросил у другого, надо ли фиксировать ушибы.

Второй – девушка ответила: “Пока не надо, бери подпись, прочитаем приказ”. У меня был рассечен висок и разбита губа. Но сотрудница скорой помощи сказала, что она не знает, как я получил эти повреждения, мол, я мог сам губу прикусить.

В понедельник я пойду за справкой, которую должна была составить скорая помощь. Узнаю, что там написано.

– Вы фотографировали свое лицо после побоев?

Массовые задержания на Пушкинской площади 3 августа

– СК забрал у меня телефон и до сих пор его не отдал.

– Вы сделали в больнице медицинское освидетельствование побоев?

– У меня не было такой возможности. Почти двое суток меня держали в ОВД, потом повезли в суд, дали 15 суток административного ареста. На суде я спросил избившего меня полицейского: “Вы меня били”. Он сказал что нет, мол, они так не работают. Я рассказал судье, что меня избили. Она лишь ухмылялась и требовала, чтобы я назвал адрес фактического проживания и место работы.

– Вас первый раз задержали?

– Меня задержали в прошлом году на акции против пенсионной реформы и на митинге 27 июля этого года. Полицейские, с которыми я общался после задержания на митинге 9 сентября против повышения пенсионного возраста, говорили, что они понимают протестующих.

Так и сказали: “Мы – за вас, но у нас работа такая”. Один из полицейских, с которыми я общался, сказал, что у него мечта уехать ближе к старости в Германию.

Женщина из канцелярии говорила, что она вышла бы на митинг против пенсионной реформы, но боится потерять работу.

– Как вы объяснили на работе свое отсутствие?

– Сказал, что посадили за участие в митинге. На работе меня поняли и поддержали. Все коллеги и начальство были на моей стороне. По моим наблюдениям, очень многие люди поддерживают протест и тех, кто выходит на митинги.

– Кем вы работаете?

– Помощником монтажника. Мы устанавливаем бытовую технику.

– Почему вы принимаете участие в оппозиционных митингах?

Я уже пробовал жить в несвободе – это не мое. Наверное, это звучит по-детски, но мое присутствие на митингах что-то решает

– Я из провинции и хорошо понимаю разницу между Москвой и регионами. Начинать изменения надо в Москве. Ни в какие ворота не лезет, когда человека арестовывают, потому что он из Краснодара. Мы все в одной стране живем! И я хочу жить в свободной стране. Я уже пробовал жить в несвободе – это не мое. Наверное, это звучит по-детски, но мое присутствие на митингах что-то решает.

– Вы будете привлекать к ответственности избившего вас полицейского?

– После того как меня избили, я сначала сломался. Я понял, что силовикам в самом деле можно все. Им удалось меня запугать. Но потом активисты стали передавать еду и слова поддержки в ОВД. У меня дух захватило от мощной поддержки со стороны незнакомых людей, которые были на свободе. И я почувствовал себя лучше.

Я думал, что я сам по себе, но оказалось, что я вместе с другими людьми, которые готовы помогать друг другу. В одном со мной спецприемнике сидел оппозиционный политик Илья Яшин. Его постоянно задерживают, только за последнее время четыре раза подряд, но он не боится. Я познакомился с другими активистами.

Благодаря общению с ними мне удалось восстановить веру в то, что митингами можно изменить хоть что-то. Я буду дальше поддерживать протест. И я решил, что привлеку к ответственности садиста, который подло запер меня в автозаке и бил, думая, что ничего ему за это не будет. Даже если я проиграю суд, то с помощью огласки накажу этого полицейского.

Я хочу, чтобы он понял, что не так безнаказан, как думает. Я буду связываться с адвокатами “ОВД-Инфо”, и мы вместе придумаем, как можно привлечь к ответственности избившего меня полицейского. В автозаке, когда меня избивали, был свидетель. Парень, которого задержали, когда он снимал на телефон, как меня тащат в автозак. Этот парень согласился выступить в суде в качестве свидетеля избиения.

Когда меня затащили в автозак, там сидели два парня. Их задержали на улице за распитие спиртных напитков в общественном месте. Они никак на избиение меня не реагировали. Парни делали вид, что ничего не замечают.

Оппозиционный политик Илья Яшин

Свидетель задержания и избиения Алексея Парахина дал интервью Радио Свобода на условиях анонимности. Настоящие имя и фамилия свидетеля известны Радио Свобода.

– Я не хочу до суда говорить, как меня зовут, чтобы избежать давления со стороны полиции. Но в суде расскажу все, что видел. Мы с Алексеем не были знакомы до его задержания. Я вышел в центр города 3 августа, чтобы сделать фотографии акции протеста. Когда я увидел, как Алексея тащат в автозак, я стал снимать его на видеокамеру.

Я видел, что Алексея ударили еще по дороге в автозак. Меня тоже задержали и попросили удалить фото и видео. Полицейский обещал, что меня отпустят, если я выполню это требование. Я удалил видео, но меня все равно отправили в автозак. Я сидел в передней части автозака и видел, как Алексея бьют.

Полицейский ломал Алексею руки, бил по голове так, что она ударялась об поручень. Алексей кричал, что ему больно. Я думал, что от ударов такой силы у Алексея как минимум будет сотрясение. Я говорил полиции, что не надо бить человека, он же не сопротивляется. Спрашивал: “За что вы его бьете?” Но на меня внимания не обращали.

Полицейский, который бил Алексея, говорил, что сделает так, что Алексей сядет в колонию. Мне было страшно за Алексея, жутко было видеть, как немолодой уже человек избивает парня ни за что. Плохо было от своей беспомощности в этой ситуации. В участке полицейский, который избил Алексея, сказал другим полицейским, что Алексея надо оставить, не отпускать.

Меня из ОВД отпустили. Я размышлял, соглашаться быть свидетелем или нет. Решил, что полицейские, которые себе такое позволяют, должны понести наказание.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30139406.html

Вопрос права
Добавить комментарий