Правильно ли суд назначил наказание путем частичного сложения?

25-О09-4 – Архив судебных решений

Правильно ли суд назначил наказание путем частичного сложения?

(Извлечение)

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Ермилова В.М., судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А., рассмотрела в судебном заседании 5 февраля 2009 года кассационное представление государственного обвинителя И., кассационные жалобы осужденных А., С., У., К-ва С., К-ва Я., Б., адвокатов З-ва А., Г-ва В., И-ва Г., М-вой Д.

, Т-ва Н., М-на О. на приговор Астраханского областного суда от 31 октября 2008 года, которым

А., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.3 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по ч.1 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по ч.3 ст.30, ч.2 ст.322 УК РФ на 2 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Б., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.1 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по п.п.”а, б” ч.2 ст.175 УК РФ на 2 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К-в С., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.3 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по ч.3 ст.30, ч.2 ст.322 УК РФ на 2 года;

– по п.п.”а, б” ч.2 ст.175 УК РФ на 2 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

К-в Я., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.3 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по ч.3 ст.30, ч.2 ст.322 УК РФ на 2 года;

– по п.п.”а, б” ч.2 ст.175 УК РФ на 2 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.3 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет 6 месяцев;

– по ч.1 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет 6 месяцев;

– по ч.3 ст.30, ч.2 ст.322 УК РФ на 2 года 6 месяцев;

– по п.п.”а, б” ч.2 ст.175 УК РФ на 3 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

У., …,

осужден к лишению свободы:

– по ч.1 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ на 7 лет;

– по п.п.”а, б” ч.2 ст.175 УК РФ на 2 года, и на основании ч.3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 7 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб, объяснения осужденных А., К-ва С., Б., К-ва Я., С., У., адвоката З-ва А.

в защиту осужденного У., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора С., поддержавшего кассационное представление, полагавшего наказание, назначенное С., Б., У. и А. по ч.1 ст.30, ч.4 ст.188 УК РФ, смягчить, в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
Осужденные С., Б., К-в С., К-в Я., У.

признаны виновными в приобретении имущества – автомобилей, заведомо добытых преступным путем, совершенных группой лиц по предварительному сговору;

осужденные С., А., К-в С., К-в Я.

, признаны виновными в покушении на контрабанду, совершенной помимо таможенного контроля, организованной группой, а также в покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации, совершенном группой лиц по предварительному сговору;

осужденные С., А., Б. и У.

признаны виновными в приготовлении к контрабанде, совершенной помимо таможенного контроля, организованной группой.

Преступления совершены в июне 2007 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании С-в, К-в С., К-в Я., Б. вину в совершении указанных преступлений не признали, А., У. вину признали частично.

В кассационном представлении государственного обвинителя И. указывается, что приговор суда подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении С., У., А. и Б. наказания. Суд в нарушение ст.

66 УК РФ, устанавливающей что срок и размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление, признав С., А., Б., У. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, ч.4 ст.

188 УК РФ, назначил им наказание в виде 7 лет лишения свободы, а С. – в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, тогда как максимальный срок, предусмотренный санкцией статьи, составляет 12 лет и размер наказания не может превышать 6 лет лишения свободы. Просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание С., У., А. и Б. по ч.1 ст.30 ч.4 ст.188 УК РФ до 6 лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения.

В кассационных жалобах осужденные А., С., У., К-в С., К-в Я., Б., адвокаты З-в А., Г-в В., И-в Г., М-ва Д., Т-в Н., М-н О.

, выражают несогласие с приговором, указывают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор постановлен на предположениях и на недопустимых доказательствах, наличие квалифицированного признака “организованная группа” судом не доказано. Указывают на нарушение требований ч.2 ст.66 УК РФ при назначении наказания за неоконченное преступление.

Кроме того, в кассационных жалобах (основных и дополнительных):

– осужденный А., считает неправильной квалификацию его действий по ч.4 ст.188 УК РФ, как совершение контрабанды в составе организованной группы и одновременно по ст.322 УК РФ, как совершение незаконного пересечения государственной границы РФ группой лиц по предварительному сговору.

Считает, что состав преступления – контрабанда охватывает незаконное пересечение государственной границы и при этом не образует совокупности. Указывает, что судом были исследованы не все распечатки телефонных переговоров, не был допрошен пограничник по имени “В.”, причастный к преступлениям. Утверждает, что в состав организованной группы он не входил, умысла на совершение контрабанды не имел.

Считает, что суд при назначении ему наказания должен был применить положения ст.ст.61 ч.1 п.”и”, 62, 64 УК РФ. Просит приговор отменить, а дело прекратить. Одновременно просит изменить приговор, исключить квалифицирующий признак “организованная группа” из осуждения по ст.188 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы;

– адвокат М-ва Д., в защиту интересов А., считает, что доказательств совершения А. контрабанды в составе организованной группы не добыто. Просит приговор отменить;

Источник: http://docs.cntd.ru/document/902162453

Хвостову могут дать 14 лет строгого режима

Правильно ли суд назначил наказание путем частичного сложения?

Разбирательство по уголовному делу в отношении бывшего заместителя губернатора Владимирской области по строительству Дмитрия Хвостова проходит в Ленинском районном суде города Владимира под председательством Дмитрия Каюшкина.

Дмитрий Каюшкин

Начальник Второго отдела государственных обвинителей Генеральной прокуратуры России Виктор Антипов в ходе прений сторон по уголовному делу в отношении Хвостова потребовал назначить подсудимому наказание в виде 14 лет колонии строгого режима со штрафом в 60-кратном размере общей суммы полученных экс-вице-губернатором от застройщиков взяток, а также запрет на осуществление некоторых видов деятельности на 13 лет, – передает из зала суда редактор Зебра ТВ Петр Фокин.

Виктор Антипов

«Вместо того, чтобы использовать свои полномочия на благо жителей Владимирской области, Хвостов использовал их в своих интересах, став удельным князьком, барином. Как он использовал свои контрольно-надзорные функции, видно из показаний глав местного самоуправления в суде.

Личность Хвостова раскрывается не через характеристики, представленные в материалах дела, а через его стиль общения с подчиненными», – заявил Виктор Антипов в ходе прения сторон.

Гособвинитель заявил, что вина Хвостова доказана в полном объёме, и деяния экс-вице-губернатора по строительству были квалифицированы правильно.

По словам Антипова, причина действий Хвостова кроется в его уверенности в безнаказанности и отсутствии контроля со стороны вышестоящего руководителя.

В ходе прений гособвинитель выразил уверенность, что если бы Хвостова контролировали «сверху», этих преступных деяний не было бы.

Виктор Антипов подверг сомнению положительные характеристики Хвостова, представленные в материалах дела, предположив, что участковый полицейский по месту жительства Хвостова обвиняемого «никогда в глаза не видел».

Учитывая общественную опасность содеянного Хвостовым, Антипов заявил в ходе прений, что справедливым было бы назначить подсудимому наказание путем частичного сложения наказаний по всем четырем эпизодам преступной деятельности с отбыванием в колонии строгого режима:

  • по эпизоду с застройщиком Шамовым со взяткой за детский сад в микрорайоне «Веризино» гособвинитель потребовал 8 лет колонии строгого режима и штраф в 30-кратном размере взятки;
  • по эпизоду с перечислением Шамовым взяток Хвостову на протяжении двух лет — 10 лет колонии строгого режима и штраф в 50-кратном размере суммы взятки;
  • по эпизоду с застройщиком Замбиным — прокурор запросил 8 лет колонии строгого режима и штраф в виде 30-кратного размера суммы взятки;
  • по эпизоду с застройщиком Андреевым – 9 лет колонии строгого режима и штраф в виде 30-кратного размера суммы взятки.

В итоге, путем частичного сложения наказаний, прокурор потребовал для Хвостова наказание в виде 14 лет колонии строгого режима со штрафом в 60-кратном размере от общей суммы взяток. Общий размер взяток, полученных Хвостовым от застройщиков, превышает 20 миллионов рублей, в 60-кратном размере это сумма вырастает до 1 миллиарда с лишним.

Прокурор предложил рассчитывать срок отбывания наказания для Дмитрия Хвостова с 26 октября 2016 года, то есть, с момента задержания.

На данный момент в судебном заседании назначен перерыв, после этого в рамках судебных прений будет выступать сторона защиты. Сам Дмитрий Хвостов заявил редактору Зебра ТВ Петру Фокину, что прокурор «может запросить, что угодно», а адвокат Сергей Михайлов в иронической манере заявил, что удивлен тем, что «прокурор не запросил электрического стула».

Напомним, экс-вице-губернатору инкриминируют четыре эпизода получения взяток от владимирских застройщиков — владельца компаний «Консоль» и «Вертикаль» Александра Шамова (он, по версии следствия, передал Хвостову порядка 18 миллионов рублей), бывшего соучредителя ООО «Комплекс-Строй» Андрея Замбина (в этом эпизоде речь идёт о 2,2 миллиона рублей) и директора строительной компании «Игротэк» Алексея Андреева, передавшего чиновнику 800 тысяч рублей. Все эти факты имели место в 2014-2016 годах.

Александр Шамов Андрей Замбин Алексей Андреев

В отношении названных застройщиков были возбуждены уголовные дела за дачу взяток, но впоследствии, в связи с их деятельным раскаянием, дела были прекращены.

Игорь Козырский Наталья Соловьёва

В одном эпизоде с Шамовым посредником в получении взятки Хвостовым выступал тогдашний депутат Законодательного Собрания Сергей Курышев (в настоящее время отбывающий наказание за совершение «пьяного» ДТП со смертельным исходом), во всех остальных – «доверенное лицо» бывшего вице-губернатора Игорь Козырский. Козырский признал свою вину, и в рамках отдельного производства был приговорён к шести годам условно. В деле Хвостова также фигурирует сестра Козырского Наталья Соловьёва — она участвовала в схеме по передаче денег чиновнику от Шамова. Она также признала свою вину и была приговорена к 4 годам условно.

Сам Дмитрий Хвостов заявил, что считает своё дело политическим, и не признал вину ни по одному из предъявленных ему эпизодов.

Источник: https://zebra-tv.ru/novosti/vlast/khvostovu-mogut-dat-14-let-strogogo-rezhima/

Проблемы применения основных принципов сложения наказаний

Правильно ли суд назначил наказание путем частичного сложения?


В статье поднимаются проблемы основных принципов сложения наказаний, непрозрачности процедуры частичного сложения наказаний, предлагаются способы решения проблем при назначении наказания по совокупности преступлений путем их формализации, унификации и законодательного закрепления пропорциональности.

Ключевые слова: окончательное наказание, УК РФ, совокупность преступлений, частичное сложение, назначение наказания, судейское усмотрение.

Одной из актуальных теоретических проблем, имеющих практическое значение, является определение размера наказания при его назначении по совокупности преступлений. На основании ст.

69 УК РФ при совокупности преступлений для определения окончательного наказания применяется один из следующих способов (принципов) назначения наказания: поглощение менее строгого наказания более строгим, полное или частичное сложение наказаний [10].

Принцип поглощения одного наказания другим достаточно прост в применении, поскольку лишает суд необходимости различного рода расчетов — нет необходимости в арифметических вычислениях, соблюдать ограничения чтобы окончательное наказание не превышало более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Однако вызывает один, но достаточно серьезный вопрос по своей правовой природе с точки зрения справедливости, поскольку лицо, совершившее несколько преступлений, фактически несет ответственность лишь за одно из них.

На наш взгляд, данный принцип сложения наказаний утратил свою актуальность поскольку в настоящее время он вступает в противоречие с одной из задач правосудия — восстановление социальной справедливости.

Кроме того, неоднозначно воспринимается обществом. Тем более, действующий уголовный закон предусматривает ряд других положений, позволяющих при наличии к тому оснований назначить более мягкое наказание — ч. 6 ст. 15, ст. 64, ч.

3 ст. 68 УК РФ и т. д. [1].

Учеными неоднократно предлагались различные варианты способов выбора принципа назначения наказания по совокупности [6, c. 334; см. так же 6, 7], но законодатель так и не пришел к единому мнению.

Из содержащихся в ст.

69 УК РФ правил наказания по совокупности преступлений сложно понять, какими дополнительными критериями должен руководствоваться суд при выборе конкретного правила назначения наказания.

Одним из критериев выбора принципа определения окончательного наказания является категория преступлений, входящих в совокупность. Принцип поглощения в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ может применяться, только если совокупность образуют преступления небольшой и средней тяжести, тогда как принцип полного сложения наказаний может применяться при совершении преступлений любой категории [10].

Согласно требованиям статей 307 и 308 УПК РФ в приговоре следует отражать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию.

Данные требования согласуются с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в Постановлении Пленума от 22 декабря 2015 г. № 58.

Однако, в нарушение указанных положений, в приговорах судов часто отсутствует формулирование мотивов принятого судом решения: почему в конкретном случае суд выбирает тот или иной принцип назначения окончательного наказания [2].

Необходимо отметить, что наименьшее стремление к мотивированию судами назначенного наказания происходит как раз при частичном сложении, поскольку здесь усматривается более широкий диапазон использования судьями всего потенциала санкций отдельных статей с учетом возможных ограничительных положений и последующего потенциала чч. 2, 3 ст. 69 УК РФ.

Если суд обязан мотивировать вид наказания, неприменение смягчающих положений, определяемых от Общей части УК РФ и даже порой конкретизируя свое усмотрение, отвечает на предполагаемый вопрос общества — почему назначен минимальный срок наказания, то при назначении максимального срока или близкого к нему формулировки суда становятся менее конкретны. Особенно это заметно как раз при сложении наказаний. Причем «слагаемые», т. е. наказания за отдельные преступления более понятны, определены и мотивированы, а вот сложение частей этих «слагаемых», мягко говоря, не прозрачно.

Принцип полного сложения заключается в определении окончательного наказания путем суммирования наказаний, назначенных за каждое из входящих в совокупность преступлений. Для применения принципа полного сложения наказаний нет однозначного ответа, что понимать под максимальным пределом того или иного наказания при их полном сложении [10].

Вместе с тем, как показывает практика, при определении способа сложения наказаний, предпочтение отдается принципу частичного сложения назначенных наказаний. Объяснение этому можно найти в самом уголовном законе, в соответствии с которым правило частичного сложения наказаний может применяться при любой комбинации преступлений различной категории, а потому является универсальным.

Можно сказать, что недостаточность законодательной дифференциации при выборе правила назначения окончательного наказания по совокупности преступлений является предметом перманентной научной дискуссии. В сущности, можно сказать, что высказанное еще в 1972 г. М. И.

Ковалевым мнение, о том, что «принципы назначения наказания, сформулированные в законе, представляют собой лишь общие критерии и нуждаются в существенной конкретизации» [5, c. 53] остается актуальным и по сей день. Аналогичного мнения придерживается А. С. Горелик (1975 г.

) говоря, что «формальные правила определения размера наказания не дают ответа на вопрос о том, в каких случаях целесообразнее прибегать к поглощению, а в каких — к полному либо частичному сложению» [4, c. 41].

А. Н. Тарбагаев охарактеризовал сложившуюся ситуацию следующим образом: «принимая действующий УК РФ, законодатель постарался максимально формализовать процесс назначения наказания, ограничивая возможность произвольного применения закона (например, ст. 62, 65, 66, 68 УК РФ).

Однако такой важный вопрос, как избрание конкретного правила назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 69 УК РФ), оказался полностью во власти субъективного усмотрения конкретного судьи, выносящего приговор.

Это замечание полностью относится также и к выбору правила полного или частичного сложения наказаний» [9, c. 70].

Поскольку в практике судов все же остается самым распространенным принцип частичного сложения наказаний, считаем необходимым остановиться на проблемах применения именно этого правила, поскольку при всей его востребованности все же остается ряд не выясненных вопросов по его применению.

В литературе высказывается мнение что кроме прочего существует правовая неопределенность относительно того, что происходит с той частью назначенного за отдельное преступление наказания, которая не вошла в окончательное наказание по совокупности преступлений.

Но на наш взгляд здесь никакой неопределенности нет, поскольку частичное сложение выступает в роли так сказать «поощрительной», «либеральной» меры и по своей правовой природе подразумевает, что, исходя из фактических обстоятельств дела, суд приходит к убеждению о необходимости сложения наказаний именно частично, а не полностью.

Таким образом, та часть наказания, которая не вошла в окончательное наказание, является как бы «снисхождением» государства в рамках его либеральной политики.

Кроме того, трудности в применении частичного сложения назначенных наказаний выражаются прежде всего в различном понимании термина «частичное сложение», в уголовном законе отсутствует правовое понятие частичного сложения назначенных наказаний, нет определенного законом порядка, алгоритма частичного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. Буквальное значение словосочетания «частичное сложение наказаний» прямо указывает на то, что при определении окончательного наказания по совокупности должны быть сложены определенные части наказаний, назначенных за каждое преступление, входящее в совокупность. Осужденному, потерпевшему и другим участникам процесса из провозглашенного судом приговора не всегда ясно, как и в каком размере при определении окончательного наказания по совокупности учтены наказания за отдельные преступления и учтены ли эти наказания вообще.

Однако данная норма закона остается не понятной и не прозрачной не только для простого обывателя, не наделенного специальными познаниями в области права. Сложности в применении данной нормы нередко возникают и у самого правоприменителя, а именно у суда.

Так, например, судья Притобольного районного суда Курганской области, рассмотрев уголовное дело по обвинению Н. в совершении трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначил за каждое преступление наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. При назначении окончательного наказания применил положения ч. 3 ст.

69 УК РФ, назначив по совокупности преступлений наказание в виде 4 лет лишения свободы. Однако судебная коллегия по уголовным делам Курганского областного суда пришла к выводу, что совокупное наказание, близкое по своему размеру к их полному сложению, является слишком суровым.

В связи с чем изменила приговор по основанию неправильного применения уголовного закона и смягчила наказание до 2 лет лишения свободы.

В данном случае реакция суда второй инстанции является справедливым ограничением судейского немотивированного усмотрения при назначении наказания по правилам ст. 69 УК РФ и вместе с тем сигналом для судов первой инстанции о необходимости отражения своей позиции не только на уровне убеждения и эмоций, но прежде всего исходя из личного правосознания.

Возникают сложности и при исполнении наказания в случае декриминализации отдельных преступлений или смягчения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. В этом случае сложно определить, на какой срок подлежит сокращению окончательное наказание, так как вошедшие в него части наказаний за отдельные преступления в приговоре не определены.

Мы полагаем, что для сокращения числа судейских ошибок, для того что бы судебные приговоры стали более понятны обществу необходим более унифицированный принцип частичного сложения наказаний путем выделения определенных пропорций и внесения соответствующих изменений в ст. 69 УК РФ о пропорциональном сложении наказаний, вошедших в совокупность.

А. С. Горелик справедливо указывал, что «необходимо соблюдать «золотую середину — устанавливать определенные рамки санкций и правила их применения, а в их пределах предоставлять возможность судам избирать конкретные варианты.

В принципе вопрос так и решен в действующем законодательстве, но его недостаток заключается в том, что в нем отсутствуют сколько-нибудь определенные критерии избрания наказаний в пределах санкции и соответствующие им законодательные рекомендации» [3, c. 34].

Понятие и содержание частичного сложения наказаний в научной литературе понимается по-разному.

По нашему мнению, частичным сложение наказаний будет и в том случае если к более строгому наказанию присоединяются полностью не все другие, а только некоторые из них. Например, при назначении за одно из преступлений вошедшего в совокупность дополнительного наказания, не включать его в окончательное совокупное наказание.

С формализацией в законе правил учета различных обстоятельств дела при назначении наказания связываются ожидания прозрачности процедуры назначения наказания и единообразия судебной практики, стремления к однотипному восприятию субъектов уголовной ответственности.

Четкие правила способны повысить качество судебной практики, сделать понятным выбор наказания, и в силу этого формировать доверие общества к судебным решениям и к суду в целом.

Кроме того, ясность процесса принятия судебного решения, доступность для осознания этапов оценки и учета судьей всех обстоятельств дела при назначении наказания дают основание рассматривать формализацию правил в качестве необходимого средства предупреждения судебных ошибок и противодействия судебному произволу.

А пока на помощь правоприменителю приходит такое правомочие суда как «судейское усмотрение», которое призвано обеспечить индивидуальный подход к каждому конкретному уголовному делу и вынесение приговора, исходя из конкретных фактических обстоятельств дела, личности подсудимого и других факторов.

Ибо судейское усмотрение — это не абсолютное безусловное мнение суда, а именно выбор, находящийся в рамках определенных границ. В подтверждение нашего мнения хочется привести слова профессора Е. В. Васьковского о том, что «процессуальные права суда являются вместе с тем и его обязанностями.

Суд не только вправе совершать известные действия при наличии указанных в законе условий, но и обязан к этому». Однако и оно должно быть ограничено четкими формально определенными границами.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. — № 25, ст. 2954 (в ред. Федерального закона от 29 июля 2018 г. № 229-ФЗ).

Источник: https://moluch.ru/archive/226/52877/

Назначение наказания по совокупности преступлений

Правильно ли суд назначил наказание путем частичного сложения?

Если лицо признано виновным в совершении двух или более преступле­ний, предусмотренных различными статьями или различными частями одной статьи Уголовного кодекса, ни за одно из которых оно не было осуждено суд, назначив основное, а.

в необходимых случаях и дополнительное наказа­ние отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности, путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний (часть первая статьи 58 УК).

Процесс назначения наказания по совокупности преступлений состоит из двух этапов: 1) назначение наказания отдельно за каждое из преступлений, входящих в совокупность и 2) определение окончательного наказания по со­вокупности этих преступлений.

Назначение наказания отдельно за каждое из преступлений, образую­щих совокупность, является важным требованием статьи 58 УК и отступле­ние от него недопустимо. Такой порядок назначения наказания дает возможность после осуждения применить к виновному амнистию или поми­лование по конкретному виду преступления.

В случае рассмотрения уголов­ного дела в кассационном или надзорном порядке имеется возможность при наличии к тому оснований смягчить наказание, назначенное за отдельное преступление, или вообще исключить его из приговора. Кроме того, с назна­чением наказания за отдельное преступление закон связывает ряд правовых последствий.

Например, установление наличия рецидива (статья 13 УК), на­значение вида колонии при лишении свободы (статья 48 УК) и т.п.

Назначение окончательного наказания по совокупности преступлений происходит на основе принципов поглощения менее строгого наказания бо­лее строгим или полного или частичного сложения назначенных за каждое преступление наказаний.

Суду дается право выбора принципов поглощения или сложения наказа­ния только в определенных частью второй статьи 58 УК случаях, то есть при назначении наказания за совершение преступлений только небольшой тяжес­ти. В остальных случаях (если в совокупность входят преступления не только небольшой тяжести, но и другой категории) суд обязан применять только прин­цип сложения наказаний.

Применяя принцип поглощения, суд принимает во внимание не санкции статей Особенной части УК, по которым квалифицированы деяния виновного, а конкретные наказания, назначенные в пределах этих санкций за каждое из совер­шенных преступлений. Причем менее строгое наказание поглощается более стро­гим. Так, если суд определил лицу по части второй статьи 221 УК два года лишения свободы, а по ч. 1 ст.

183 УК – 1 год лишения свободы, то более строгое наказа­ние – два года поглощает менее строгое – один год и по совокупности оконча­тельное наказание будет назначено в виде лишения свободы на срок два года. Такая же ситуация может возникнуть при назначении за преступления, входя­щие в совокупность различных наказаний.

Так, за первое преступление суд на­значил исправительные работы на срок один год с удержанием 20% заработка осужденного, а за второе преступление – три года лишения свободы. Применяя принцип поглощения, суд и в этом случае назначает виновному окончательное наказание в виде трех лет лишения свободы.

При сравнении в этом случае строгих наказаний суд руководствуется той последовательностью, в которой пере­числены виды наказания в статье 39 УК, то есть в системе наказаний.

Сложение наказаний, назначенных за отдельные преступления, может быть полным или частичным, но в любом случае, окончательное наказание при сложении должно быть более суровым, чем любое из назначенных за от­дельные преступления. При полном сложении окончательное наказание по совокупности равно сумме складываемых. При частичном сложении наказа­ний к более суровому наказанию присоединяется часть наказания, опреде­ленного за другое преступление.

Сложение наказаний ограничено определенными пределами (статья 58 УК). Если совокупность преступлений включает в себя только преступления не­большой тяжести, то окончательное наказание при сложении не может пре­вышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части об ответственности за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Если совокупность преступлений включает в себя преступление средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие преступления, то окончательное наказа­ние назначается путем применения только принципа сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не ограничивается рамками санкций применяемых уголовно-правовых норм, а может быть на­значено в пределах 20 лет.

Если совокупность преступлений включает хотя бы одно особо тяжкое преступление, предусматривающее наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, смертной казни либо пожизненного ли­шения свободы, то окончательное наказание назначается также путем приме­нения только принципа сложения наказаний.

В этом случае наказание в виде лишения свободы может быть назначено на срок до 25 лет.

Таким образом, возможность выбора судом принципов назначения на­казаний при совокупности преступлений, а также максимальный предел ли­шения свободы при применении принципа сложения наказаний регулируется законом (статья 58 УК) и зависит от того, к каким категориям относятся преступления, образующие совокупность, и имеются ли среди них преступ­ления, которые могут повлечь наказание в виде лишения свободы в преде­лах до 20 лет или пожизненное лишение свободы либо смертную казнь. Так, если суд назначил виновному по части первой статьи 288 УК наказание в виде ареста на срок шесть месяцев, а по части первой статьи 101 УК – лише­ние свободы на срок два года, то согласно принципу полного сложения он имеет право назначить окончательное наказание по совокупности – 2 года 6 месяцев лишения свободы. Если же суд назначил по части первой статьи 101 УК лишение свободы на срок 2 года 9 месяцев, то возможно лишь частич­ное сложение, а именно к 2 годам 9 месяцам лишения свободы суд может присоединить 3 месяца ареста из 6 месяцев, назначенных по статье 288 УК, и окончательно определить 3 года лишения свободы, то есть в пределах мак­симального срока, предусмотренного частью первой статьи 101 УК. Такой порядок окончательного наказания максимального размера наказания при сложении наказаний определен в связи с тем, что оба преступления, входя­щие в совокупность, относятся к категории небольшой тяжести.

Порядок сложения разнородных наказаний, который имел место в дан­ном примере, регулируется статьей 61 УК

Порядок окончательного назначения дополнительных наказаний по со­вокупности преступлений регулируется частью пятой статьи 58 УК, где сказа­но.

, что к основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений, могут быть присоединены дополнительные наказания, назначенные за преступ­ления, образующие совокупность.

Окончательное дополнительное наказание при сложении не может превышать максимального срока или размера, уста­новленного для данного вида наказания статьями 40,41, 50, 51 УК.

Правила, установленные статьей 58 УК, распространяются также на слу­чаи, когда после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуж­денный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу. В этом случае в окончательный срок наказания засчи­тывается наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

Данная норма касается случаев, когда преступления, составляющие со­вокупность, раскрываются в разное время, и осуждение виновного за эти от­дельные преступления производится не одним, а двумя или более приговорами, выносимыми в разное время. Например, лицо совершило два преступления -хулиганство и кражу.

Допустим, к моменту его осуждения за хулиганство кра­жа оставалась нераскрытой. После вынесения приговора за хулиганство оно привлекается к ответственности и через шесть месяцев осуждается за кражу. Данная ситуация охватывается понятием совокупности преступлений, так как лицо совершило два преступления, которые совершены до осуждения, хотя бы одного из них.

Поэтому к таким случаям применяются правила назначения наказания, установленные статьей 58 УК.

Назначение наказания по совокупности преступлений в случаях, ука­занных в части шестой статьи 58 УК, проходит следующие три этапа: 1) суд назначает наказание по новому приговору, то “есть за преступление, раскры­тое последним; 2) с учетом ранее состоявшегося приговора суд назначает окон­чательное наказание либо путем поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем полного или частичного сложения наказаний, назначен­ных в обоих приговорах; 3) производится зачет срока наказания, фактически отбытого по первому приговору, по правилам статьи 62 УК. Зачет срока на­казания означает, “Что если, например, лицо ко времени вынесения приговора отбыло шесть месяцев лишения свободы, а суд окончательно назначил ему по 'второму приговору 3 года лишения свободы, то к моменту вынесения второ­го приговора по совокупности преступлений ему придется еще отбывать 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Источник: https://ibrain.kz/ugolovnoe-pravo/naznachenie-nakazaniya-po-sovokupnosti-prestupleniy

Вопрос права
Добавить комментарий