Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?

«Кажется, ей кто-то манипулирует»: челябинский омбудсмен рассказал RT, почему забрал детей у своей экс-супруги

Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?

Челябинский омбудсмен Антон Шарпилов рассказал RT, как судится со своей бывшей супругой Марией из-за малолетних детей. Женщина обвиняет его в том, что он обманом убедил суд передать ему сына и дочь, ограничив её право видеться с детьми. Мужчина же утверждает, что был вынужден забрать детей после того, как они перестали жить вместе с Марией.

По его словам, она кормила малышей белковыми коктейлями, надолго уезжала в командировки и могла по несколько месяцев не общаться с детьми. Причём такое положение дел вполне устраивало женщину — претензии к судебным решениям начались после того, как Шарпилова назначили региональным омбудсменом. Мужчина не исключает, что Марией могут манипулировать.

23 января 2020 года Челябинский областной суд рассмотрел апелляцию, поданную экс-супругой регионального омбудсмена Антона Шарпилова Марией. Женщина просила вернуть ей четырёхлетнего сына Ермолая и двухлетнюю дочь Пелагею, которые по решению районного суда проживают с отцом.

Женщина ранее рассказала RT, что на время командировки в Крым она оставила детей с бывшим мужем, а он обманом убедил суд насовсем отдать ему сына и дочь. При этом Мария заявила, что Шарпилов не даёт ей видеться с детьми, а о судебном процессе её не известили.

14 января прошло первое заседание по апелляционной жалобе, на котором стороны представили дополнительные доказательства. А 23 января суд постановил, что дети по-прежнему будут проживать с отцом, но увеличил количество их встреч с матерью.

В беседе с RT Антон Шарпилов пояснил свою позицию.

«Кормила детей белковыми коктейлями»

Как рассказал омбудсмен, с Марией они перестали жить вместе ещё в феврале 2019 года. Дети жили неделю у отца, неделю у матери. По словам Антона, ему уже тогда не нравились жилищные условия дома у супруги.

«Когда я приезжал, в квартире было грязно, не было приготовленной еды, а в холодильнике пусто. На столе я не раз замечал бутылки из-под белковых коктейлей «Гербалайф». Дети объясняли, что мама их кормит именно этим. Такое питание не предназначено для малышей. Меня подобное отношение к сыну и дочке не устраивало», — отмечает Шарпилов.

В мае 2019 года Мария подала на развод. Антон, в свою очередь, написал заявление в опеку с просьбой проверить условия проживания у супруги, после чего направил иск в суд об определении места проживания детей и порядке общения. Через месяц, в июне, Шарпиловы развелись.

Как рассказывала RT сама Мария, почти сразу после развода ей надо было ехать в длительную командировку в Крым. С собой она собиралась взять и детей. Однако муж убедил её оставить сына и дочку с ним. Эту же версию подтверждает и Шарпилов.

«Бывшая супруга хотела забрать детей с собой. Я этого не хотел, потому что не знал, где и в каких условиях она там будет жить. Предложил, чтобы дети пожили со мной. Она согласилась.

Об иске об определении места проживания детей она знала — перед отъездом подписала в судебной книге документы, что о заседании извещена должным образом и против проживания детей со мной не возражает. (Документы есть в распоряжении RT.

) Даже услугу смс-информирования себе подключила. В конце июня она уехала», — рассказал Шарпилов.

Суд

3 июля 2019 года состоялось первое заседание. Но оба бывших супруга на нём не присутствовали. Мария находилась в Крыму. Антон накануне попал в ДТП и был в больнице.

Суд перенёс рассмотрение вопроса на 6 августа.

На второе заседание Шарпилова снова не явилась и направила в суд письмо о том, что находится в командировке, против иска не возражает и согласна, чтобы дети проживали с отцом (есть в распоряжении RT).

Согласно материалам суда, на заседании сотрудники опеки представили акт осмотра жилья Марии и заявили, что женщина согласилась на проживание детей с бывшим супругом. Суд постановил, что дети будут жить с Шарпиловым, а с матерью видеться каждое второе воскресенье месяца и в праздники, пока она не проживает на территории региона. В сентябре решение вступило в силу.

«Всё это время с момента отъезда Мария не звонила, не присылала смс, чтобы узнать, как дела у детей. Лишь 10 октября, накануне дня рождения дочери, позвонила и спросила, может ли она прислать детям подарки.

Я не был против и сказал, чтобы она не просто отправила их, но и приехала сама: дети не видели её уже больше трёх месяцев, —  рассказывает Шарпилов. — 14 октября дочери исполнилось два года. Она не приехала, позвонила только в девятом часу вечера.

При этом я наблюдал в соцсетях, как она путешествовала и устраивала свою личную жизнь. Сейчас она всё удалила, но скрины у меня остались. На какие деньги всё это было — до сих пор неизвестно».

Согласно скриншотам, которые Шарпилов предоставил RT, во время своей командировки Мария была в разных городах Крыма, в Турции, в Кемерове и в Москве.

В ноябре стало публично известно, что кандидатуру Антона согласовали на должность регионального омбудсмена. По словам мужчины, именно тогда его экс-супруга вдруг решила обжаловать постановление суда.

Поскольку сроки обжалования уже прошли, Шарпилова подала иск о восстановлении сроков апелляции.

«На заседание Мария вновь не явилась. Суд, несмотря на её подписи о согласии на иск и о достаточном информировании, всё же восстановил сроки обжалования. В апелляции бывшая супруга написала, что недовольна лишь порядком общения, а не тем, что дети живут со мной», —  рассказал Антон.

https://www.youtube.com/watch?v=ZjCmYZ6uC5s

Первое заседание было назначено на 14 января 2020 года.

По словам Шарпилова, именно тогда его бывшая супруга начала на все встречи с детьми приводить журналистов, а также направлять их в детский сад во время сон-часа и мешать работе в школе его нынешней жене.

Кроме того, Мария переписала свою жалобу, требуя не только увеличить количество встреч с детьми, но и определить их место жительства с матерью.

«Мне кажется, что моей бывшей супругой кто-то манипулирует, потому что до того, как меня назначили на должность омбудсмена, она была со всем согласна.

Да и такого поведения за все годы знакомства и совместной жизни не было, — говорит Шарпилов. — Всё это время в суды я не предоставлял все скрины, фотографии и переписки.

Суд принимал решение на основе моих показаний и согласия с иском бывшей жены. Но 14 января я предоставил всё, что у меня было».

Чтобы исследовать все доказательства, суд отложил принятие решения на 23 января, где постановил, что дети останутся с отцом, а количество встреч матери с сыном и дочерью будет увеличено, так как теперь она вернулась и проживает в регионе.

«Всё это время, что Мария отсутствовала, дети не спрашивали, где мама. У неё и раньше случались отъезды, с тех пор как в 2018 году она пошла на курсы личностного роста. Я не был против, а зря. Об этом сейчас жалею.

К примеру, в январе 2019 года я один водил детей на ёлки, в то время как Мария была в командировке в Москве и выкладывала фотографии с катка, —  рассказывает Антон. — При этом я никогда не говорил детям, что мама плохая или что бросила их.

Так что даже спустя полгода её отсутствия, когда она приехала, не было отторжения. Они сказали: «Привет, мам» — и пошли на площадку гулять».

В свою очередь, Мария в беседе с RT заявила, что намерена обжаловать решение суда.

«Фактически воспитанием детей занимается не Антон, а его любовница. Так почему же дети должны находиться с незнакомым человеком, когда у них есть мать? — недоумевает Мария. — Но я думаю, что это не конец. Я знаю, что Антон консультировался с юристом и намерен лишить меня родительских прав».

Ранее RT рассказывал, что Мария и Антон познакомились семь лет назад, когда оба учились в университете на втором и пятом курсе соответственно. Через два года после знакомства сыграли свадьбу. У супругов родились сын Ермолай и дочь Пелагея, сейчас им четыре и два года.

В январе 2019 года Мария, по её словам, узнала, что у мужа есть любовница. После развода Мария должна была уехать в командировку и взять с собой детей. Антон предложил бывшей жене поехать в командировку одной, а дети пока пожили бы у него.

По словам Марии, пока она была в Крыму, её экс-супруг подал иск об определении места жительства детей. Антон объяснил бывшей жене, что ему эта бумага якобы нужна, чтобы спокойно водить их в детский сад и медучреждения.

По словам Марии, когда она вернулась из Крыма, муж не позволял ей видеться с детьми. Тогда Шарпилова подала иск в Челябинский областной суд.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/712438-sud-chelyabinsk-ombudsmen-deti

Родителей девочки, которая 5 лет прожила в больнице, объявили в розыск

Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?

28 января в Пресненском суде Москвы состоялось первое заседание судебного процесса, решающего судьбу маленькой девочки С., которая всю свою жизнь, а ей скоро 6, провела в частной клинике «Мать и дитя». Родители наняли аж троих адвокатов.

Тут же в процессе соцработники из трех отделений органов опеки и попечительства – Юго-Западного (где клиника), Северного (где фактически живет семья) и ЦАО (где прописаны родители). Все ходатайствуют, приводят доводы, возражают.

Но самое главное – ребенок, 5-летняя девочка, так и сидит запертой в четырех стенах больничной палаты. Да, она все еще в больнице, несмотря ни на что.

Это очень странная и страшная история длится вот уже скоро 6 лет. Первые годы она была приватной и касалась клиники и родителей ребенка – Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина. Это родные мама и папа девочки Саши (имя изменено – ред.), которые сразу после рождения привезли дочь обратно в больницу и оставили под присмотром няни и врачей.

Такое положение ребенка обходилось им больше чем в 1 000 000 в месяц. Счета клиники и зарплату нянь Юрий и Татьяна оплачивали регулярно. А вот навещали дочь – нет. Собирались ли они вообще ее забирать – не понятно. Но, как теперь утверждают, заботились. Клинику тоже как бы все устраивало.

Или не устраивало, но по каким-то причинам руководство «Мать и дитя» в органы опеки не обращалось. Год назад о Саше узнали волонтеры, сообщили во все компетентные инстанции. Началось более масштабное разбирательство того, что же делать с ребенком. Комиссии, совещания, консилиумы.

Все пришли к выводу – ребенок не нуждается в круглосуточном наблюдении врачей. Состоялся даже процесс в Гагаринском суде, где клиника выступала истцом и требовала Зинкина и Максимову забрать ребенка. И суд, что удивительно, обязал их забрать дочь. Общественность впервые вообще увидела подобное решение.

Но, похоже, и его никто его исполнять не собирается. Не помогают даже приставы, которые каким-то образом призваны заставить маму и папу заботиться о дочери.

Родители просили отвод судьи

Парадокс, но всемогущие во многих случаях органы опеки, которые ногой открывают двери, если надо, и изымают детей из семей без суда и следствия (сколько раз мы писали о подобных историях) в этот раз вот уже год ничего не предпринимают.

Зато на заседание суде представителей этого ведомства было аж шестеро. С папками документов и напором они теснили журналистов из крошечного зала суда.

– Если вы не знаете кто мы, то что вообще тут делаете, – ответила одна такая мне на банальный вопрос «из какого вы отделения».

Представители СМИ явно раздражали сторону истцов. Настолько, что ими было даже подано ходатайство о закрытии процесса от посторонних, то есть от многочисленных журналистов.

Но, неожиданно, сторона родителей резко на это возразила.

– Уже никаких тайн в этой истории нет, – заявила адвокат Зинкина Нина Савинных. – А присутствие на заседаниях СМИ может оказать помощь и содействие в объективном рассмотрении процесса. Так что отец девочки Юрий Зинкин не против открытости процесса, – передала слова родителя адвокатесса.

– Мать тоже не возражает, – вторили адвокаты Максимовой.

Зато, как выяснилось, родители – оба – категорически не доверяют суду. Просили отвод судьи, руководствуясь Европейской конвенцией. И вообще требовали перевода дела в другой район.

– Мы считаем, что судья не беспристрастен. Во-первых, принял к рассмотрению иск, который ничем не обоснован, – утверждали адвокаты. – Фигурируют диагнозы и акты осмотра жилищных условий девочки, но никаких явных доказательств неисполнения прав моим подзащитным нет. Кроме того, подсудность не относится к Пресненскому суду. Просим передать дело в Савеловский. Требуем отвода судьи Картавиной.

Но получили отказ. Тогда выкатили новое ходатайство – адвокат Максимовой Ольга Лукманова заявила, что вообще-то мать желает лично присутствовать на заседаниях. Но не может – болеет.

Адвокат мамы сказала, что Максимова в больнице. Но в выписном эпикризе указано, что «24 января проведен курс терапии. Выписана из стационара в удовлетворительном состоянии».

– Вот справка, – протянула документ судье Лукманова. – Болеть она будет еще как минимум три недели.

Одним словом, никуда не торопятся Зинкин и Максимова. И, похоже, болеть в их семье обычное состояние. Они 6 лет лечат Сашу от несуществующих, как установил консилиум врачей, болезней. И лечат троих своих старших детей.

– Акт осмотра жилищных условий семьи мы сдаем пустой, – сообщила суду представитель органов опеки Юго-Западного округа. – Максимова пускать в квартиру отказалась, по причине болезни ребенка.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

“За родителями гоняются по всей Москве”

Пока идет процесс по лишению Зинкина и Максимовой родительских прав в Пресненском суде, приставы пытаются исполнить решение Гагаринского суда и заставить их забрать дочь из больницы.

– Ни по одному адресу, указанному в материалах суда, родители не найдены. Сами они по вызовам тоже не являются, – заявила представитель клиники «Мать и дитя». – Вот документы от приставов. За ними гоняются по всей Москве. Адвокат мамы сказала, что Максимова в больнице.

Но в выписном экспертизе указано, что «24 января проведен курс терапии. Выписана из стационара в удовлетворительном состоянии». Нам не понятно, почему решение суда ими не исполняется до сих пор. Она и сюда не явится скорее всего.

На лицо злоупотребление Максимовой своим правом.

Эти заявления были сделаны в ходе судебного заседания о лишении родителей Саши родительских прав. На них адвокат Ольга Лукманова тут же достала еще три справки от врача.

– Моя подзащитная лечится, вот заключение лечащего врача-онколога.

А адвокат Зинкина уличила в злоупотреблении правом приставов.

– Судебные приставы Первомайского района вообще не имеют права этим делом заниматься. Это не их подсудность.

По мнению адвокатов, именно страшная болезнь мешает матери забрать 5-летнюю Сашу из больницы.

Адвокаты Максимовой настаивали на переносе заседания. Мама хочет участвовать в процессе. Но пока не может, уверяли они.

– При всем уважении к состоянию здоровья мамы, в Черемушкинском суде по тем же причинам два месяца откладывали заседания, – возразила начальник юридического управления перинатального медцентра Екатерина Ларина. – И в итоге она так ни разу и не явилась.

Судья дал маме последний шанс и отложил заседание на 5-е февраля.

Защитники Максимовой до последнего пытались выиграть хотя бы несколько дней:

– Она не может, 6 февраля будет обследование. И 7-го тоже. Давайте назначим до свидания на 11-е и 13 февраля, – говорили адвокаты.

Но судья оставила все в силе.

– Непонятно, реагируют родители на вызовы или нет? – объяснила судья. – У нас пока нет с ними никакой связи. И нет документов, подтверждающих медицинские причины отсутствия в указанную дату. Заседание окончено.

На сегодня судебный процесс закончился ничем, решение не принято. Девочка Саша опять ляжет спать в казенную, больничную кровать.

Родителей, державших ребенка 5 лет в больнице, объявили в розыск.Судебные приставы объявили в розыск родителей, которые 5 лет держали свою дочь в перинатальном медицинском центре “Мать и дитя”

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Стало известно, сколько раз отец и мать, державшие дочь 5 лет в больнице, навещали ее

Ни на новый год, ни в последнее время, мама и папа не навещали дочку в “золотой клетке” (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Родители-миллионеры здоровой девочки, живущей 5 лет в больнице, уже приготовили ей место на кладбище

«Комсомолка» попыталась выяснить, какие силы стоят за историей маленькой Саши, ставшей узницей больничной палаты в элитной клинике (подробности)

В распоряжении «КП» оказались фото девочки, которую родные 5 лет не забирают из больницы

Тем временем стало известно, что врачи диагностировали у матери ребенка рак кожи (подробности)

Источник: https://www.kp.kz/daily/27084/4155986/

Лишить родительских прав после митинга – разве так можно? Отвечают юристы

Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?
Image caption Дмитрий Проказов и его жена Ольга с сыном у Следственного комитета России

Прокуратура требует лишить родительских прав участников митинга в Москве, которые в ходе акции на некоторое время передали своего годовалого ребенка в руки другого человека. Пара утверждает, что они гуляли с родственником и попросили его подержать сына. Что говорят об этой ситуации юристы?

Во вторник утром стало известно, что московская прокуратура обратилась в суд, чтобы лишить родительских прав Дмитрия и Ольгу Проказовых, участвовавших в оппозиционном митинге 27 июля вместе со своим годовалым ребенком. Перовский суд накануне зарегистрировал иск.

По мнению прокуратуры, “эксплуатируя ребенка, они злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына”. Следственный комитет России (СКР) возбудил уголовное дело по статьям 125 УК РФ(оставление в опасности) и 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Дело возбуждено по факту распространенного видеоролика, родители были допрошены в качестве свидетелей, уточнил адвокат Максим Пашков. Сами Проказовы накануне заявили журналистам, что ролик смонтирован и что они доверили ребенка не чужому человеку, как считают в прокуратуре, а родственнику – двоюродному брату Проказовой.

Человек, которому родители передали ребенка, был волонтером в штабе незарегистрированного кандидата в депутаты Мосгордумы Любови Соболь. Это Сергей Фомин, ему заочно предъявлены обвинения по делу “о массовых беспорядках”, он объявлен в розыск.

Что говорят юристы?

Адвокат Мари Давтян считает, что действия прокуратуры и Следственного комитета направлены на запугивание людей, которые участвуют в протестных акциях.

“Мой опыт говорит, что крайне сложно лишить родительских прав родителей – даже если они применяют физическое насилие к детям”, – сказала она Би-би-си.

“Здесь же никакого вреда ребенку причинено не было – ни физического, ни психологического. Это выглядит как совершенно необоснованное требование, направленное не на истинную защиту интересов и прав ребенка, который, как я понимаю, в семье проживает спокойно, и его права там не нарушаются”, – пояснила Давтян.

Для лишения родительских прав, согласно Семейному кодексу, есть шесть возможных оснований:

  • Уклонение от выполнения родительских обязанностей
  • Отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома или иного аналогичного учреждения
  • Злоупотребление своими родительскими правами (создание условий, затрудняющих или делающих невозможным полноценное развитие ребенка, получение ребенком образования; приучение его к употреблению алкогольных напитков, наркотиков; использование ребенка при совершении преступления)
  • Жестокое обращение с детьми
  • Хронический алкоголизм или наркомания родителя
  • Совершение умышленного преступления против жизни или здоровья ребенка либо против жизни и здоровья супруга

Против лишения пары родительских прав высказывались глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович.

Адвокат Антон Жаров также не видит оснований для иска о лишении родительских прав.

“Натянуто на полном пределе, полный бред со всех сторон. Оставление в опасности – помните, недавно была история, когда мать привязала ребенка в лесу и ушла? Вот типичный вариант оставления в опасности”, – сказал он.

“Или когда годовалого ребенка не кормите неделю, запираете в квартире и уходите на гулянки – вот это оставление в опасности. А когда вы дали подержать ребенка на десять минут родственнику, в чем проблема вообще? И даже если не родственнику. Мы нянь и двоюродных бабушек теперь всех уберем? Пусть ребенка держат только родители за руку?” – сказал Би-би-си Жаров.

Media playback is unsupported on your device

Интервью с парой, которую хотят лишить родительских прав из-за митинга

Адвокат считает политически мотивированным интерес правоохранительных органов к семье Проказовых.

“Я могу быть каким угодно оппозиционером, и ты можешь быть каким угодно оппозиционером, вопрос: как это связано с моим родительством? Даже при советской власти, если не брать 1937 год, с детьми идеологических противников ничего не делали”, – говорит адвокат.

“Лишение родительских прав – это самая крайняя мера ответственности родителей в соответствии с семейным законодательством. Невозможно лишать родительских прав просто потому, что кому-то этого захотелось”, – согласна с коллегой адвокат Давтян.

Основанием для лишения родительских прав может быть приговор за терроризм или экстремизм, сказал “Ведомостям” правозащитник Александр Верховский из центра “Сова”, назвав эту норму “спорной”. Это несомненное запугивание, поддержал он точку зрения Давтян.

В 2011 году отобрать ребенка власти грозились у лидера движения в защиту Химкинского леса Евгении Чириковой. Но тогда они действовали через органы опеки, а не прокуратуры. Чирикова с 2015 года живет в Эстонии.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-49268905

Низкая квалификация сотрудников опеки превращает их работу в профанацию

Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?

История о том, как мужчина оставил в аэропорту Шереметьево двух своих сыновей, вновь инициировала споры о качестве работы органов опеки и попечительства в России. Кто-то спешит объявить об их бездеятельности, кто-то, напротив, говорит о чрезмерной строгости. Эксперты помогли NEWS.

ru разобраться, как сегодня действуют соцслужбы, призванные оберегать детей, и всегда ли у людей, попавших в сложную жизненную ситуацию, есть возможность к ним обратиться. Экстремальную точку зрения высказала Элина Жгутова, член комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты РФ.

Она считает, что довольно часто деятельность органов опеки «выглядит как современная форма фашизма» и виной тому несовершенство законодательства.

Напомним, 26 января 41-летний житель Хабаровского края Виктор Гаврилов, прилетевший в Москву, оставил двоих сыновей 2011 и 2014 года рождения в аэропорту Шереметьево. При братьях обнаружили записку, в которой отец написал, что ему нечем кормить детей, и попросил отправить их в приют.

Мужчина воспитывал сыновей в одиночестве — мать мальчиков Ольга Пушкарёва не жила с ними с 2018 года. О неблагополучной ситуации знали местные органы опеки: отец, работая вахтовым способом, не раз оставлял им малышей ещё тогда, когда семья была полной. Он считал, что сыновей нельзя доверить их маме.

В действительности в 2017 году на мать Владика и Вани был составлен административный протокол: женщина оставила их дома одних, они опрокинули на себя чайник с кипятком и получили ожоги. Тогда ей было вынесено предупреждение. Помимо этого, известно, что женщина уходила от мужа дважды — в 2017-м и 2019 годах.

Сейчас мать мальчиков замужем за другим человеком, живёт в Комсомольске-на-Амуре и находится на седьмом месяце беременности.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Органы опеки и попечительства изначально созданы для того, чтобы помогать, в первую очередь, детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Обычно они реагируют, если к ним поступает обращение — от самих родителей, от учителей, от воспитателей, от соседей, от врачей, полицейских и так далее. К деятельности такого рода соцслужб много вопросов.

В основном, к неопределённости критериев, которыми должны руководствоваться работники данной социальной службы, принимая решение об изъятии ребёнка из семьи. Элина Жгутова видит корень зла в отсутствии качественных кадров.

К органам опеки всегда очень много претензий. В большинстве своём там работают люди, абсолютно необученные по специальности. Они, как правило, прошли какие-то западные курсы и семинары, где пытаются насаждать западную идеологию. Порой они бессердечны и ведут себя, как фашисты.

Отбирают кричащего ребёнка у любящей матери, потому что не соблюдены необходимые, с их точки зрения, параметры жилья: нет нужного метража или отдельной комнаты для ребёнка. Некий «набор успешного человека не соблюден». Разве это можно назвать «плохой работой органов опеки»? Нет.

Это современная форма фашизма.

В ситуации с Владиком и Ваней, брошенными в Шереметьево, проблема решается на самом высоком уровне — детьми занимается уполномоченный по правам ребёнка Анна Кузнецова. Вполне вероятно, что будет сделано всё возможное, чтобы дети остались с одним из родителей.

Однако обычно в России работникам органов опеки и попечительства проще изъять ребёнка из семьи, нежели добиваться того, чтобы ситуация наладилась. На самом же деле изъятие несовершеннолетних — крайняя мера, и прибегать к ней можно только в том случае, если речь идёт о реальной угрозе жизни и здоровью.

При наличии у ребёнка одежды, еды и при условии, что родители на момент визита представителей соцслужб находятся в адекватном состоянии, забрать его невозможно. Так же как и ограничивать родителей в их правах.

Анна КузнецоваСергей Булкин/NEWS.ru

На практике часто представители органов опеки проявляют излишнее рвение. Причина этого — несовершенство законодательства, считает Жгутова.

С её точки зрения, над соцработниками постоянно «висит домоклов меч в виде 293 статьи (халатность. — NEWS.ru)». А вот ответственности за избыточные действия в сфере ювенальной юстиции фактически нет — ст.

286 УК РФ о превышении служебных полномочий в отношении органов опеки и попечительства не работает.

Писатель Александр Гезалов подтверждает: работники органов опеки опасаются наказания за халатность, хотя максимум из того, что может произойти, — это штраф в 500 рублей.

Как правило, штраф за халатность накладывается на руководителя органа опеки. В соцслужбе после наказания стараются ужесточить отношение к семье, из-за которой наказание было произведено. Получается новый виток противостояния.

С точки зрения Александра Гезалова, в России вообще нет культуры обращения в социальные службы со стороны граждан.

Сами соцслужбы слабо представлены на рынке, а люди не знают, какую помощь им могут оказать те или иные органы.

Мешает и режим ожидания, в котором находятся социальные службы: если им заявили — они помогают; не заявили — не помогают. И третье — «неверная обстановка» вокруг органов опеки.

Создана тревожная атмосфера вокруг помощи, которую могут оказать социальные службы. Люди сначала не знают, куда им обратиться, а потом они начинают бояться последствий такого обращения.

Им проще решить вопрос каким-то кардинальным образом: то ли бросить в аэропорту, то ли подкинуть системе.

Все решения отчаявшийся родитель принимает самостоятельно, без участия социальных служб, — говорит Гезалов.

В такой ситуации нельзя решить вопрос только увеличением числа работников — в этом эксперты единодушны.

Не все проблемы семьи видны невооружённым глазом. Мы не можем, к сожалению, выявить 100% неблагополучия, даже если прошерстим всю страну. Даже тотальные профилактические рейсы в масштабах государства не помогут. Нам надо полностью менять концепцию органов опеки и попечительства, — убеждена Жгутова.

Адвокат Мария Ярмуш, часто принимающая участие в процессах по опеке над детьми, считает, что у родителей всегда есть возможность в случае сложной ситуации обратиться в социальные службы. Тогда до момента улучшения ситуации детей могут разместить в реабилитационных центрах.

Однако, не отрицает Ярмуш, были случаи, когда общественные центры потом выставляли родителям «огромные денежные счета за то, что ребёнок провёл там какое-то время». С них взыскивались средства, потраченные на содержание детей в государственных учреждениях.

Но эти отложенные во времени материальные траты, по мнению эксперта, ничто по сравнению с психологическими травмами брошенных детей. Адвокат очень жёстко оценила действия отца мальчиков, оставленных в Шереметьево.

Отец мог обратиться в органы опеки в Москве, обратиться к уполномоченному по правам ребёнка. Он мог задействовать соцсети, в конце концов. Одно дело отдать детей временно в соццентр, а другое дело — просто оставить в аэропорту. Они никогда это не забудут. Он сделал их невротиками.

Отец этих мальчиков или умственно отсталый, который не может оценить последствия своих действий, либо он очень безнравственен и полностью лишён ответственности. Аэропорт — небезопасное место, поступок отца можно квалифицировать как жестокое обращение с детьми.

Его надо судить и лишать родительских прав.

Сценариев дальнейшего развития событий для этого конкретного случая и других, подобных ему, не очень много.

Если один из родителей бросил детей, то органы опеки просто обязаны найти второго родителя и предложить ему взять этих несовершеннолетних.

Если он откажется, то органы опеки подадут иск о лишении обоих родителей родительских прав и об устройстве детей в приёмную семью или в детский дом.

Сергей Савостьянов/ТАСС

Говоря о ситуации с мальчиками, брошенными в аэропорту, адвокат отмечает неадекватное поведение обоих родителей.

Очевидно, что в семье были непрочные семейные связи. Женщина уходит из семьи, оставив двух детей, — это достаточно асоциальный шаг. Здесь надо разбираться. Возможно, отец сделал невозможным проживание жены на одной с ними территории — такое бывает очень часто.

Отцы могут жаловаться даже в органы опеки на мать для того, чтобы оставить себе детей и иметь возможность манипулировать бывшей женой. Но для меня как для практикующего адвоката уход женщины из семьи в таких обстоятельствах — не совсем нормально.

Обычно они борются за детей, подают в суд, — рассказала Ярмуш.

С другой стороны, адвокат уверена: раз органы опеки готовы передать детей матери, — значит, она не была лишена родительских прав и в этой ситуации является законным представителем мальчиков. Следовательно, социальные службы в этот раз приняли верное решение.

Элина Жгутова уверена: основная причина неблагополучия части семей с детьми состоит не в деятельности органов опеки, а в отсутствии культуры и наличии иных социальных проблем в обществе. Например, отсутствие эффективных мер борьбы с алкоголизмом и наркоманией. Также существенно помогли бы исправить ситуацию своевременные выявление и профилактика психиатрических заболеваний.

Неблагополучие напрямую связано с отсутствием культуры. Я не вижу серьёзных мер со стороны государства, которые бы были направлены на повышение культуры. Традиционный семейный устав нарушен, отсюда такое количество проблем с малолетними детьми в неблагополучных семьях, — резюмировала Жгутова.

Но и самим соцслужбам не помешает смена формата общения. В пример нашим соцработникам Александр Гезалов ставит их коллег из Финляндии, где основная задача социальных служб — благожелательное отношение к клиенту.

Источник: https://news.ru/society/eksperty-obsudili-effektivnost-raboty-organov-opeki-i-popechitelstva/

Разъясняем законодательство

Можно ли лишить родительских прав гражданина Японии?

Вопрос: В каких случаях родители  могут быть лишены родительских прав?

Отвечает прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе  Стародубцева Т.А.: В соответствии  со ст.69 Семейного кодекса РФ лишение родительских прав родителей (одного из них) допускается в следующих случаях:

– уклонения от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

– отказа без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения  социальной защиты населения или из аналогичных организаций;

– злоупотребления своими родительскими правами;

– жестокого обращения с детьми, в том числе осуществления физического, психического насилия над ними, покушения на их половую неприкосновенность;

– заболевания хроническим алкоголизмом или наркоманией;

– совершения умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Этот перечень является исчерпывающим.

Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности.

В  исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Лишение родительских прав возможно только в случае виновного поведения родителей и  при доказанности одного из оснований, указанных в ст.69 СК РФ,  и в  интересах детей.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Разновидностью уклонения от выполнения родительских обязанностей является злостное уклонение от уплаты алиментов. При этом необязательно, чтобы этот факт был подтвержден приговором суда.

Достаточно убедиться в постоянном стремлении уклониться от уплаты алиментов, материальной поддержки своих детей.

Но если родитель по объективным причинам платить алименты не может, нет оснований по этому признаку лишать его родительских прав.

Особо опасно злоупотребление родительскими правами,  под которыми следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей. Например, создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п.

Жестокое  обращение родителей с детьми может проявляться в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей).

Физическое насилие может проявляться в побоях, причинении физических страданий любым способом. Психическое насилие выражается в угрозах, внушении чувства страха, подавлении всякой воли ребенка и т.п. Особую опасность представляет покушение  на его половую неприкосновенность.

Если жестоко относятся к детям не сами родители, а члены их  семьи, чему мать и отец ребенка не противодействуют, то ограничение их родительских прав также возможно.

Хронический алкоголизм  или наркомания относятся  к числу тяжелых заболеваний, сопряженных с полным поражением волевой сферы человека. Эти заболевания сами по себе представляют особую опасность для ребенка.

В семье родителей – хронических алкоголиков либо наркоманов, дети чаще всего голодают, не имеют самого необходимого, за ними нет надлежащего присмотра, они невольно впитывают в себя нездоровую семейную атмосферу, от  чего гибнут нравственно и физически.

Наличие заболевания хронического алкоголизма или наркомании должно подтверждаться  медицинским заключением. Предположения о наличии такого заболевания  не могут являться основанием для лишения родителей.

Лишение родительских прав родителей (одного из них) за совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга возможно только по вступившему приговору суда. Родители (один из них), совершившие умышленное преступление против жизни и здоровья ребенка, не могут быть обладателями родительских прав и обязанностей, защищать права своих детей, представлять их интересы.

Вред ребенку могут причинить не только преступные действия, непосредственно направленные против его жизни и здоровья. Он может пострадать и в случаях, когда объектом преступления становятся жизнь и здоровье супруга, т.

е. другого родителя ребенка.  Для лишения родительских прав по этому основанию не обязательно, чтобы  преступление совершалось на глазах ребенка. Но и здесь необходимо наличие приговора в отношении виновного родителя.

Круг лиц, по заявлениям которых судами рассматриваются дела о лишении родительских прав, определен  в п. 1 ст. 70  СК РФ.

К ним относятся: один из родителей, независимо от того, проживает ли он вместе с ребенком; лица, заменяющие родителей – усыновители, опекуны, попечители, приемные родители, прокурор, орган или учреждение, на которого возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей.

Иск о лишении родительских прав предъявляется по месту жительства ответчика, а если оно неизвестно, то по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту жительства.

Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего  ребенка (п.2 ст.71 СК РФ).  В соответствии с  п. 3 ст.70 СК РФ при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав.

Источник: http://prockurskobl.ru/legislation/79.html

Вопрос права
Добавить комментарий